Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

"Сексуальная революция" 40 тысяч лет наад.

Д. Чураков в своём исследовании "Загадки матриархата" пишет:

"Прежде всего в будущем науке предстоит разобраться в том, что же всё-таки подтолкнуло наших архаичных предков стать современным человеком? Где разделительная грань между палеоантропами и неоантропами? Какой механизм перевёл предков людей в людей? Случайно ли примерно совпали по времени появление современного человека и зарождение матриархального по своей сути древнейшего искусства, а также религиозного культа?

В контексте этих перемен меня заинтересовала работа современного биолога, специалиста в области антропогенеза А.В. Маркова. В ней он специально подчёркивает важную роль семенной организации (полового поведения) в происхождении человека. Так, он ссылается на Оуэна Лавджоя, который ещё в начале 1980-х связал важные перемены в эволюции гоминид с переходом наших предков к моногамии.

Вот только вопрос: что чему предшествовало? Биологические изменения социальным или социальные биологическим? Лавджой и его последователи первичность отдают именно социальной эволюции. Так, важным признаком внутривидовой конкуренции у всех животных, имеющих клыки, считаются их величина и прочность. У человекообразных клыки постепенно уменьшались. Раньше учёные, как правило, сходились во мнении, что эти изменения вызваны совершенствованием каменных орудий, которые делали большие клыки излишними. Теперь же, после интеллектуальной инъекции Лавджоя, можно столкнуться с точкой зрения, что к уменьшению клыков привела новая семейная организация, при которой самцам не нужно было сражаться за самок так же жёстко, как раньше.

То есть перед нами опять-таки маскулинизация истории учёными-мужчинами, но теперь в романтическом плане: древние мужчины перестали вести себя как разбойники, а стали вести себя как джентльмены. Хотя и теперь они продолжали считать самок своей частной собственностью, но отныне уже не дрались за право обладать ими, а договаривались. И опять я встречаю заблуждение своих коллег горькой улыбкой, так как очень хорошо помню из-за чего и почему начинались почти все войны и какими «забияками», мягко говоря, бывают мужчины, причём не только в присутствии женщины.

Тем более, что с момента появления первого заточенного камня и взятой в руку дубины человеческие самцы использовали в решении любых внутригрупповых вопросов совсем не клыки. Позволю себе также небольшую ремарку по вопросу агрессивности. Мне лично представляется, что человек – это самое агрессивное животное, по крайней мере среди млекопитающих. Среди высших животных очень мало тех, за кем замечен каннибализм, а уж убийство себе подобных ради получения удовольствия – это уникальный биологический маркер человека. Все рассуждения о снижении внутривидовой конкуренции у людей и влиянии этого фактора на анатомию человека – это досужие фантазии не знающих реальной жизни кабинетных мечтателей.

Итак, концепция Лавджоя – это идеалистическая умозрительная конструкция, но всё же располагающая неплохим эвристическим потенциалом. В частности, имеет смысл задаться вопросом: если Лавджой неправ и анатомическая эволюция не может корениться в социальной (семейной), то вынуждена ли семейная (социальная) эволюция следовать за анатомической? Что подобное предположение способно дать для понимания секретов происхождения Homo sapiens sapiens? Для понимания природы матриархата? То есть для решения тех проблем, с которых мы начали наш разговор?

Промежуточный вывод для меня выглядит так. Матриархат – это:

Во-первых, появление современного человека в сугубо биологическом плане;

Во-вторых, радикальное изменение социальной (родовой, семейной) организации современных людей в сравнении с их предками и параллельно существующими человекообразными и человеческими суперрасами (например, какими-нибудь «троглодитами»), которое сопровождалось перераспределением и уточнением половых и гендерных ролей в коллективе;

В-третьих, изменение духовной сферы (точнее – её появление как специфической формы реализации именно современного человека, в отличие от предковых и противостоящих ему человекообразных и человеческих суперрас).

То есть победа современного человечества над неандертальцами, эректусами и другими родичами есть следствие определённой эволюции биологической, семейной и духовной организации. Но прежде всего биологической. Именно биологические изменения, как мне представляется, были первичным фактором, буквально «сотворившим» современного человека из каких-то, пока с точностью не известных, предковых форм. Изменение это, скорее всего, могло быть не постепенным, а революционным, скачкообразным, стремительным.

Назовём произошедшую «антропологическую революцию» обтекаемым словом «мутация» и пока принципиально не станем обсуждать, чем она была вызвана. Но, если вопрос о причинах мутации оставить за скобками, то кто, всё же, был «движущей силой» этой «революции» – мужчина или женщина? В чьих организмах – мужчин или женщин – в большей мере произошли необходимые мутации, которые привели к необратимым социальным и культурным последствиям? Рискну сформулировать некоторые соображения и по этой проблеме.

Из всего вышесказанного следует, что, скорее всего, всё началось именно с женщины. Революция, о которой в плане религии и духовности мы говорили как о матриархальной, была «матриархальной» и в физиологическом измерении, став как бы увенчанием биологической феминизации эволюционного древа протолюдей (т. е. наши древнейшие предки становились всё более близки по своему строению к женщинам в сравнении с брутальными и мускулинными – одним словом – «настоящими самцами» обезьяньих племён), о которой пишет Марков. Мне представляется вероятным, что важная часть мутаций – за которыми последовали многие качественные изменения, которые ускорили развитие антропогенеза, культуры, общества, веры, – произошли именно в физиологии женщины…

Но какие именно биологические изменения могли произойти в женщине в этот период? Ведь они должны были не только вывести женщину на принципиально новые позиции в человеческом обществе по сравнению с тем, какие позиции занимает самка в стае обезьян. Эти изменения должны были революционно изменить положение всего раннего человечества в окружающем мире, поднять на новую высоту в пищевых цепочках, окончательно превратить человека в венец природы, так сказать. Современный человек должен был получить неоспоримые социально-биологические преимущества перед древними и продолжавшими существовать одновременно с ним человеческими суперрасами – совершенно иными биологическими видами.

Возможно, учёные со временем предложат свои варианты ответов. Но мне очевидно, что в биологическом плане должна была возрасти плодовитость людей, а в социальном плане женщина должна была получить инструмент, при помощи которого она смогла бы завоевать господство над мужчиной и тем превратить полухаотичные группы полуживотных в полноценное человеческое общество.

Археологические источники (такие, как Палеолитические Венеры, древнейшие сохранившиеся календари, в которых нашли отражение лунные циклы и циклы беременности женщины, некоторые ритуальные захоронения и др.), а также сохранившиеся до момента письменной фиксации обрывки древнейших религиозных культов и многое другое подсказывают, что судьбоносная для человечества мутация, скорее всего, была связана с радикальными переменами в механизмах деторождения, ну и, конечно, в том, как они воспринимались древними людьми. Известно, например, что у многих человекообразных обезьян, а также, вероятно, у параллельных человеческих суперрас (таких, как неандертальцы) рождаемость была сравнительно невелика. Почему она была невелика у неандертальцев, я судить не берусь, но скорее всего по той же причине, что и у современных наших двоюродных родичей – самки обезьян не способны к деторождению в определённые периоды года, а также в период выкармливания детёнышей. Это заметно сказывается на жизни локальных сообществ обезьян. У человека подобного рода биологических ограничений нет.

Возросшая плодовитость прекрасной половины человечества уже могла послужить причиной обожествления Женщины. Но мне представляется, что происходившие на заре человечества перемены в женском организме не могут быть сведены только к этому. Современные биологи (тот же Марков) сильно упрощают, когда отношения между полами у древних людей сводят исключительно к проблемам, скажем так, передачи своего генетического материала будущим поколениям. В отличие от большинства обитателей планеты, люди вступают в интимные отношения не только с целью продолжения рода, но также в поисках удовольствия. Очевидно, что такое расширение вариантов полового поведения также стало следствием тех перемен, которые произошли в женщине на заре возникновения современного человечества.

В частности, можно видеть, что у женщины, в отличие от самок животных, овуляционный цикл имеет иную природу. Месячные у женщины совершенно не тождественны течке у большинства животных. В отличие от самок животных, женщина может забеременеть в любой день своего цикла, а также в любой день может вступать в контакты с мужчинами. Беременность тоже отнюдь не является для женщин причиной воздерживаться от тесных ухаживаний со стороны своих наиболее ненасытных обожателей. Возросшая привлекательность женщины как партнёрши не могла не сказаться на отношении к ней со стороны мужчин. Да и сами женщины начали оценивать себя, своё предназначение и свои возможности иначе. Их поведение менялось. В то же время разрушение биологических регуляторов полового поведения должно было потребовать формирования компенсаторных социальных механизмов – собственно стадо должно было уступить место семье, роду, первобытной общине.

