July 23rd, 2019

хрестьянин

Богиня Гестия (Веста) как "Родина-мать".

В статье про богиню Гестию (Весту) говорилось, что греки помещали общий очаг города (жертвенник Гестии) в Пританее. Изначально Пританей — это здание, посвящённое Гестии, где постоянно поддерживался священный огонь. «Священный огонь пританея был источником власти. Притан — это синоним начальника, магистра, царя».

Общественное здание Пританей находилось посреди города Афин и считалось храмом богини Гестии. На алтаре Гестии в Пританее девственницы поддерживали вечный огонь, а члены-управители приносили богине Гестии там каждый день жертвы — вино, хлеб, плоды и прочее. Там же, в Пританее, у очага Гестии, принимались чужестранные послы и устраивались для них пиры.

Самым священным местом в римском городе был храм богини Весты. В храме постоянно поддерживался Священный огонь. Изначально его охраняли дочери царя, затем их заменили жрицы-весталки. Внутри храма находился тайник (penus Vestae), где хранились символы империи, которые, по легенде, Эней  привёз с собой из Трои, в том числе Палладиум, античное изображение Минервы.

800px-Etruria_meridionale,_menerva,_500-480_ac_ca
Этрусская фигурка Менрвы. 500—480-е гг. до н. э.

Collapse )
хрестьянин

Амазонки на фронтире патриархальных империй.

С. А. Севрюгин отмечает, что "все источники косвенно указывают на то, что народы с развитыми амазонскими традициями (до-государственными) находятся на окраинах патриархальных империй с развитыми государственными признаками:

амазонки южного Причерноморья (малая Азия) – на окраине месопотамских и среднеазиатских империй – государств, сменявших друг друга в течение нескольких тысячелетий;

амазонки северного Причерноморья, Прикаспия, Кавказа и Приуралья – на окраине эллинских империй;

амазонки скандинавские, восточно-европейские, волго-донские – на окраинах Византийской империи;

амазонки Америки – на окраине империи инков;


Можно предположить, что и ливийские амазонки были реальностью северной окраины египетских царств. На рубеже третьего и второго тысячелетия до н. э., родоплеменные образования, культивировавшие традиции амазонок, стремясь сохранить догосударственные отношения после того как были вытеснены Египтянами из континентальной Африки, создали своё царство на некоторых островах Средиземного моря".
Collapse )
хрестьянин

«Амазонки» как социально-политическое явление (1).

Автор - С.А. Плетнева. «Культура славян и Русь». М., 1998 г., стр. 529-537. Тираж 1000 экз. Источник.

Раненая амазонка, падающая с коня. Мраморная копия, II в. до н. э.

Древнейший из дошедших до нас рассказ об амазонках (женщинах-воительницах) принадлежит Геродоту (V в. до н. э.). Он писал, что в сражении на реке Фермодонте (в Малой Азии) эллины победили амазонок, захватили часть амазонского войска в плен и повезли женщин на трёх кораблях к себе на родину. Однако в открытом море амазонки напали на греков, перебили их и захватили корабли. Не умея управлять ими и ориентироваться в море, они не смогли вернуться домой: корабли, гонимые ветром, доставили их к берегам Меотиды (в Приазовье). Амазонки сошли на берег, в степи «встретили табун лошадей и захватили его. Разъезжая на этих лошадях, они принялись грабить Скифскую землю»1. Такова версия происхождения амазонок по Геродоту.

В IV в. до н.э. Эфор дал свой вариант зарождения амазонства в европейских степях: «Некогда савроматы отправились походом в Европу, но там погибли, и жёны их остались одни…» и добавляет, что «амазонки, оскорблённые мужчинами, когда те отправились на какую-то войну, оставшихся перебили, а тех, кто вернулся, не приняли…»2.

Collapse )

хрестьянин

«Амазонки» как социально-политическое явление (2).

Автор - С.А. Плетнева. «Культура славян и Русь». М., 1998 г., стр. 529-537. Тираж 1000 экз. Источник.


Амазонки в Троянской войне. Ахилл и Пентесилея.

Таков образ степной женщины-воительницы в русских былинах, «перекочевавший» в них прямо из степного эпоса. Например, в песне о Бамси-Бейреке (Книга моего деда Коркута13) даётся подробное описание предсвадебной борьбы героя с невестой. В нём присутствуют и испытание меткостью в стрельбе, и скачки, и рукопашная схватка, проходившая отнюдь не условно-ритуально: девушка была довольно сильно побита. Аналогичных примеров можно найти в тюркском эпосе множество, однако существование женщин-воительниц в степях в разные периоды эпохи средневековья подтверждается и археологически, в частности, по материалам известного в археологической литературе Дмитриевского могильника14. Могильник принадлежал осёдлому и полуосёдлому алано-болгарскому населению, относящемуся к кругу так называемой салтово-маяцкой культуры — культуры Хазарского каганата (расположен он в лесостепи, в верховьях реки Северский Донец). Подсчёты показали, что около 30% женских захоронений всех возрастов сопровождались оружием, преимущественно топориками. Удалось проследить, что в захоронениях юных (18-25 лет) женщин и старух (50-60-летних) оружие помещалось много чаще (около 70% всех находок), чем в захоронениях женщин среднего возраста. К тому же юные женщины (воительницы) сопровождались нередко полным набором оружия: топориками, луками со стрелами, ножами-кинжалами и даже саблями. Существенно, что посмертно вооружались обыкновенно женщины, похороненные отдельно от мужчин, в специально для них сооружённых могилах. Та же картина распространения оружия в женских погребениях наблюдается и в других подобных или близких Дмитриевскому могильниках, но подробная обработка данных из раскопок этих памятников не производилась и потому уверенно (с конкретными цифрами) говорить об этом мы сможем, вероятно, только в будущем.

Collapse )