September 10th, 2019

хрестьянин

Александр Дугин об изначальном, до-патриархальном обществе.

Александр Дугин в своём курсе лекций "Социология гендера" говорит, что "в сакральном архаическом обществе [1] мы видим одну интересную закономерность: пол - это та форма дифференциации, которая в нормальном случае не приводит к жёсткой оппозиции. То есть пол - это различие, дифференциал, который не влечёт за собой оппозиции, войны или взаимной эксклюзии. То есть это такое различие, которое имеет перспективу синтетического обобщения.

Так, мы видели, каковы отношения между двумя кланами, представляющими друг для друга потенциальные группы легитимных женихов и невест. Между ними существует линия оппозиции, дифференциал, различие, и существует единство, что выражается в принципе игры.

Вот этот принцип очень важен, - ещё раз обращаю внимание на книгу Хёйзинги "Homo ludens", "Человек играющий", в которой подробно описывается игра как исток культуры. В этом отношении можно сказать, что пол явлчяется основой культуры в сакральном традиционном обществе, поскольку является парадигмой всех игр. А игры являются истоком культуры. Соответственно, в основе игры лежит деление на два клана, которое порождает специфику отношений. Вот здесь мы говорим о фундаментальном значении гендера, который лежит в основе человеческого общества вообще. И вот самым глубинным смыслом гендера в его социологической функции является организация оппозиции сходного, единого. То есть некий диалектический момент: пол - это основа диалектики как сочетание противоположного, единство и борьба, если угодно, по Гегелю, противоположностей, что выражены в поле. Потому что представители разных полов различны; соответственно, можно сказать, что между ними существует оппозиция и конфликт, они - "другие", и комплексы сакральные, которые выстраиваются вокруг гендера, они действительно подчёркивают различие одного и другого; и, с другой стороны, это такое различие, которое в нормальном случае не превращается в войну, не исключает друг друга. То есть пол представляет различие без исключения.

Collapse )
хрестьянин

Примордиальный символизм.

Итак, Дугин в начале четвёртой лекции курса "Социология гендера" показывает и доказывает вторичность патриархата. Патриархат предполагает стратификацию общества, а первичное, примордиальное человеческое общество (общество архаическое, сакральное) отличается как раз отсутствием социальной стратификации (это то, что называется "первобытным коммунизмом").

И далее Дугин говорит об онтологическом значении символизма этого изначального человеческого общества:

"Онтология лежит на диаде, покоится на диаде, потому что всегда есть бытие, например, и его антитеза - небытие. Но на самом деле сакральное представление и о бытии, и о небытии основываются на том же самом гендерном признаке: небытие и бытие друг друга дополняют; они являются различными и являются одновременно перетекающими друг в друга, как жизнь перетекает в смерть.

мужчина и женщина

Collapse )
хрестьянин

Культ Матери-земли у ойрат-монголов.

Из диссертации "Традиционные религиозные верования ойрат-монголов". Автор - Эрдэнэболд Лхагвасурэн.

"По мифологическому мировосприятию народов Центральной Азии и Южной Сибири, земля всегда считалась женским началом, и эти представления восходят к периоду так называемого материнского рода. Высокая социальная роль женшины той эпохи вытекала из самой сущности общественных отношений, исчисления родства по материнской линии и матрилокального характера расселения родовых общин [Мэнэс, 1987.- С. 60].

По понятиям кочевников, люди родились от матери земли и живут благодаря её плодородию. Поэтому они уважают мать-землю как свою мать и поклоняются ей.

По верованиям алтайских урянхаев хозяином горы Алтай является женщина. В одной устной легенде ойрат-монголов повествуется о том, как «в древние времена один бедный человек копал лук на горе Алтай, и вдруг рядом с ним возникла женщина в золотой одежде с рыжими волосами и сказала: «вы здесь больше не копайте лук, вы делаете мне больно. А сейчас возвращайтесь домой. По дороге вам попадётся коза. Если вы будете за ней ухаживать, то скоро разбогатеете и заживёте хорошей жизнью». Говорят, что тот бедняк послушался её и по дороге домой нашёл козу, стал за ней ухаживать и спустя несколько лет очень разбогател и зажил хорошей жизнью». В связи с этой легендой в верованиях алтайских урянхаев хозяйкой горы Алтай является женщина, поэтому установился обычай приносить ей в жертву грудинку, то есть ту часть мяса, которую обычно едят женщины. Однако после распространения буддизма стали приносить в жертву и другие виды мяса вместе с грудинкой [Ганболд, 1996.-С.4]
."

Collapse )
хрестьянин

Женские инициации.

Автор - Брюс Линкольн

Несмотря на то, что ритуалы женских инициаций во многом похожи на мужские инициации, всё же существует несколько существенных различий, отражающих биологические и — что ещё важнее — социальные различия между мужчинами и женщинами. Например, часто отмечается, что, если мужские инициации обычно являются коллективными ритуалами, то женщин, как правило, инициируют отдельно друг от друга. Отчасти это объясняется драматичным индивидуальным физиологическим событием — началом менструации — с которого во многих культурах начинается инициатический ритуал. Следует также отметить, что там, где мужчины инициируются в товарищеских или возрастных группах, между ними устанавливается прочная социально-политическая солидарность; в случае с женскими инициациями, изоляция во время ритуала отражает и помогает сохранить ситуацию, в которой женщины не могут интегрироваться в сколько-нибудь многочисленную, влиятельную или эффективную социально-политическую группу.

Задача инициатических ритуалов заключается в том, чтобы сделать человека взрослым: превратить его из ребёнка в полезного, ответственного члена общества, готового принять права и обязанности, связанные с конкретным статусом, которым ему или ей предписывается обладать согласно традиции. Поэтому допустимо предположить, что в каждом ритуале женской инициации оказываются закодированы нормы, определяющие границы женского существования так, как это принято в каждом конкретном обществе. То есть, ритуал подталкивает девушку к принятию этих норм, или, другими словами, эти общества в целом закладывает в девушку эти нормы. В данном случае особенно уместным становится замечание Симоны де Бовуар, сделанное ею в книге «Второй пол» (The second Sex (New York, 1961)): «Женщиной не рождаются, ею становятся. Ни биология, ни психика, ни экономика не способны предопределить тот облик, который принимает в обществе самка человека. Существо, называемое женщиной, нечто среднее между самцом и кастратом, могло возникнуть только под воздействием всех сторон цивилизованной жизни.»[1] (p. 249).

Collapse )