November 4th, 2017

хрестьянин

Связь коридорных гробниц и материнского божества.

Оригинал взят у mazayka_urza в Связь коридорных гробниц и материнского божества.


Боанн - богиня реки Бойн, Леди Ньюгрейнджа, на фоне которого она нарисована (Автор Одим Фицпатрик)

Я неоднократно уже отмечала, что все коридорные гробницы (комплексы Лох-Крю, Бру-на-Бойн и др.) связывались с каким-либо женским божеством, олицетворяющим плодородное чрево (об этом говорю не только я, но и учёные, занимающиеся исследованием подобных комлексов).  Даже сама форма коридорных гробниц указывает на это.

Планы гробниц с коридорами и внутренней камерой - Ньюгрейндж (слева) и Каирн Т в Лох-Крю (справа)

Collapse )

хрестьянин

Животворящие воды Священной Коровы.

молочная река
Чудесное преображение героя, синонимичное перерождению, происходит нередко после купания в молочном озере. Сказочные сюжеты находят аналогии в реальности — так, в Древнем Египте существовал развитый мифо-ритуальный комплекс, связанный с идеей возрождения через озеро Кебху, или «озеро жизни», в том числе — возрождения священной коровы, посвященной Исиде.

При сопоставлении всего этого круга представлений и обрядов возникает вопрос: не мыслился ли подобный «возрождающий водоём» (озеро, море и т. п.) как бы внутренним в рамках «вселенского первосущества»?

Символика воды как аналога материнского лона достаточно хорошо известна. Она проявляется и в многозначительных строках «Ригведы» (X. 125.7): «Я порождаю отца этого [мира]... / Лоно моё в воде, в море, / Оттуда я распространяюсь по всем мирам, / Величием я достигаю неба», и в различных обрядах и заговорах, связанных с роженицей.


Collapse )
хрестьянин

ВЕДИЧЕСКАЯ ЖЕНЩИНА – КТО ОНА? Или о чём на самом деле «Веды говорят».

Ведическая женщина» – это выражение уже набило оскомину. Вошло в моду оно благодаря небезызвестному «семейному психологу» Олегу Торсунову и его последователям, которые разъезжают по стране и выступают с лекциями о том, как простым смертным достичь семейного счастья. И при этом обосновывают свой идеал «ведической женщины», ссылаясь на «Законы Ману», которые, во-первых, были созданы гораздо позже Вед, а во-вторых, отражают не существовавший в действительности общественный уклад, а идеал, сконструированный брахманами. Этой теме я уже посвятил заметку. Теперь же, полагаю, настала пора взять быка за рога и ответить на вопрос, а что представляла собой «ведическая женщина», какой она была в исторической действительности, а не в фантазиях Торсунова. А для этого давайте непосредственно обратимся к ведийским текстам.

Сразу же хочу заметить (а для многих это становится открытием и доходит с огромным трудом), что никогда не существовало раз и навсегда устоявшейся «ведической цивилизации», напротив, общество, культура и верования в Индии, как и повсюду, находились в процессе изменений, и поэтому, в частности, семейные отношения и положение женщины у индоариев в ведийский период (конец II – первая половина I тыс. до н.э.) значительно отличаются от эпохи Гуптов (III–V вв.), не говоря уже о средневековых порядках. Кроме того, важно подчеркнуть, что к Ведам в узком значении принадлежат четыре сборника: Ригведа (Веда гимнов), Самаведа (Веда напевов), Яджурведа (Веда жертвенных формул) и Атхарваведа (Веда заклинаний), а в широком смысле в состав ведийского канона включаются брахманы, араньяки и упанишады. Последние два разряда текстов известны как веданта (букв. «конец Вед») [Индуизм 1996: 118; История Востока 1997: 398]. Ни Махабхарата, ни Рамаяна, ни пураны «ведической литературой» не являются!


Collapse )