December 10th, 2017

хрестьянин

Третья попытка объяснения символизма Шила-на-гиг.

подкова

Как известно, подкову вешают "на счастье" и "от дурного глаза". Её часто вешают над входными дверями , чтобы злые силы не проникли в дом. "Раньше её вешали над входом в дом — прямо над дверью. Сейчас это почти не практикуется, но в прошлом люди так защищались от сглаза и недобрых людей", - говорится в статье "Как надо правильно вешать подкову".

подкова над дверью

Collapse )
хрестьянин

Спартанский матриархат.

Из всех греческих государств наибольшей свободой и властью женщины обладали в Спарте. Плутарх отметил, что женщины в Спарте всегда владычествовали над мужчинами (Agis. VIII.3). При этом он подчеркнул, что причастность женщин к управлению государством отнюдь не была здесь каким-то случайным явлением, что, скорее, напротив, она может считаться закономерным следствием всего их образа жизни и того неподобающе высокого положения, которое они занимали в спартанском обществе.

Взяв за точку отсчёта безрадостную жизнь афинянки из "приличной семьи", известную нам по "Домострою" Ксенофонта и судебным речам IV века до Р. Х., мы неизбежно должны будем признать, что в своей повседневной жизни её спартанская современница пользовалась несравненно большей свободой. Судя по отрывочным сообщениям источников, эта свобода должна пониматься в первую очередь как освобождение от монотонного и отупляющего домашнего труда, который в древнегреческих полисах превращал женщин в особую разновидность рабынь. Так, ксенофонт (Lac. Pol.1.3-4) восхищается мудростью Ликурга, который в заботе о правильном деторождении освободил спартанских девушек от слишком строгого домашнего надзора и вместо того, чтобы, как это обычно бывает в других греческих полисах, сидеть за ткацким станком в ожидании замужества, обязал их укреплять своё тело атлетическими упражнениями наравне с юношами. В "программу" воспитания спартанских девушек наряду с чисто физическими упражнениями, вероятно, входили и какие-то элементы обучения музыке, и, возможно, также чтению и письму. В духовно-интеллектуальном отношении спартанки, как правило, превосходили своих брутальных, далёких от подлинной культуры мужей. Немалое значение имело также и то, что девушек в Спарте выдавали замуж уже в достаточно зрелом возрасте, вероятно, между семнадцатью и двадцатью годами. В отличие от афинских 12 - 14-летних девочек-подростков, которые становились жёнами и матерями, они плохо поддавались "приручению" и, видимо, были совсем не склонны безропотно выполнять волю своих супругов.

Collapse )

хрестьянин

Символика луны.

Пожалуй, о лунной символике написано больше, чем о каком-либо ином символе. Однако на 99%  вся эта писанина представляет собой ни что иное как бред сивой кобылы, повторять который мы, естественно, не имеем ни малейшего желания.

Итак, попытаемся разложить всё по порядку.

В Ригведе Суриа (солнце) - невеста, Сома (луна) - жених. Аналогичным образом в Эдде луна и солнце - муж и жена.

В неолитическом мире матерью солнца была Великая Богиня. Великая Мать - земля "рождает" из себя солнце каждое утро (появляющийся на горизонте диск солнца напоминает голову ребёнка, выходящую из материнского чрева при родах). Следовательно, отцом солнца должен быть супруг Богини, а луна счиналась одной из его ипостасей.

Collapse )
хрестьянин

О происхождении языка и человека.

Чаще всего научно-позитивистские теории происхождения языка носят какой-то легкомысленный, чарли-чаплинский характер: теория "вау-вау" (язык якобы возник в результате звукоподражания животным, птицам и т. п.); теория "ням-ням" (слова языка - это якобы результат первоначального детского лепетания); теория "ой-ё-ёй" (всё якобы началось с непроизвольно произносимых звуков и выкриков) и т. д.

Некоторые исследователи утверждают, что раскрытие психолингвистических функций могло быть связано с включением псилоцибина [1] в пищу древнего человека. Эта гипотеза уже ближе к истине.

"Язык, - писал ещё в 1843 году основоположник языкознания немецкий лингвист К. Гумбольдт, - не может возникнуть иначе, как сразу и вдруг, или, точнее говоря, языку в каждый момент его бытия должно быть свойственно всё, что делает его единым целым" (цит. по: Панов Е. Н. Знаки, символы, языки. - М., 1983, с.25). Такие случаи мгновенного обретения нового языка называются глоссолалией. Глоссолалия (от греческих слов glossa - "язык" и laleo - "говорить") - это спонтанные взрывы синтаксически упорядоченных звуков с очевидным лингвистическим содержанием, какие иногда бывают в состоянии молитвенного (или вызванного наркотиками-галлюциногенами) экстаза. Доктор Андрийя Пухарич, которого английский писатель Олдос Хаксли назвал "выдающимся светилом парапсихологии", в 1952 году исследовал случай молодого голландского скульптора Гарри Стоуна. В состоянии глубокого транса молодой человек говорил на древнеегипетском языке и писал иероглифы, о которых не имел ни малейшего понятия в нормальном состоянии сознания.

Collapse )
хрестьянин

Что такое мужчина?

"Что такое мужчина?" - задаются вопросом Вадим Заводюк и Станислав Исупов.

"Мы имеем в виду настоящего мужчину (т.е. гендер), а не среднестатистическое вымирающее существо, носящее брюки и бреющее бороду. Попробуем уточнить. Что такое мужчина? Это не самец. Не вульгарный тип из «Домостроя». Не красавчик и не Дон Жуан. Настоящий мужчина, как и настоящее шампанское — вещь крайне редкая. Дожили: настоящих мужиков женщины уже видят только по телевизору! Р. де Ниро, А. Пачино и ковбой Мальборо.

На мужчину нигде не учат, и экзамен на право называться мужчиной не сдают. Разве что в армии, в тюрьме, на войне и в жестоких подростковых разборках" (Источник: Заводюк В.Г., Исупов С.А. Биомасса и личность. Забавные истории из жизни людей, политиков и животных. — Самара, 2001).

Вот именно! На мужчину нигде не учат в современном антитрадиционном мире. А раньше учили. В подростковых обрядах инициации. Только те, которые проходили эти обряды, назывались мужчинами и получали право жениться и оставлять после себя потомство. С этой точки зрения, подавляющее большинство современных мужчин вовсе таковыми не являются. И вот они-то больше всех и громче всех жалуются на "вагинократию", то есть современный "матриархат", на ущемление их прав и мужского достоинства, и пр., и пр.


Collapse )
хрестьянин

Когда государство über alles.

«Из всех тоталитарных нарушений прав личности при смешанной экономической системе призыв на военную службу, наверное, самое страшное. Это надругательство над правами. Военный призыв отрицает фундаментальное право человека — право на жизнь — и устанавливает основной принцип тоталитаризма, согласно которому жизнь человека принадлежит государству, и государство может потребовать пожертвовать ею в войне. Если принимается этот принцип, все остальное — лишь вопрос времени. Если государство может заставить человека рисковать жизнью или здоровьем в войне, которую объявило по собственной прихоти, цели которой он не может не то что одобрить, но даже понять, если для того, чтобы послать его на нечеловеческую муку, не требуется его согласия, тогда, в принципе, в этом государстве отрицаются все права, и его правительство не является защитником граждан. Что же в таком случае оно защищает?»

— Айн Рэнд

пушечное мясо

А действительно, если подумать - за что погибли миллионы солдат на полях первой мировой войны? Сегодня никто уже и не ответит на этот вопрос сколько-нибудь удобовразумительно. Значит, "месили" и "мочили" они друг друга просто ни за что. Феномен братаний воинов враждующих армий свидетельствует о том, что причины войны были непонятны простым солдатам уже тогда, а ныне они непонятны тем более. Простому Ивану нечего было делить с таким же простым Гансом, и они, братаясь, показывали тем самым, что ничего плохого друг другу не желают. Их втянули в эту бессмысленную бойню государи, и они воюют "постольку-поскольку" их заставляют и принуждают к этому противоестественному занятию.
хрестьянин

Мирское и сакральное: как совместить несовместимое?

Автор - fede

МенадаВ греческой драме "Вакханки" показано противоборство между рациональным "Судьей" - Пенфеем, новым царем Фив, и группой "слабоумных" безумных менад; само слово менада означает "безумная женщина". Будучи почитательницами Диониса, менады устраивали в честь него дикие оргии: танцевали в безумном экстазе под его музыку, были кормилицами юного Бога и вскармливали грудью диких зверей. Кормилицы - менады обладали магией безграничного материнства. Но если им запрещалось устраивать оргии в честь Диониса, они сходили с ума, становились агрессивными и могли разорвать на части собственных детей. Пенфей запретил Дионису появляться в его царстве, ибо хотел, чтобы в нем правил только один разум. Он собрался выловить и посадить в тюрьму всех женщин, которые в его городе по - прежнему поклонялись Дионису, устраивая в лесах буйные экстатические оргии. Своим безудержным ликованием и дикими танцами эти безумные женщины представляли угрозу для царя. Пенфей считал их экстаз мистификацией, а их жреческое ритуальное поклонение - притворством. Его разум говорил, что женщины должны находиться дома и принадлежать своим мужьям: "В железо их велю я заковать/Авось тогда пройдет их беснованье". Пенфей обвиняет чужестранца Диониса в том, что из-за него безумие охватило фиванских женщин.
Пенфей собирает воинов, чтобы прекратить экстатическое веселье менад, смех и пение, посвященные почитанию жизненной силы; он хочет их поймать, устроив засаду, и развести по домам. Однако, вакханки, взбешенные этой попыткой взять над ними власть, приходят в неистовство. Они сладострастно разрывают на куски быков - "Быки - обидчики, что я ярости, бывало /Пускали в ход рога, повержены лежат/ Их тысячи свалили рук девичьих", - и рядом с ними царят смятение и хаос. Мужчины неспособны ими управлять. Чтобы остановить этот хаос, не желая более терпеть такое унижение со стороны женщин, Пенфей хочет силой их остановить. Дионис советует Пенфею надеть пеплос (в Древней Греции и Риме женская верхняя одежда) вакханки, чтобы, забравшись на дерево, следить за менадами. Распознав мужчину, менады во главе с их предводительницей Агавой с корнем вырывают дерево и набрасываются на Пенфея. Вакханки хотят убить незваного гостя, чтобы тот никому не смог рассказать об их тайных ритуалах. Агава - его родная мать, находится во сласти чар Диониса. Пенфей пытается вразумить ее, кричит, что он - ее родной сын, но уже слишком поздно. Она срывает всю свою ярость на незнакомце. Потом к ней присоединяются другие вакханки, которые разрывают на части его тело. В конце концов, в диком упоении победы Агава насаживает на тирс его голову, которую принимает за голову горного льва. По возвращении в Фивы безумие Агавы проходит, и она узнает, что убила своего сына. В великой скорби и печали она отправляется в изгнание.
-
Collapse )