иерархия первобытного коллектива

Во главе пирамиды нового кровно-родственного союза должна была оказаться именно женщина, так как только её благополучие могло стать гарантией усиления первобытного человеческого коллектива за счёт рождения новых его членов. Так же именно женщина была заинтересована в появлении такого базового социального института, как мораль. Мораль должна была не только обуздать мужские эгоистические и сексуальные инстинкты, которые разрушали, взрывали только-только формирующееся человеческое общество. Одной из ключевых задач появления морали было привязать мужчину к процессу воспитания детей. За моралью настало время появления религии. Женщины физически слабее мужчин, поэтому возникла потребность в появлении небесного символа, небесного авторитета, Небесной Матери, которая бы грозила карой любому мужчине, слишком активно пытавшемуся отбросить социальные нормы, отказаться от поддержания детей и вернуться к полуживотному состоянию. Так же только по женщине можно было уверенно отслеживать родство членов коллектива. Понятно, что такое положение вещей способствовало росту авторитета женщин.

Что ещё превращало женщину в объект почитания? Например, явные параллели между женской детородной силой и небесными явлениями. Не знаю, как Серяков усмотрел связь с небом именно мужских божеств, а вот что касается женских, то тут всё очевидно – в частности, удивительно совпало, что лунный цикл практически идеально соотносится с овуляционным (среднестатистическим). От простого наблюдения за Луной до провозглашения её Богиней Прародительницей – всего один шаг.

Вот и получается, что абсолютно все стороны повседневной жизни подвергшегося важным биологическим изменениям современного человека в первые тысячелетия нашей истории вели к повышению роли женщины, её возвеличиванию и обожествлению. Если угодно, матриархат – первая «сексуальная революция», и победитель в ней – женщина (с её умом, сексуальностью, женственностью, волей, альтруистичностью и приспособляемостью). Следует понимать, каким грандиозным и сложным процессом могла являться матриархальная революция.

Не могу удержаться и не привести яркое высказывание известного английского этолога Десмонда Морриса: «В процессе эволюции Homo sapiens женщина претерпела множество драматических изменений – гораздо больше, чем мужчина. Она лишилась определённых свойств, присущих самкам других приматов, и в своём нынешнем виде является уникальным, совершенно необычным существом. Каждая женщина обладает прекрасным телом – прекрасным, поскольку в нем воплотился блестящий итог миллионов лет эволюции. За этот период оно подверглось поразительным корректировкам и тонким усовершенствованиям, благодаря чему стало самым замечательным организмом на планете».

самый замечательный организм на планете

А ещё матриархат – это эпоха, которая привнесла в этот бренный мир любовь. Любовь как особое парадоксальное явление, сугубо биологическая сущность которого проявляется исключительно на уровне социальных и тонких духовных процессов.

Впрочем, я далёк кот мысли сводить все грани мутаций, произошедших примерно 30-40 тысяч лет назад исключительно к изменениям в репродуктивных органах и механизмах. Соответственно те мутации, о которых шла речь выше, должны были сопровождаться мутациями, изменившими потенциал, а может быть и природу человеческого мозга. В чём была их причина? В потребности быстро приспосабливаться к изменившимся условиям существования? Или одновременно с прочими мутациями произошли какие-то мутации самого головного мозга? Вообще вопрос о том, произошло ли пробуждение человеческого духа постепенно, исключительно через длительную эволюцию или имел место какой-то резкий прорыв – для меня представляется одним из самых интересных и важных в антропогенезе. Мне лично более убедительным представляется именно второй вариант развития, поскольку всё в мире, как мне видится, развивается через накопление количественных изменений, которые потом революционно переходят в качественные. В то же время период человеческой эволюции – даже с развитием предковых форм – занял такое короткое по меркам существования на Земле жизни время, что однозначно утверждать что-то о путях и ступенях антропогенеза пока преждевременно".

Tags: антропология, архаический мир
Subscribe

  • Шаманка эпохи мезолита в ритуальном одеянии.

    На Южном Оленьем острове, который расположен на Онежском озере, в 6250–6000 годах до н. э. хоронили тела умерших людей. На реконструкции…

  • О шаманском травестизме.

    В продолжение записей «Мягкие люди» чукотского шаманизма и Символика длинных одежд. Теме трансвестизма или травестизма, как…

  • Свято место пусто не бывает.

    Любопытно расположение женщины-шаманки между рогами оленя. Это напоминает трипольские фигурки женщин, сидящих на креслах в виде рогов быка.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments