Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Культура Вавилона (6)

Месопотамия

Ритуальное сражение царя с "драконом" происходило во дворце-храме, который имел вид ступенчатой пирамиды. Глубоко внутри пирамиды имелась гробница, где ежегодно погребался труп сражённого "дракона". На самой же вершине зиккурата имелось огромное красиво убранное ложе, на которое, после победы над "драконом", возлегал бог Мардук в земной ипостаси царя-победителя; никому там не позволялось проводить ночь, кроме одной-единственной "посвящённой" девушки, которая не должна была иметь половых сношений ни с одним смертным. Считалось, что бог постоянно пребывет в Небесном ("верхнем") Храме, но раз в году "спускается" в подготовленный для него земной ("нижний") храм, воплощаясь здесь в теле царя. Геродот пишет, что, по свидетельству халдеев, сам бог "нисходил" в это святилище и почивал на ложе, так же как и в египетских Фивах, по свидетельству египтян, ибо и там оставлась на ночь девственница в святилище Аммона-Ра. Свидетельство Геродота о деве, ожидающей бога на башне, подтверждается изображениями на вавилонских печатях - цилиндрах: ступенчатая башня, на вершине её - брачное ложе, на нём восседает бог; старица, поклоняясь, приводит к нему юную Деву, и бог подайт ей цветок, белую лилию: "Радуйся, Благодатная!"

"Невестами Божьими" назывались девы-затворницы, жившие в особых кельях блих вавилонских храмов и посвящённые богине Милитте (аккад. Иштар, шумер. Инанна). По мнению Д. Мережковского, этих храмовых служительниц Милитты выбирали из числа красивейших и знатнейших девушек страны. Одну из них жрецы в торжественном шествии возводили на семиярусную башню - зиккурат но наружной лестнице. На деве было семь драгоценных убранств, и жрецы снимали их по одному в каждых вратах: в первых - царскую тиару с головы, во вторых - серьги из ушей, в третьих - ожерелье с шеи, в четвёртых - эфод с персей, в пятых - кольца с ног, в шестых - пояс с чресел, в седьмых, последних, - "покров стыда" с ложесн [1]. И дева вступала, нагая, во святилище. Несметные толпы народа с плоских кровель великого города смотрели на неё, восходящую, богоподобную, в облаке курений, в звоне арф и псилтирей, в хоре молитв. На вершине башни святилище сливалось небесно-лазурными изразцами с темнеющей лазурью неба так, что нельзя было отличить одно от другого, и, казалось, башня уходила вершиною в самое небо, и в самое небо вступала Непорочная...

Не было ли здесь святотатственного кощунства, пленительной "роковой услады", всегда таящейся, по словам А. Блока, "в попиранье заветных святынь"? Думается, нельзя смотреть на вавилонскую церемонию "священного брака" сквозь очки борделя, так как древние народы не рассматривали этот обычай как уступку похоти, а видели в нём религиозный долг самопожертвования, исполняемый во имя Великой Матери. Половое соединение считалось культовым священным действом [2] и в своём сакральном значении не предполагало ничего непристойного или аморального, ибо, как мудро заметил ап. Павел, "нет ничего в самом себе нечистого; только почитающему что-то нечистым, тому нечисто" (Рим. 14:14). 021На бронзовой табличке, которая сейчас находится в Берлинском государственном музее Передней Азии, изображено культовое храмовое действо. "Посвящённая" девушка лежит на каменном алтаре примерно 80 см высотой. Ноги её покоятся на плечах стоящего перед ней мужчины, который совокупляется с ней, держа её за руку и бедро. Следует обратить внимание: она лежит на алтаре! И мужчина исполнен сознанием, что на алтаре совершается священнодействие.

Со временем институт "священного брака" утерял то великое значение, которое он имел в Шумере; в Ассирии царь не только не принимал участие в ритуале, но даже не был его зрителем. Ассирийский царь не считал обряд "священного брака" главным событием своей жизни, ибо давно кануло в Лету то время, когда власть правителя Месопотамии зависела от милости Богини. Уже в эпоху Хаммурапи маскулинное начало вышло вперёд и мужская воля к победе стала доминировать как в политике [3], так и в религиозной обрядности. Не то было в древнем Шумере, где за обладание богиней Инанной должны были бороться многие соперники, и каждый год она выбирала нового. Отсюда следует, что некогда обряд "священного брака" являлся кульминационным завершением ежегодных более или менее кровавых игрищ между правителями городов-государств Шумера. Все они находились в подчинённом положении относительно Богини, и отдавалась она только победителю. Именно об этом свидетельствуют слова правителя Аратты из эпоса "Энмеркар и Энсухкешданна", сказанные им о своём сопернике Энмеркаре: "Он может видеть Инанну ночью в своём сне, а я сойдусь с ней, когда проснусь!" (цит. по: Емельянов В. Ритуал в Древней Месопотамии. - СПб., 2003, с. 98).

По всей видимости, древнегреческие Олимпийские игры также являлись переосмыслением более древних игрищ эпохи матриархата. Раньше царицы пеласгов на подобных игрищах выбирали себе супругов из числа победилей на ристалищах. Потом, с приходом дорийцев и ахейцев, игры были возрождены, но теперь уже женщинам запрещалось присутствовать на них, дабы не возродилась матриархальная традиция.

Хотя вавилонские и ассирийские цари уже не чтили Богиню, в простонародье её почитание сохранялось вплоть до начала христианской эры. Наиболее ярким образом это почитание выражалось в виде "священной проституции". Согласно Геродоту, "каждая женщина в Вавилоне (а также в Сирии, Финикии, Малой Азии, Армении и на о. Кипр) обязана была раз в жизни отдаться какому-нибудь чужестранцу". Геродот так описывает эту церемонию: "Они (женщины) сидят в священной роще Афродиты, с венками из верёвок на голове - их много, потому что одни уходят, а другие приходят... Раз женщина пришла и села здесь, то она уже не может вернуться домой, пока не получит денег от чужестранца и не вступит с ним в сношение вне святилища. Бросая ей деньги, он должен сказать: "Во имя богини Милитты!" Сколько бы он ни дал ей денег, она не должна отвергать. Это запрещено, потому что деньги посвящены божеству. Она должна пойти с первым встречным, кто дал ей деньги, и не должна никому отказывать. Когда она совершит половой акт, посвятивши себя тем самым богине, она снова идёт домой, и отныне, сколько бы ей ни предлагали денег, она не сделает этого ещё раз [4]. Красивые и стройные женщины скоро возвращаются домой, но безобразным приходится долго сидеть здесь, не имея возможности выполнить закон. Некоторые остаются даже три - четыре года".

Здесь следует обратить внимание на то, что закон исполняется и жертва принимается лишь в том случае, если женщина вступает в сношение с "первым встречным". Всякий выбор воспрещён! Наоборот, демон, воплотившийся в теле далёкого чужеземца, должен придти и выбрать её, оказав ей тем самым свою милость и благорасположенность. Таким образом, происходит утверждение промискуитета (то есть спонтанных половых связей), который считается священным, сакральным, в противоположность ограничительному браку. Природа не для того наделила женщину всем тем очарованием, которым та располагает, чтобы она увядала в руках одного: закон плоти отвергает все ограничения, он ненавидит любые оковы и рассматривает брак как прегрешение против Великой Матери. Супружество есть отклонение от естественного закона плоти, и оно должно быть искуплено некоторым периодом гетеризма, чтобы благорасположение Матери было восстановлено вновь. Однократная жертва богине имеет характер однократного искупления, то есть женщины, принося "естественную" жертву, этим самым как бы просили прощения у Великой Матери за свою противоестественную брачную жизнь, которую им навязали победившие их мужчины. "Милитта, - говорит Бахофен, - следует принципу предоставленной самой себе Природы, в её свободной творческой деятельности, не нарушаемой никакими человеческими законами. Стеснительные оковы брака противны природе Милитты".

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


[1] Плотин рассказывает о постепенном обнажении участников мистерий; в суфизме существует понятие tamzig срывание одежд во время экстаза; некоторые магические ритуалы также предписывается совершать в обнажённом виде. Подробнее я эту тему разбирал в статье "Символика наготы и одежд".

[2] По сообщению Геродота (1, 198), "всякий раз после сообщения с женщиной вавилонянин воскуряет фимиам; в другом месте то же самое делает и женщина, с которой он сообщился" (цит. по: Розанов В. В. Религия и культура. - М., 1990, т. 1, с. 261).

[3] Ассирия прославилась на весь древний мир крайними формами изуверства и бесчеловечности по отношению к побеждённым народам в развязанных ею войнах.

[4] То есть сакральная проституция была своего рода "прививкой" от обычной, бытовой проституции.
Tags: Вавилон, ритуал, св. брак, смысл самопожертвования, храм
Subscribe

  • UNIO MYSTICA

    "Кто при жизни не увидит внутри себя Царствие Божие, тот не увидит его и после смерти" (Симеон Новый Богослов). Я полагаю, это очень…

  • О сверхсознании.

    «По словам сына Хайдеггера, Германа, отец однажды сказал ему: "Во мне мыслится. Я не могу этому противиться" (Es denkt in mir. Ich…

  • "Свинский" матриархат.

    Из статьи Б. Ю. Кассал " ЖИЗНЕННЫЙ ЦИКЛ ПОПУЛЯЦИИ КАБАНА В СРЕДНЕМ ПРИИРТЫШЬЕ". " Основой популяционной структурой кабана в Среднем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments