Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Атлантида - это Старая Европа до арийского нашествия.

По всей видимости, в крито-минойский период в бассейне Средиземноморья сложилась некая культурная общность, объединённая цепью средиземноморских островов, стержнем которой являлся Крит. На её крайнем западном полюсе находился иберо-ливийский Тартесс, имевший тесные связи с Британией и алантическим побережьем современной Франции (Бретань), на восточном - легендарная Троя и древние доиндоевропейские культуры Малой Азии. По мнению австрийского учёного Д. Вёльфеля, все страны Средиземноморья, включая Северную Африку и Пиренейский полуостров, уже в эпоху неолита представляли собой тесно спаянное культурно-историческое единство с сильно развитыми этнокультурными связями.

Катастрофа, вызванная взрывом вулкана Санторин, крах крито-минойской цивилизации, гибель Трои и других мегалитических культур, случившиеся в очень короткий исторический период, положили конец этой культурной общности. "Доисторическая" Европа в одночасье прекратила своё существование, оставив, впрочем, после себя множество памятников столь выдающихся, что даже всемогущее время бессильно передь ними. Стоунхендж и мегалиты Британских островов, каменные ряды Карнака и Ле-Менека во Франции, Филитоса на Корсике, гигантские мегалитические храмы Мальты, талайоты Балеар и нураги Сардинии, величественный Кносский дворец на Крите и, наконец, знаменитые египетские пирамиды - наглядные тому свидетельства.

Культура мегалитов

Потомки арийских (индоевропейских) завоевателей уже не понимали смысл и предназначение всех этих гигантских сооружений, но они чувствовали, что их строителями были исполины - люди если не богатырской физической силы, то невероятной духовной мощи. Удивительная однородность культуры мегалитов намекала древним грекам на то, что её носителем был один народ, а её ярко выраженная "прибрежность", тяготение к прибрежным зонам, говорила о том, что это был народ мореплавателей. Постепенно арии-завоеватели забыли, откуда они сами пришли на Балканский полуостров, и стали считать эти земли своей исконной территорией, а народ мореплавателей превратился у них в народ агрессоров - атлантов, приплывавших в стародавние времена откуда-то из-за моря, скорее всего из Атлантики (раз они называются "атлантами").

Представление об Атлантике было у древних греков составной частью их представлений об Океане. У Гомера "круговратно текущий" Океан - это река, окружающая весь массив суши. Но если Океан - это река, то она имеет другой берег. Что там - на другом берегу? На этот вопрос никто не мог дать однозначный ответ. Одиссей пересёк Океан (Одиссея X.508-512; XII.1), но его путь лежал в царство теней и страну киммерийцев. Последнюю греки по ряду причин предпочитали находить на Севере, а не на Западе. Но поскольку в поэме ясно сказано, что Одиссей, попадая в Океан, вплывает в него из моря, а затем соответственно наоборот, то первой естественной ассоциацией для образованного грека классической эпохи был путь через "Геракловы столпы" (Гибралтарский пролив) во Внешнее, или Атлантическое, море.

В том же направлении устремлялся мысленный взор грека, когда он слышал о Елисейских полях. На крайний запад или северо-запад Геракл ходил за яблоками Гесперид. В Испанию, к берегу Океана, он прошёл за коровами Гериона, и здесь же воздвиг "Геракловы столпы".

Где-то здесь должен был находиться и Атлант,

                                   ... которому ведомы м0ря
Все глубины и который один один подпирает громаду
Длинноогромных столбов, раздвигающих небо и землю"
                                    
           (Одиссея I, 51-53).

Все слышали об Атланте, обитающем где-то на Дальнем Западе. И Платон называет Атлантом первого царя Атлантиды.

"... Существовал остров, лежавший перед тем проливом, который называется на вашем языке Геракловыми Столпами. Этот остров превышал своими размерами Ливию и Азию, вместе взятыми [1]... На этом остове, именовавшемся Атлантидой, возник великий и достойный удивления союз царей... они овладели Ливией вплоть до Египта и Европой вплоть до Тиррении" [2]... ("Тимей"). "Девять тысяч лет назад была война между теми народами, которые обитали по ту сторону Геракловых столбов, и всеми теми, кто жил по сию сторону... Во главе последних стояло наше государство (то есть Афины), а во главе первых - цари остова Атлантиды; как мы уже упоминали, это некогда был остров, превышающий величиной Ливию и Азию, ныне же он провалился в непроходимый ил, заграждающий путь мореходам" ("Критий").

Конечно, говоря о противниках атлантов, освободителях Средиземноморья от их владычества, Платон имел в виду греков и, в частности, афинян (сам он, как известно, был представителем древнего афинского рода). Но, увы, в то время, о котором идёт речь в знаменитых платоновских диалогах, не было ни Афин, ни эллинов. Древнегреческие (ахейские) племена появились на юге Балканского полуострова только в III тысячелетии до Р. Х., то есть спустя 8 000 лет после гибели Атлантиды (по Платону).

Вот эта "неувязочка" и заставляет усомниться в реальности существования платоновского "союза царей"  Атлантиды.

Реальность Атлантиды оспаривалась уже в античные времена. Даже Аристотель, современник Платона, говорил: "Платон мне друг, но истина дороже". Аристотель утверждал, что его учитель просто выдумал Атлантиду, которая была нужна ему лишь для иллюстрации своих политических и религиозных взглядов. Ему важно было дать пример идеального теократического общества и противопоставить это общество афинскому демократическому государству, в политическом устройстве которого Платон находил большие изъяны. При этом он думал не об изменении общественных отношений, но о радикальной смене (замене) плохих отношений хорошими. Несогласие Платона с существующим порядком - тотальное несогласие. Такое тотальное неприятие действительности как раз и порождает утопию. Утопия появляется тогда, когда в человеческом сознании разверзается пропасть между миром, каков он есть, и миром, который можно вообразить. А самым подходящим местом для утопии оказывается граница между известным и неизвестным миром. Вот почему Платон расположил свою "Атлантиду" на крайнем Западе, где-то далеко "за Геракловыми столпами".

Представления об ойкумене у древних греков

Согласно легенде, сообщаемой Платоном, столица Атлантиды имела план в форме концентрических кругов.

Столица Атлантиды

Но и в утопии Кампанеллы "Город солнца" идеальный город также имеет план в виде концентрических кругов с вписанным крестом.

Город Солнца

Круглым был и периметр античного Рима, поскольку слово "urbs" (город) происходит от "orbis" (круг). По тому же "атлантическому" плану была построена и древняя столица Мексики, как видно из рисунка, сохранившегося от времён последнего ацтекского царя Монтесумы.

Здесь мы сталкиваемся с одним из универсальных архетипов коллективного бессознательного - жители идеального Города внутри кольца крепостных стен чувствуют себя в такой же безопасности, как ребёнок внутри материнского чрева. Этот архетип, выраженный Платоном в его сочинениях, с одной стороны, свидетельствует о его гениальности, а, с другой стороны, говорит о его традиционном мышлении. Создавая образ идеального Государства, Платон в своих "Диалогах" не фантазировал, не выдумывал ничего нового, а просто постарался напомнить людям, как жили их далёкие предки в Золотом веке.

По представлениям древних, управляли в Золотом веке достойнейшие из достойных, мудрейшие из мудрых. Есть все основания полагать, что именно на базе преданий о былых счастливых временах Платон и построил свою схему идеального Государства, где правят философы. В обширном трактате "Законы" (Leg., 679a) он воссоздаёт и образ самого Золотого века: "Прежде всего тогдашние люди любили друг друга и, вследствие покинутости, относились друг к другу доброжелательно; пищу им также не приходилось оспаривать друг у друга, ибо не было недостатка в пастбищах. <...> Не могло у них быть и недостатка в молоке и мясе; кроме того, они охотой добывали себе изрядную пищу. В изобилии имели они одежду, постель, жилища и утварь..." "... И такое было там обилие всего, - пишет Платон в "Государстве", - что корму хватало не только на всякую тварь в озёрах, болотах и реках, а также на горах и в долинах, но даже слоны, которых было на острове множество, - самая большая и прожорливая тварь - нажирались досыта. И все благовония, какие только рождает земля, и целебные корни, и злаки, и деревья, источающие смолы, и плоды, и цветы... чудесные, волшебные, священные... всё это Остров, тогда ещё озаряемый солнцем, рождал в изобилии неиссякаемом".

Это напоминает рай книги Бытия: "... и произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и Дерево Жизни посреди рая" (Быт. 2:9). Атлантида - это Золотой век на острове Блаженных, то есть рай или идеальное общество, каким оно представлялось Платону. "Собственности никакой ни у кого не было, - пишет дальше философ, но всё, что имели, почитали общим": это, говоря нашим грубым, но точным языком - первобытный коммунизм, счастливая жизнь одной большой семьёй, с общими заботами и радостями, которой уже не было в Греции во времена Платона.

"Было у множества их одно сердце и одна душа, и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее". Кто это говорит - Платон об атлантах? Нет, евангелист Лука об апостольской общине ранних христиан. Hapanta koina - у Платона, panta koina - у Луки: те же слова у обоих.

Итак, Атлантида Платона есть ни что иное, как один из осколков дошедшего до нас мифа о Золотом веке. Но миф - это не сказка и не выдумка. Подлинный миф живёт внутри Традиции и выражает традиционные ценности, которые, будучи идеями, архетипами, логосами, живут вечно [3]. В недавнем прошлом эти идеи вдохновляли многих социалистов-утопистов и других строителей "светлого будущего" на земле, а в отдалённом прошлом, в эпоху матриархата, архаические общества и в самом деле жили большими счастливыми семьями в условиях того самого первобытного коммунизма. И чудо Традиции заключается в том, что люди, обладающие традиционным мышлением, подобно пчёлам, сооружающим свои ульи, во все века и повсюду на Земле конструировали свои общества по единому архетипическому плану. Отсюда и невероятные совпадения в планировке реально существовавших древнейших городов и придуманной Платоном столицы атлантов. Так, например, размеры центральной части столицы Атлантиды Платон оценивает в "пять стадий". Точно такие же размеры имеет и дворцовый комплекс Трои [4].

У древних греков представления о Золотом веке были связаны с народом, жившим прежде них в бассейне Средиземноморья. Этим народом были пеласги, представители крито-минойской культуры. Около 1500 года до Р. Х. эта культура находилась в зените своего расцвета. Примерно тогда же Эгей, царь Афин, потерпел поражение от пеласгов, и Афины были вынуждены платить дань Криту. Но внезапно критская цивилизация прекратила своё существование в результате геологической катастрофы. Так что рассказ Платона об Атлантиде представляет собой ещё и литературно-философское повествование о гибели крито-минойской цивилизации.


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

[1] Если нам говорится, что Атлантида - остров размером больше Африки (Ливии) и Азии, вместе взятых, то мы узнаём попутно, что наши материки на деле-то - острова, а единственный настоящий материк - Земля Кроноса - по ту сторону Океана. Для Платона "истинный материк" существует прежде всего потому, что этот - ложный. Его образ-концепт в одном ряду со знаменитой картиной пещеры, где люди, заключённые в оковы, судят о мире только по теням, отбрасываемым светом на расположенную перед ними стену, и эти люди - мы ("Государство". VII, 514сл), с парадоксальным определением философии как искусства умирания и тела как оков стремящейся к познанию истины души; это одно из выражений важнейшего платоновского учения, что чувственно воспринимаемый мир - лишь искажённое отражение подлинного мира.

[2] Любопытная деталь: владения царей Атлантиды в Европе простираются до Тиррении, то есть до соседней с Римом области этрусков.Этруски же, как известно, были народом, расово и культурно чуждым римлянам, потомкам арийских завоевателей. Тем самым Платон относит этрусков к враждебной средиземноморской расе атлантов, а римлян считает союзниками греков.
Этруски

[3] В каком-то смысле, биомасса человеческого общества - лишь питательная среда, в которой живут, размножаются и конкурируют за выживание идеи.

[4] Вызывают удивление и многие другие топографические параллели столицы Атлантиды и Трои. В Атлантиде главный канал, идущий от моря к царской крепости, имел в длину "30 стадий". И в Трое расстояние от бухты до дворцового холма такое же. Как и главный дворец Атлантиды, царская крепость Трои расположена на холме. Лежащая вокруг холма равнина, как и в Атлантиде, окружена горами. В Атлантиде имелся 30-метровый пролом в скале к морю. В трое - зияющая дыра в береговых скалах таких же размеров, как и в Атлантиде. Добавим к этому, что равнина, где стоит Троя, тоже испещрена каналами. Но сегодня следы этой грандиозной гидротехнической работы скрыты от глаз. За тысячелетия равнина, где стояла Троя, утонула под многометровым слоем песка и пыли. По мнению Э. Цанггера, под наносным грунтом и скрыты остатки гигантского порта.
Tags: Атлантида, Крит, Старая Европа, Традиция, Троя, архаический мир, мегалиты, этруски
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments