Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

"Хрустальный Христос и древняя цивилизация" (2).

        Матривлияние

        Амазонки. Ливия – Кемет (Египет)
        В промежуток с VII по V тыс. до н. э. в Европе развивались такие культуры, например, как Винча, где не было признаков войн, насилия, оружия и т. п.
        Затем появляются признаки воинских захоронений, очевидно, связанных с нападениями извне. И только потом появляются признаки амазонской культуры. Несложно предположить, что мужская военная агрессия уничтожала мужское население в государстве и оставляла в руках врагов женщин и их детей беззащитными пленниками. Это взывало к необходимости уметь бороться против чужих мужчин. В то же время обострение межполовых отношений на государственном уровне усиливалось в результате протеста женщин против введения и усиления патриархальных устоев. Понятно, что возникающая самостоятельная матриархальная форма правления у амазонок была настолько же негармоничной, как и патриархальная.
        Учитывая роль женщины в религиозно-духовной сфере, которая сегодня просто игнорируется, есть основания полагать, что основными носителями духовных знаний древней цивилизации в Европе и Ливии были именно женщины-жрицы. Они и должны были стать их хранителями, поэтому история амазонок – это в некоторой степени и история утраченных древних знаний.
        Мифы, относящие амазонок к наиболее древним временам, принадлежат Диодору Сицилийскому, описывающему победу амазонок над атлантами и захват ими территории Ливии.
       
Роберт Грейвс указывает датировку этих событий не ранее III тыс. до н. э., греки указывали, что амазонки в Ливии были задолго до Троянской войны, датируемой XIV в. до нашей эры.
        Ливией греки называли, строго говоря, всю Северную Африку, и на её территории разворачивались весьма важные события древней истории: во-первых, там жили атланты, имеющие также остров в Атлантическом океане, которых победили амазонки. Во-вторых, племя горгонов, с которыми также воевали амазонки и которые, несомненно, связываются с древнегреческими мифами о горгонах, наиболее известной из которых стала Медуза-горгона. То, что древние жители Северной Африки были европейцами, в общем-то, признаётся современной историей.
        Так, капсийцы, как окрестили древних людей по названию Капсийской археологической культуры, принадлежали к средиземноморской ветви европейской расы, причём датируется эта культура IX–V тыс. до н. э. Так же, как и их предшественники – мехтоиды. Предполагается, что заселение Северной Африки европейцами, иберами, произошло с Пиренейского полуострова. Хотя есть и прямо противоположная версия, согласно которой в доисторические времена европейцы заселяли Египет, а затем мигрировали на запад, включая и территорию Пиренейского полуострова. Соответственно и амазонки, проживавшие в той же области Магриба, принадлежали к европейской расе, что, собственно, подтверждается мифологией и их многочисленными изображениями.
        Для древнегреческих мифов, кроме драматизации, характерна также персонификация стран и народов. Ливия, согласно им, была дочерью Эпафа – первого царя на территории современного Египта (самоназвание в древности – Та-Кемет и Та-Мери), и внучкой Зевса и, отметим, была женщиной, что может указывать на матриархальный уклад ливийского государства. А Кемет был уже её внуком. То есть – первоначальное государство на территории Северной Африки называлось Ливией со столицей в районе Нила, впоследствии же произошло разделение. Амазонки при этом жили именно в Ливии.
        Датой основания государства Кемет (Кат, Кеми, Хеми, Мери) считается 3000 г. до н. э. от начала династического периода. А на северо-западе от него следы пребывания амазонок дошли до наших дней: племя туарегов возглавляла легендарная королева «мать-прародительница» Тин Хинан; практически всей Северной Африкой накануне и во время войны с мусульманами в VII в. уже нашей эры тоже управляла женщина – её имена отличаются в хрониках: Дихья, Аль-Кохена (провидица), королева берберов. И, к слову, самоназвание берберов весьма показательно – «амазиг, имазихен», видимо, восходящее к слову «амазонки», хотя, как и многие перевёртыши в истории, «амазиг» переводят как «свободный мужчина». Этот же корень содержится и в названии их государства – Тамазга.
        И, спустя семь веков, в XIV в. персидский историк Хамдаллах аль-Казвани в своём сочинении «Услада сердца» говорил, что в пустыне Магреба находится народ, который состоит только из женщин.
        Ещё в XIX в. н. э. в Дагомее личную охрану правителя, как и ранее в Индии, составляли именно амазонки. Женский батальон был личной охраной правителя Ливии Каддафи вплоть до его убийства в 2011 году. Отметим, что перевороты в Африке и Азии в 2009-2011 гг. некоторые политики связывают с желанием США спрятать следы истории хотя бы потому, что в это время в очередной раз в Египте была сожжена библиотека. Действительно, почему именно библиотека? Кому она мешала? Но, оказывается, это не случайность: в Косово, в Ираке, в Иране, в других странах Азии и Африки систематически уничтожаются древние рукописи и артефакты, на что постоянно поступают жалобы в ООН даже от христианских священников, но никто не понимает, в чем причина этого уничтожения, если, конечно, не принимать во внимание сведения о матривлиянии, что полноценно может угрожать современному политическому строю. Причем если задуматься, то становится ясно, что эта старая парадигма – единственное, что может быть новой альтернативой существующему мировому порядку.
        Обычные представления об истории древнего Кемета, как правило, выглядят следующим образом:
        – Кемет был единственной развитой страной Африки;
        – вокруг него либо вообще никого не было – пустыня, либо же бродили порой какие-то дикие племена с дубинками, а иногда с копьями, типа эфиопов;
        – рабовладение было основой социального строя;
        – в Кемете были патриархат и деспотичная власть.
        Однако на поверку все эти утверждения практически полностью опровергаются.
        Для начала оказывается, что египтяне соседствовали с белыми амазонками-ливийками.
        Выводы о рабовладении в Кемете на сегодняшний день многими исследователями ставятся под сомнение, поскольку базируются на немногочисленных и поздних сведениях греческих историков, достоверность которых вызывает значительные сомнения.
        Что касается патриархата, то не совсем понятно, на чём основана убеждённость в его существовании в Кемете. Здесь почитались и женские, и мужские божества, а, как показали государства Средневековья, для патриархального уклада характерна «однополая» религия с мужским пантеоном – это прослеживается и в христианстве, и в мусульманстве, и в позднем индуизме, но в Кемете этого нет. Во-вторых, и это нельзя игнорировать, египетские царицы почитались не менее царей – им строились храмы и воспевались гимны, на древних фресках царь с царицей часто изображаются как равноправные правители и одновременно семейная пара – держась за руки.
        Более того, в Кемете признаётся матрилинейность – счёт родства, передача власти и имущества по наследству по женской линии. Например, дети назывались по имени матери, сын фараона не мог стать фараоном напрямую, он становился фараоном только после женитьбы на дочери фараона, чем и был обусловлен нередкий и, вероятно, чисто формальный инцест. Фараоном мог стать только мужчина, именно он был воплощением бога Гора. Однако, зять, как правило, не являлся родным сыном царственной супружеской пары, а потому не мог быть их «божественным младенцем». По всей вероятности, речь идёт о некоем ритуале усыновления, когда зять мог получить статус воплощённого Гора, рождённого Исидой, Богиней Матерью. Тогда мы имеем дело с системой отношений, называемых в Древнем мире «священным браком». В данном случае титулы – «ребёнок царственной четы» и «божественный ребёнок» – передавались по наследству дочери, а фараон был фигурой, избираемой в мужья царице, воплощению Богини Матери, от чего и становился воплощением Гора.
        У некоторых фараонов, говорят нам, было несколько жён или даже несколько сотен жён. Тут возникают противоречия, связанные с тем, что статус фараона давал мужчине брак именно с дочерью фараона, и рисковать этим статусом, раздражая жену связью с другими женщинами, было опасно. Кроме того, полигамия в Кемете не приветствовалась. Женитьба могла иметь статусное значение – укрепление договора и обороноспособности, расширение границ, повышение статуса сторон брака. В то же время до сих пор нет ясности, была ли, например, принцесса Кия второй женой Эхнатона (XIV в. до н. э.). При этом рассказано множество душещипательных историй о том, как коварная Кия отбила Эхнатона у прекрасной Нефертити, что больше указывает на второй брак, чем на двоежёнство.
        В этом смысле стоит упомянуть такое понятие, как «гарем». Слово «гарем» (хурам, харам – в переводе с арабского «запретное место») имеет, безусловно, очень интересный и знакомый корень – через распространённую огласовку с «а» на «о» – корень «гор». Со времён Древнего царства известно понятие «хенеререт» – это затворницы «Божественного гарема» (устойчивое выражение, касающееся этих жриц), живущие в чистоте и невинности, преимущественно на территории храма и осуществляющие важнейшие жреческие функции – связь с Богом. Как видим, понятие «гарем» исследователями здесь применено непосредственно по отношению к жрицам, живущим в храме.
        У Исиды и у Гора были жрицы. Жена фараона имела статус верховной жрицы, т. е. она была главой гарема.
        Интересна здесь же схожесть слов «гарем» (харам) и «храм» – отнюдь не случайная в сказанном контексте.
        Несложно проследить и превращение сонма жриц во множество жён в патриархальном, арабском мире, утратившем истинное значение некоторых явлений, в частности, и утрату истинного назначения гарема. В истинном гореме есть глубочайший смысл – это защита самого фараона (предвидение будущего, боговдохновенность поступков, защита от злых сил), но с другой стороны и защита населения от фараона, который перестал служить народу и стал вредить государству. Тогда с огромной степенью уверенности можно утверждать, что гарем – это сонм жриц, а не жён, и эти жрицы подчинялись верховной жрице, царице, которая была матерью для своего народа.
         Женщин-фараонов, или регентов, в Древнем Египте было немало: Нейтикерт (ок. 2152–2150 гг. до н. э.), Нефрусебек (конец XVIII в. до н. э.), Яхмос – Нефертари (15701505 гг. до н. э.), Хатшепсут (XV в. до н. э.), царица Тия (XIV в. до н. э.), Нефертари или Мерит Амен (XIII в. до н. э.), Таусерт (XII в. до н. э.) и другие. При этом стоит учитывать, что часть фараонов историки могли ошибочно обозначить как мужчин, поскольку различить визуально мужской и женский скелеты невозможно – необходимо проведение специальных исследований, типа исследований ДНК, надписи же не всегда присутствуют, и, даже если они имеются, идентификация фараона как мужчины не всегда однозначна.
        Сколько бы ни было египетских цариц, единолично или вместе с царем правящих Кеметом, они управляли государством, а это само по себе указывает на отсутствие жесткого патриархата. Учитывая поклонение царицам в Кемете, можно предположить наличие там, как минимум в древний период, равноправных царя и царицы.
        На Ближнем Востоке, на Кипре и Крите были обнаружены искусственно деформированные черепа, датируемые         VII–II вв. до нашей эры. И все исключительно женские. Некоторые исследователи высказывают мнение, что головные уборы египетских фараонов соответствовали вытянутой форме черепа. Что ж, может быть, но в этом случае необходимо признавать наличие этой традиции и у других народов, например хеттов, у которых были такие же головные уборы, и отнести традицию деформации черепов к более ранним временам, поскольку изображение такой высокой «шапки» у народов Старой Европы датируется VI тыс. до нашей эры.

Tags: Египет, амазонки, древняя цивилизация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments