Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Хозяйки мегалитов: Старуха из Бэра (продолжение)

Оригинал взят у mazayka_urza в Хозяйки мегалитов: Старуха из Бэра (продолжение)


Внешность Старухи баснословна. Лицо её было тёмно-синее, а во лбу у неё располагался единственный водянистый глаз, взгляд которого был нечеловечески быстр. У неё были красные зубы и спутанные белые волосы, покрытые платком. Поверх её серых одежд лежал выцветший плед. "Если кто не понимает, что эта [Кайлах Бхир] по виду тощая синелицая старуха, холодная, как могила, то пусть будет предан анафеме".

Очень меня занимала причина одноглазости Старухи Кайлах. Вот интересную вещь я обнаружила, правда только у одного автора. Кто знает, где ещё можно почитать об этом, поделитесь.
«Заклинания (у друидов, прим. моё) чаще всего читались следующим образом: маг вставал на одну ногу и указывал пальцем на человека или предмет, который должен подвергнуться чарам. Одновременно он должен был закрыть один глаз, будто бы сосредоточив всю силу разума на предмете проклятия». («Чёрная магия и её служители». Льюис Спенс).
Зубов А.Б. в «Истории религии» сравнивает Кайлах с Совиноглазой богиней мегалитической религии.
Но вообще, такая внешность характерна для всех богов первого поколения, которые часто входят в фольклор, как некие великаны. Так греческие киклопы имеют один глаз, как у Кайлах, а Гекатонхейры - сто рук, гиганты же имеют смешанный облик полузверей-полулюдей.
Описание Старухи отсылает нас к фоморам древней Ирландии, Йотунам Скандинавии и даже греческим титанам – мощная неоформленная до конца сила, которая грозится превратить мир в хаос, из которого они были рождены.
Изучая сказания о фоморах, можно обнаружить, что в описаниях этих существ преобладают описания женщин, и сам потусторонний мир связывается преимущественно с женщинами. Фоморы представляют собой безобразных видом существ, часто гигантов, женщины которых не уступают мужчинам ни в уродстве, ни в физической силе. Так, например, Лот, мать короля фоморов, имела губы, свешивающиеся на грудь, а сила её превосходила силу целого воинства.
Одна из самых колоритных личностей - предводитель фоморов Балор, отцом которого считался Буарайнех, то есть "быкоголовый". Один глаз Балора был всегда закрыт, поскольку он был настолько ядовитым, что убивал всякого, на кого падал его взгляд. От этого взгляда не было спасения "ни богам, ни гигантам", и поэтому боги сохранили Балору жизнь лишь при условии, что его смертоносный глаз не будет никому причинять вреда. Вот что говорится о глазе Балора в саге "Битва при Маг Туиред": "Губительный глаз был у него. Этот глаз открывался только лишь на поле битвы. Четыре человека были нужны для того, чтобы поднять веко его глаза четырьмя полированными палками, пропущенными через веки. Войско, которое взглянет в этот глаз, не смогло бы устоять, даже если бы было числом во много тысяч". В саге "Разрушение дома Да Дерга" фигурирует другой фомор - свинопас Бадб из сида на равнине Фемен, который имеет сходные черты с Балором: "косой [на левый глаз] с губительным глазом".
Никого из персонажей славянского фольклора вам не напоминает?
Это были единственные существа, сопоставимые с Туата-де-Даннан в искусстве магии. И им подражали друиды, творя колдовство, стоя на одной ноге и закрыв глаз.

О связи Кайлах с этими древними великанами также рассказывается во множестве легенд.

Шотландская сказка «Отважный охотник Финлей» называет Старуху матерью великанов, которые жили в пещере и хранили сокровища. Которые любили холод и ненавидели жар и тепло. И у неё была волшебная палочка, которая превращает камень в воина. К юному Финлею в его охотничью хижину постучалась нищенка, попросившая разрешения погреться у огня. Она сказала, что боится его собак, и попросила связать их волосом со своей головы. Однако Финлей лишь притворился, что сделал это, а сам просто приказал собакам сидеть тихо. Затем ему показалось, что старуха начала расти. Вот уже её голова упиралась в потолок. Она схватила Финлея и хотела вытащить его из хижины, однако собаки кинулись на неё и держали, пока Финлей её не убил. На самом деле, поясняется в сказке, старуха была матерью и женой двух великанов, ранее убитых охотником. Звали её, как легко догадаться, тоже Кайлах (в данном случае это означает просто «ведьма»).

Кайлах ещё и хозяйка зверей. Когда Рогатый Бог, Лесной Охотник, уходит на покой, его звери переходят во власть Старухи, которая будет следить за ними до самой весны. Есть у Старухи и свой домашний скот — это живущие в горах Шотландии благородные олени. Существует версия, что с ней был связан целый «олений культ», жрицы которого носили оленьи рога и шкуры.

Это подтверждается тем, что на так называемых «пиктских камнях» (ритуальные камни VI-IX веков, во множестве встречающиеся на северо-востоке Шотландии) есть резные изображения оленей. По мнению Стюрта Макхарди, от этого культа и его жриц могли остаться в сказках и легендах представления о ведьмах-оборотнях, которые то надевают на себя шкуры животных, становясь оленихами, то сбрасывают их, превращаясь в людей

Часто видят её и в сопровождении диких свиней, коз, волков – всё это её звери, её свита.

Есть история, в которой Старуху зовут Мала Лиата («Серые брови»), она была защитницей диких животных, включая кабана, на которого охотился Диармаид. Она издевалась над воином и мешала его охоте. Он схватил её за ногу и бросил на утёс. Затем ему удалось убить кабана, но в конце концов ядовитая щетина на мёртвой туше пронзила ногу, что послужило причиной смерти охотника.

Кайлах может являться в разных обликах, в том числе морской чайки, орла или цапли, а также волчицы или самки дикого кабана.

Её иногда изображают верхом на спине мчащегося волка, несущую молот или дубинку, сделанную из человеческой плоти.

Другим символом старухи является ворон, а также сова (гэльск. Cailleach oidhche), обе птицы символизирует связь с миром мёртвых, магию и знание.


Бхэйра - королева зимы, со своей свитой

Кайлах - королева подземного мира. О том, что она связана с миром мёртвых, может свидетельствовать её синее лицо, цвет мертвеца (также можно предположить, что в этот цвет окрашивали тела древние жители Британских островов в ритуальных целях). Её обиталище в глубине дольмена, куда доступ живым, без приглашения, запрещён. Она появляется то в виде старухи, то в виде молодой красавицы и испытывает людей (Сказка «Грот Корриганов» в Бретани, где Старуху зовут Старая Кейтель, http://www.uhlib.ru/istorija/mify_keltskih_narodov/p2.php). В виде старухи она предстаёт на земле перед людьми, а спускаясь за ней в Потусторонний мир, человек видит перед собой Королеву, могущественную, молодую и полную сил. Старая Кателль, она же Великая Богиня, говорит людям, удостоившимся её благодушия: «Мой закон — древний закон».

Рядом с ней в каменном мире, символизирующем смерть, можно встретить и Короля, но он заметно ниже её достоинством, а также малоактивен.

Остановлюсь ещё на семье Кайлах, как её представляют в фольклоре. Жизнь у Старухи вечная, и не удивительно, что её любили многие достойные мужчины, а она родила им множество детей.

Куно Мейер пишет: «У неё есть 50 приёмных детей на полуострове Беара. Она прожила семь периодов юности один за другим, так что каждый из живших с ней мужчин умер от старости, а её внуки и внучки дали начало племенам и расам.

В некоторых местах дочерью Старухи называли Никневин. Королева Неблагого двора, предводительница шотландских ведьм. В материалах из судебных процессов над ведьмами XVI века она нередко упоминалась. Ночь с 9-10-е ноября, в Шотландии называют Ночь Никневен. В Ирландии и в Шотландии в Feile na Marbh "Фестиваль мертвых", проводимый на Самайн Новый год кельтов) её называют (как и в Средние века) Дама Абонд, Абундиа, Сатия, Бенсония (Bensozie), Зобиана (Zobiana), Иродиада. Это ведьма-богиня Самайна. Впервые упоминания о ней найдены у Александра Монтгомери в его «Flyting» прим. 1585 год. И возможно были заимствованы от имён женщин Шотландии, приговорённых к смерти сожжением за колдовство. Так имя её происходит от шотландской гэльской фамилии, Ник означает «Дочь», Нивен – это фамилия. Neachneohain – «Дочь (дочери) божественного» или/и «Дочь Скатах». NicNaoimhein – означает «Дочь маленькой святой».

Согласно шотландским легендам, каждый год на Хэллоуин Никневин несётся по небу во главе Дикой Охоты. Сэр Вальтер Скотт так писал о ней: «Злобная великанша, Геката нашей мифологии, оседлавшая бурю и предводительствующая дикой свите. Эта Старуха (противоположная Маб или Титании кельтской веры) звалась Никневин, в том, что позже сочетала в себе веру кельтов и готов. Великий шотландский поэт Дунбар оставил описание того, как она мчится по небу в окружении ведьм, «добрых соседей» (то есть, фейри), эльфов и колдуний, в канун Дня Всех святых. В Италии мы слышим о фейри, собирающихся по приказу Дианы и Иродиады, которые были их предводителями». Другой популярный сатирический рассказ повествует о том, что после любовной ссоры с соседом ей приходится покинуть Шотландию, чтобы стать женой Мухаммеда и королевой «Джовис» (евреев).

В «Энциклопедии духов» Джудика Иллес пишет: «Никневин, шотландская богиня-ведьма, может превращать воду в скалы и море в сушу. Её имя происходит от гэльского Ника и Нимхейна, «Дочь Безумия».
Ещё одна версия происхождения имени Никневин, от горы Бен-Невис, "Дочь Невис", в смысле дочь этой горы или "дочь облако", поскольку Невис расшифровывают, как облако или небеса.
Никневин пролетает ночью. Хотя обычно она невидима, её присутствие объявляется шумом гусей или собачьим лаем (как Геката).

Этот образ заимствовал много из скандинавской мифологии и был близок персонажу Гир-карлинг (Гайр Карлинг, Гир Карлин, Ги Карлинг, Гай Карлин). «Гир» может быть родственным древнескандинавскому «Гери», что означает «Жадный». Или может означать Гирг – «людоедка», «великанша».

Интересная старая традиция имеет место на острове Папай (Оркнейские острова, Великобритания) в феврале. Впрочем, последнее сообщение о праздновании «Ночи Гиро» относится к 1914 году. Настоящая дата празднования не может быть точно установлена, но согласно некоторым данным, она могла иметь место на первое полнолуние Февраля. Дата обычно соотносится с Гандлемасом, также как и с Имболком, событием, отмечающим финал зимы и близость весны. На «Ночь Гиро» пареньки делали светильники, с которыми шествовали сквозь ночь, разгоняя сумрак. Целью их набега было увлечь гиросов из укрытия. Эти Гиросы были обычно старшие парни, обряженные в одежды страшных старух. Когда факелоносцы встречали Гиросов, они сначала бы преследовали их с куском верёвки, или клубком нитей. Однако же отгадка лежит в обычае сожжения женского чучела в Ночь Гиро (как наша Масленица). Мы видим здесь олицетворение всё той же зимней старухи Кайлах.

В Фэйфе Гир Карлинг была связана с прядением и вязанием, как Хабетрот (и многие другие богини, научившие людей ремеслам, а так же персонажи низшей мифологии, вроде славянской Макуши или кикиморы). Здесь считалось, что если оставить кусок пряжи незавершенной на Новый год, то Гир Карлинг его украдет.

Можно сравнить этого персонажа с Фрау Хольде и иными святочными ведьмами (Берта, Бельфана и т.д.).

Близка она и Эльфане – королеве фей. В одном из выпусков Эдинбургского журнала сказано о суде, где ответчица утверждает, что к ней явился дьявол в женском обличии, «которого вы зовёте королевой Элфен». Королева и её спутники скакали на белых лошадях и выглядели как обычные люди, но всё же они были тёмными созданиями , которые «играли и танцевали, как им заблагорассудится». Свидетель подтвердил, что она прекрасно владела магией.

То есть образ «дочери» Никневен очень схож с "матерью" Кайлах, но имеет скандинавский "налёт" и более «фольклорен», в духе своего времени.

Мужем Кайлах считают Бодаха. Его имя также представляет собой эвфемизм: bodach (бодах) означает дословно «тот, у кого есть член», то есть просто «мужчина». В современном гэльском языке это стало означать фамильярное «старик». Bodach «старик» в паре с Cailleach, которая означет «карга, старая женщина» в ирландской легенде очень органичны.

А в фольклоре он превратился из супруга Богини в злого духа, который утаскивает непослушных детей через камин. Также бодах является в виде призрака тем, кому скоро предстоит умереть (в этом случае его называют Bodach Glas, «серый человек», и вспомним, в связи с этим, что образ Старухи трансформировался в Прачку у ручья и Банши, призраков, превещающих смерть).

Бодах тоже весьма интересная личность. Попробую хотя бы штрихами накидать его портрет. В сказках (16 и 17 века) его отождествляли с богом Мананном мак Лиром. В Everytra Chonlae некто «Boadach the Eternal» является королём страны Вечной Юности Маг Мелл («Равнина Радости»). Это имя происходит от будахаха «победоносного» и не связанного с бодахом по происхождению. Тем не менее, эти два названия, возможно, стали ассоциироваться между собой со временем в народном сознании. Королём Маг Мелл обычно является все тот же Мананнан, ирландский бог моря. Маг Мелл не просто потусторонний мир, а некий аналог Елисейских полей – райского сада, где обитали боги, и лишь смельчаки из смертных могли проникнуть туда. Обычно Мананнан изображается на своём волшебном коне Аонабрре (Роскошная Грива), способном обгонять весенние ветры и мчаться как по суше, так и по волнам. В число Туата-де-Даннан его взяли довольно поздно. Мананнан Мак Лир был весьма заметным персонажем пантеона, способным, в частности, устраивать бури на море и губить корабли незваных гостей. Кроме того, его образ ассоциировался с колдовством и чародейством. Он рассматривается как хранитель и проводник потустороннего царстве, что приближает его скорее к чудовищным фоморам. Кроме удивительного коня, у Мананнана была удивительная ладья, «летящая по волнам», которая повиновалась мысли того, кто сидит в ней.


Лодка с 1-го века до н.э. Broighter Hoard , которая была найдена около Магиллигана

Однажды Мананнан призвал в волшебную страну Кормака, когда тот искал свою пропавшую жену. Неожиданно опустился туман, а когда ирландец выбрался из дымки, он попал в гости к Мананнану, где владыка Сида открыл Кормаку некоторые секреты и научил отличать правду ото лжи, передал мудрость. Таким образом, Кормак прошёл обряд королевской инициации в Другом Мире, а посвящающим был сам Мананнан Мак Лир.

Призрачность Бодаха тоже можно связать с Мананном, ведь у того был волшебный плащ невидимка, и он мог наводить туманы.

Еще это бог трикстер. В рассказе «Manannan at Play» (IV.9) показан бог как клоун и нищий, который оказывается арфистом. Мананнан (здесь, в его обманчивом облике Бодаха), играет ряд шалостей, некоторые из которых приводят к серьёзным неприятностям; к концу рассказа он компенсирует шалости, которые привели его в беду.

Связь с морским богом - ещё одна интересная черта Старухи. Есть в ирландском фольклоре один персонаж – Мулиартех – морской-змей оборотень. Вылезая на сушу, он принимает вид старухи с синим лицом и одним глазом, стучится в дома, прося обогреться. Но очутившись в доме, морская ведьма начинает стремительно увеличиваться в размерах и набрасываться на людей. Все эти черты схожи с теми, что уже наблюдались у Кайлах. Выше уже упоминалась связь Кайлах с морем и штормами. Мулиартех была вооружена двумя тонкими копьями, возможно, аналог жезла-молота Кайлах. А голова украшена сучковатым хворостом, похожим на когтистый корень древней осины. (опавшая листва и сучки символ Кайлох)

А вот, что пишет о личной жизни Старухи “Словарь кельтской мифологии” Питера Берресфорда Эллис говорит, что Старуха из Бэра: “...изначально появившаяся как триединая богиня с Кайлех Болус (Bolus) и Старуха Corca Duidbne. Она также была известна как старуха Буи, жена Луга, Бога искусств и ремёсел”.
Не удивительно, что Старуха могла иметь несколько мужей, ведь она представала в разных ипостасях, каждой из которой нужен был свой паредр.

Конечно, это лишь маленькая толика того, что можно сказать о Старухе. Это центровой персонаж Европейской  религии, родом из каменного века. Пока я остановлюсь на этом, закончив рассказ отрывком из поэмы "Плач старухи из Беара".
...Я вволю напилась вина с королями,
Их глаза смотрели на мои волосы.
Теперь среди зловонных старух
Я бормочу молитвы.
...Я любила вино,
Оно будоражило меня до кончиков пальцев;
Теперь злой ветер
Покрывает солью мои губы.
...Море всё меньше и меньше волнуется.
Отец, отец, оно
Покидает меня там, где высыхает пена
На пустынной земле,
Сухой, как мои сморщенные бёдра,
Как язык, что торопит губы,
Как вены, что выступили на моих руках.

Tags: кельты, лики Богини, мифология
Subscribe

  • Голубые бегемотики.

    В записи О связях минойского Крита с древним Египтом говорилось о "голубых обезьянах", собирающих шафран. Минойская фреска. С другой…

  • О войне символов.

    Автор блога Old European culture в своей статье " Орёл клюющий дельфина" приводит изображения древних монет. Moesia, Istros. Drachm.…

  • Анахита.

    Автор блога Old Europe culture в своей статье " Анахита?" приводит изображение этого блюда с «танцовщицей» (как некоторые…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments