November 28th, 2019

хрестьянин

... И полцарства в придачу.

Мужчина (обычно довольно молодой) женится на более высокоранговой, чем он, особе — и оттого поднимает свой социальный статус. Ныне это скорее экзотика (ничем не примечательный советский мелкий чиновник Сергей Каузов, женившийся на дочке Онассиса — один из этих экзотических примеров). Точнее, реликт древних обычаев, согласно которым вождю племени наследовал не старший сын (в кочевые времена он брал свою долю отцовских стад и отваливал основывать свой собственный род), а зять (обычай экзогамии).

Со временем обычай отмер и превратился в архетип, и в этом качестве перекочевал в фольклор. В русской народной сказке «Сивка-Бурка» Иван-дурак стал царским зятем: "Царь кликнул клич: всем добрым молодцам неженатым съезжаться на царский двор. Дочь его велела построить себе терем. В этом тереме она сядет на самый верх и будет ждать, кто бы с одного лошадиного скока доскочил до неё и поцеловал в губы. За такого наездника, какого бы роду он ни был, царь отдаст в жёны свою дочь и полцарства в придачу". В сказке братьев Гримм «Стоптанные туфельки» у короля 12 дочерей. На ночь король их запирает, чтобы никуда они не сбежали. Тем не менее, каждое утро их обувь находится в состоянии жуткого износа. Король обещает в награду одну из дочерей в жёны тому, кто разгадает тайну. В результате королевское задание выполняет старый солдат. Король женит его на одной из дочерей, и тот становится наследным правителем.

В фольклоре народов мира имеется множество подобных историй. Как говорил Пушкин, "сказка - ложь, да в ней - намёк..." Намёк на существовавший в древности обычай легитимной передачи власти через выдачу замуж царских дочерей.

Collapse )