Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Пережитки матриархата в японской культуре дзёмон.

В этнографии сохранилось много свидетельств, указывающих на особую роль медведя в культе плодородия, на тотемный союз человека и медведя через женщину, на связь женщины с медведем. Они позволяют глубже понять смысл изображений Хоккайдо.

Тотемный брак женщины и медведя находит отражение во многих сказках народов Нижнего Амура.

В одной из таких сказок рассказывается. Однажды две сестры пошли к стаду оленей. Вдруг началась сильная пурга. Сестры заблудились. Как они ни старались, но не могли найти дороги в свое стойбище. Наступила ночь. Младшая сестра потерялась. В поисках ее старшая сама провалилась в медвежью берлогу. Но медведь ее не тронул. Он был добр и ласков. Вместе с медведем старшая сестра провела в берлоге всю зиму. Когда наступила весна, она вышла из берлоги и медведь показал ей дорогу домой. Родители очень обрадовались возвращению дочери, и она стала жить с ними. Однако вскоре почему-то заскучала и снова ушла в лес.

Прошло время. Однажды мать исчезнувшей дочери проходила мимо небольшой пещеры и услышала детский плач. Она вошла в пещеру и увидела свою дочь и двух малышей: один был весь покрыт шерстью, хотя не такой густой как у медведя, а другой был обычным ребёнком. Чтобы над дочерью не смеялись в посёлке, мать взяла на воспитание медвежонка, а дочери оставила мальчика. Когда братья подросли, юноша захотел померяться силой с медведем. В борьбе он убил медведя. Умирая, медведь завещал людям ритуал охоты, свежевания, трапезы и захоронения медведя. Мать медведя его мяса не ела.

Отсюда, очевидно, и произошли различные табу для женщин на употребление в пищу медвежьего мяса.

Разнообразные варианты этого мифа известны не только среди населения Нижнего Амура, но и Сахалина, Охотского побережья.

Во время совместных советско-американских археологических раскопок в 1974 году на Аляске аналогичную по содержанию легенду североамериканских индейцев рассказал известный антрополог США профессор Вильям Лафлин.

В легенде этой повествуется, как однажды потерялась маленькая девочка. Ей было страшно, и она спряталась в низкорослом ельнике на самой границе леса и снега. Там её и нашёл медведь-гризли. Он отнес девочку к себе в берлогу. Медведица радушно приняла гостью и поместила вместе со своими детёнышами. Маленькая рыжеволосая девочка и медвежата вместе ели и спали, весело играли и быстро росли. Когда девочка стала взрослой, старший сын гризли женился на ней. Шли годы. У них родилось много детей. Но они не были похожи ни на мать, ни на отца. Это были люди-медведи.
Они жили счастливо, и их внуки расселились по всей земле. Люди-медведи и стали предками всех индейских племен.

Реликты древних медвежьих культов сохранились не только у племен северной части Тихоокеанского бассейна. Отголоски их мы находим у многих сибирских народов: эвенков, кетов, селькупов, обских угров. Следы медвежьих культов отмечаются также и у некоторых народов Европы.

Вспомним полную трагизма легенду литовцев «Локис» о медведе-оборотне, талантливо переработанную французским писателем Проспером Мериме.

Все эти мифологичекие сюжеты есть не что иное, как отображение глубоко архаической по времени и тотемической по идеологической сущности идеивоссоединения женщины и зверя, связанной своими корнями с культом плодородия, возрождением жизни.

Находки медвежьих фигурок в древних поселениях Хоккайдо выразительно иллюстрируют то реальное значение, какое имел медведь в идеологии и мировоззрении населения охотской культуры. Его особая роль в идеологических представлениях охотского населения подчеркивается и тем обстоятельством, что медвежьи скульптуры, как правило, встречались в дальнем от очага углу жилища-полуземлянки, там, где обычно находилось почётное место.

Но и это еще не все. Часто в древних жилищах изображения медведей лежали вместе с костяными женскими статуэтками. Это наблюдалось, например, на стоянке Хаманака, в Моёро. Они как бы символизировали мужское и женское начало в обрядах плодородия и в то же время иллюстрировали широко распространенные мифологические сюжеты об интимной связи женщины и медведя.

Фигурки медведей, медвежьи черепа и женские статуэтки, таким образом, составляли сложный ансамбль. Каждая фигура этого ансамбля играла свою роль, занимала своё место в ритуальных церемониях. Особое значение в идеологических представлениях имел образ женщины.

Женские статуэтки, как известно, получили широкое распространение в Евразии, начиная с палеолита. Прекрасные образцы «палеолитических Венер» найдены в Сибири на верхнепалеолитических стоянках Мальта и Буреть. Отсюда, кстати, происходит 20 женских статуэток — почти половина «мирового запаса» этих феноменальных произведений мастеров древнекаменного века.

Яркие образцы женских скульптур дали раскопки неолитических памятников Японии. Это знаменитые глиняные фигурки догу (дословно «догу» — глиняные изображения). Те, кто хотя бы раз увидит их, не забудет необычного впечатления, какое производят эти изображения с неподвижными огромными глазами, пышными странными головными уборами и такими же странными одеяниями, напоминающими скафандры космонавтов. Именно эти фигурки называл изображениями загадочных пришельцев из космоса швейцарский археолог Э. Дэникин в своем вызвавшем «взрыв» общественного интереса фильме «Воспоминания о будущем».



Рис. 37. Догу — «загадочные пришельцы из космоса».
Рис. 37. Догу — «загадочные пришельцы из космоса».
Японскими археологами открыты сотни таких удивительных скульптур, сделанных из обожженной глины. Они известны на многих памятниках культуры дзёмон от Кюсю на юге и до Хоккайдо на севере. Японским ученым удалось проследить их эволюцию и установить их земное, а не космическое происхождение.

Древнейшие догу относятся к начальным этапам дзёмона. Они представляют собой небольшие, высотой около 5 сантиметров, плоские глиняные пластинки, на внешней стороне которых изображены маленькие торчащие груди. Сами фигурки очень схематичны. Антропоморфность их подчёркивается изображением груди и подтреугольной формой.

В среднем дзёмоне появляются более реалистичные изображения. Они приобретают объемность, увеличиваются, достигая 25 и даже 30 сантиметров. Головки их трактованы условно, глаза и рот показаны простыми округлыми поверхностями, брови намечены мелкими рельефными дугами, переходящими в небольшой нос. Руки и ноги еще не вылеплены. Вместо рук мы видим округлые выступы плеч, а вместо ног — цилиндрическое основание, иногда раздвоенное. Внимание древнего мастера акцентировано главным образом на женских признаках.

Такие догу появляются и на Хоккайдо. В частности, четыре подобных фигурки нашли на стоянке Сайбэдзава в округе Осима.

Наибольшего расцвета искусство догу достигает в позднем и финальном дзёмоне. Именно к этому времени относятся ныне ставшие знаменитыми изящно выполненные скульптурки с большими глазами. Японцы называют их «фигурки в снегозащитных очках» (см. рис. 37). Формы догу очень разнообразны, и отличает их друг от друга поразительная изощренность в изображении деталей. Отдельные экземпляры высотой до 45—50 сантиметров имеют выразительные, иногда фантастические лица-маски. Некоторые из них можно отнести к подлинным шедеврам художественного творчества. Они украшены затейливым орнаментом из сложных узоров резных линий, полуспиралей, меандра.

Специалисты долгое время спорили по поводу назначения этих женских статуэток (и заметим, кстати, что споры эти продолжаются и поныне). Одни исследователи считали, что это детские игрушки, другие видели в них изображения богинь, третьи связывали женские фигурки с культом плодородия и процветания, четвертые полагали, что это амулеты, а
некоторые, основываясь на том, что догу чаще всего находили в могилах, рассматривали их как символы, предназначенные для удовлетворения сексуальных запросов умерших мужчин. Однако археологические раскопки последних лет и на Хоккайдо, и на Хонсю не подтверждают последнего мнения относительно назначения догу.

Действительно, догу, как правило, находят при раскопках могильников. Но встречаются они как в мужеских, так и в женских захоронениях, причем в женских даже чаще. Традиция класть женские статуэтки в могилу восходит в Японии к раннему неолиту и подтверждается многочисленными примерами ряда областей Северной и Восточной Азии, Индостанского субконтинента, Ближнего Востока. Для выяснения назначения женских скульптур,следовательно, важно знать не только место, но и их специфику.

На особое назначение догу позднего и финального дзёмона указывает та особенность, что они часто бывают полыми внутри, представляя собой как бы фигурные сосуды. Иногда в таких догу-сосудах находят косточки и черепа детей. В Накаясики (префектура Канагава на острове Хонсю), например, археологи обнаружили глиняную фигурку, в которой лежали
корточки новорожденного. Известны также догу, изображающие беременных женщин. Такая догу, в частности, была открыта в Тогаринси недалеко от города Тюбу на острове Хонсю. Она оказалась спрятанной в специальном тайнике. Такие находки наглядно свидетельствуют о культе плодородия и ярко отражают идею материнства.



Рис. 39. Догу — богиня плодородия.
Рис. 39. Догу — богиня плодородия.
Догу эти могли изображать богинь — предшественниц классической богини Артемиды — Дианы — и иметь множественное значение. Вспомним, что богиня «греческого Олимпа Артемида не только была покровительницей охотников и природы вообще, но и покровительствовала плодородию людей и животных, благословляла рождения и свадьбы.

Обилие глиняных фигурок догу и костяных женских статуэток свидетельствует также о том, что в первобытном обществе женщина на Японских островах занимала высокое положение. В легендах рассказывается о женщине — великой шаманке, о женщинах-царицах.

В прошлом отношения между мужчинами и женщинами в Японии были довольно свободными. На основе этих отношений сложилась и особая форма брака — цумадои, при котором муж постоянно не жил с женой, а только время от времени навещал ее. Мать жила вместе с детьми, а отец отдельно от семьи. Дом матери наследовали дочери. В своем доме жена пользовалась полной самостоятельностью и была полновластной хозяйкой. В таких семейных отношениях можно видеть и пережитки матриархата, и ту исключительную роль, которую играла женщина в прошлом.

Независимое положение женщины сохранялось и в период древних государств в Японии (конец IV — начало XII века нашей эры). И несмотря на то, что в это время углублялся процесс классовой дифференциации и все заметнее становилась отчужденность выделявшейся аристократии и крестьянства, в семейной жизни Сохранялся прежний уклад. Самостоятельность женщины по-прежнему основывалась на брачных отношениях цумадои с раздельным проживанием супругов. Имущество наследовалось как по мужской, так и по женской линии. Женщина, владеющая поместьями,— обычное явление для Японии того периода. Кроме того, в это время был установлен порядок, согласно которому один из родов поставлял жён императорскому двору. Представители этого рода пользовались правом занимать посты регента и
премьера, в результате чего (значение обитательниц «дальних покоев» императорского двора сильно возросло.

С распадом древней системы государства и развитием феодализма картина резко изменилась. Выделявшиеся феодалы всячески стремились упрочить свою политическую власть, обосновать ее идеологически. И это, бесспорно, отразилось на семейных отношениях. Вводится новый порядок, по которому после брака жена должна была приходить в дом мужа. При этом она не имела никакого права на имущество семьи мужа. Фактически женщина становилась не столько женой, сколько служанкой своего мужа и его родственников. Обречённая на замкнутый образ жизни, оторванная от общества, женщина в замке крупного феодала — дайме, в доме самурая теряла свою самостоятельность, превращалась лишь в объект любви мужчины, в его вещь, попадала в полную зависимость от мужа.

В XVII веке была написана ставшая знаменитой книга «Онна дай гаку» («Наука для женщин»).

Любопытно познакомиться с некоторыми из них (Цитируется по кн.: Богданович Т. Очерки из прошлого и настоящего Японии. Спб., 1905, с. 374—381.).

— Женщина должна смотреть на своего мужа, как на господина и должна служить ему с благоговением и почтением, никогда не позволяя себе думать о нем с неодобрением или легкомысленно. Великий долг женщины во всю ее жизнь есть послушание. При обращении к мужу как выражение лица жены, так и манеры ее должны быть вежливы, скромны и кротки и отнюдь не своенравны и сварливы, не грубы и непритязательны. Об этом женщина должна заботиться прежде и главнее всего. Когда муж делает свои распоряжения, жена никогда не имеет права ослушаться его. Если когда-либо муж обратится к ней с вопросом, она должна внимательно и точно отвечать ему. Необдуманный ответ — признак грубости. Если когда-либо муж разгневается, то жена должна слушать его со страхом и трепетом, а отнюдь не сердиться на него и не озлобляться против него. Жена должна смотреть на своего мужа, как будто бы он само небо, и никогда не уставать думать о том, как лучше подчиниться ему.

В течение столетий из поколения в поколение японской женщине внушались эти «добродетели» рабского послушания и покорности. И в конце концов «идеал» жены был достигнут. Но, как часто бывает в жизни, этот идеал примерной жены скоро стал не устраивать его создателей. Удобная в семейных отношениях и покорная жена, повседневная жизнь которой была строго регламентирована, не во всем удовлетворяла духовные запросы японских мужей. Все это создало предпосылки для появления в японском обществе своеобразного корректива к выработанной схеме семейных отношений. И вот рядом с женщиной, воспитанной в духе поучений «Науки для женщин», появились другие женщины, развивающие в себе качества, отвечающие эстетическим и интеллектуальным запросам мужчин. Этих женщин, выделившихся в особую категорию, стали называть гейшами. Гейши — совершенно своеобразный продукт японского общества, принадлежащий исключительно Японии. Аналогов им нет нигде в мире.

Воспитывались гейши в специальных школах. Классический вариант такой школы на сегодняшний день сохранился, пожалуй, лишь в Киото. История, литература, философия, знание поэзии, музыки, умение танцевать, декламировать, вести непринужденные и занимательные беседы — это часть того, чем должна была овладеть гейша. Особое внимание уделялось развитию способностей импровизации.

Гейши стали своеобразным дополнением средней японской женщины. И если поучения «Онна дайгаку» были направлены исключительно на то, чтобы подготовить удобную жену, то главной целью воспитания гейш стало создание для мужчин изящной, талантливой и понимающей собеседницы, умеющей удовлетворить их утонченные потребности, развлечь в часы досуга. Гейши готовились только для этой цели.

Неравенство мужчин и женщин в семейной жизни сохранилось и поныне. Согласно старым традициям, главной заботой женщины по-прежнему остается дом. И многие женщины после выхода замуж и рождения ребенка бросают работу и занимаются домашним хозяйством: готовят пищу, ухаживают за детьми и мужем... А муж, опять-таки согласно традициям, проводит с семьей только выходные дни. В остальные дни жена не спрашивает, почему он задержался или пришел поздно, где и с кем проводил время... В силу старых пережитков мужчины собираются по вечерам в компаниях без жен.
Жены ждут дома...

Неравенство особенно заметно в общественной жизни. В научных институтах и высших учебных заведениях Японии женщины, например, составляют всего 8 процентов от общего числа научных работников и преподавателей, а женщин-профессоров единицы. Нет ни одной женщины и в Научном совете Японии.

Источник

Tags: Япония, венеры, медведь, пережитки матриархата
Subscribe

  • Женщины-литейщицы.

    Л. А. Голубева в статье " Женщины-литейщицы (к истории женского ремесленного литья у финно-угров)" говорит, что "в истории литейного…

  • Немного финно-угорской архаики.

    ESENIA говорит, что "среди прибалтийско-финских народов женщины играли большую роль. Если мужчина хотел жениться, то должен был просить…

  • Эгалитарность и шаманизм.

    Ну вот и пришло к нам летнее пекло. Липецкую область, где я живу, достал раскалённый "язык" из туркменских пустынь. В ближайшие 6 дней…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments