December 1st, 2019

хрестьянин

Экзогамия и матриархат.

Владимир В. Видеман в своей статье поделился оригинальной идеей происхождения экзогамии (обычай, запрещающий брать жён из своего рода и племени, запрет брачных отношений между членами родственного (род, фратрия) или локального (например, община) коллектива).

"Рудименты матриархальных культов можно найти и сегодня, практически, на любом континенте. Женский мистицизм, матриархальная садхана (санскр. sadhana, букв. «средство достижения» духовных результатов) — интегральная часть доминирующих ныне патриархальных религий, внутренне оппозиционная последним, их душевной энтелехии. Потому что у матриархального традиционализма есть собственная энтелехия, душа или воля к власти. Есть и своя эзотерика. Которая тоже явилась продуктом разделения древнейших родов, но не по патриархальному, а матриархальному принципу. Что тоже породило архаичные религии первого поколения: культы древнейших матерей в парампаре Великой богини. Причём, как показывают исследования палеокультуры, матриархальный эзотеризм исторически предшествовал патриархальному, и мужские тайные общества явились лишь реакцией на более древнюю практику закрытых женских объединений. Существует ряд моделей гендерного поведения, присущих, практически, всем известным культурам: мужчина — добытчик-защитник, женщина — хозяйка-хранительница очага. Давно замечено, что, в большинстве своём, женщины менеьше мужчин склонны к перемене места жительства или региона обитания, будучи по природе ориентированными на создание устойчивой семьи, фамильного гнезда. Мужчины, напротив, с большей готовностью меняют место жительства, как, впрочем, и семью.

Такого рода поведенческие модели имеют очень древнюю природу и восходят ко временам формирования экзогамиии (запрет на близкородственные браки) — основы человеческой социализации. Происхождение экзогамии объясняют по-разному: и как попытку древнего человека избежать вырождения в результате кровнородственных браков, и как спонтанное зарождение в архаичном сознании основ человеческой семейной этики и психологии. Но вряд ли архантропы могли вообще что-то знать о феноменологии вырождения, да и почему другие животные не вырождаются, а человек — непременно должен? Относительно спонтанной семейной этики тоже можно сильно засомневаться.

Collapse )
хрестьянин

Афина Паллада.

Авторы - С.А.Гудимова // Тахо-Годи А.А., Лосев А.Ф. Греческая культура в мифах, символах и терминах. – СПб., 1999. – С. 227–328.

Афина Паллада – не только центральная фигура всей олимпийской мифологии, но по своей значимости она почти равна самому Зевсу, а во многих отношениях даже превосходит его. Во всяком случае, с точки зрения исторического приоритета она важнее Зевса. Её культ возник во времена матриархата, когда «о Зевсе не было и помину» (с. 227).

Прежде всего само имя Афина, по мнению современных лингвистов, догреческого происхождения. Главнейшие атрибуты Афины – сова и змея. О том, что змея – это постоянное в античности олицетворение Земли и её мудрости, свидетельствует общеизвестная статуя Фидия в Парфеноне, где змея изображена около богини в виде буквы S. Геродот пишет: «Афиняне рассказывают, что огромная змея обитает в храме. Впрочем, не только говорят об этом, но каждое новое новолуние совершают и предлагают змее жертву, как будто она на самом деле находится в храме. Ежемесячная жертва состоит из медовой лепёшки» (цит. по: с. 230–231). Богиня со змеями – популярнейший мотив крито-микенского искусства и мифологии. Орфический гимн прямо называет Афину «пестровидной змеёй».

О совином прошлом Афины говорит её постоянный эпитет у Гомера glaycopis, который обычно переводят как «совоокая», но точнее, по мнению Лосева, – «соволикая», «сововидная», «с видом совы». У Гомера Афина превращается в морского орла, в ястреба, в ласточку. В «Одиссее» она либо сравнивается с морской птицей, либо превращается в неё. В Мегаре была скала Афины Эфии, т.е. утки-нырка. К «птичьему» прошлому восходят как крылатость Афины в некоторых памятниках изобразительного искусства, так и её знаменитые крылатые сандалии, которые она получила от убитого ею гиганта Палланта.

Collapse )
хрестьянин

Культура - андрогин.

Автор - Богатова Лариса Михайловна, кандидат философских наук, доцент кафедры философии Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета, г. Казань.

В 1918 г. был опубликован первый том работы О. Шпенглера «Закат Европы», который сразу же вызвал огромный интерес со стороны не только научной общественности, но и самой широкой читательской аудитории. Сочинение немецкого исследователя привлекло к себе пристальное внимание как экстравагантным названием, которое по стилю не вписывалось в рамки строгой академической традиции, так и оригинальной структурной композицией, необычной терминологией, отличающейся использованием ярких метафор, но самое главное, неординарностью идей и глубиной выводов, сделанных автором. Рассуждая на тему относительно тенденций и перспектив перерождения европейского культурно-исторического процесса в цивилизационное состояние, О. Шпенглер применил оригинальную научно-теоретическую методологию, основополагающим принципом которой являлся тезис: «Культуры суть организмы. История культуры – их биография» [1, с. 169]. Автор был убеждён, что «всякая культура переживает возрасты отдельного человека. У каждой имеется своё детство, юность, возмужалость и старость. Юная, робеющая, чреватая предчувствиями душа проявляется на расцвете романской эпохи и готики. В ней – веяние весны. <…> Чем более приближается культура к полудню своего существования, тем более мужественным, резким, властным, насыщенным становится её окончательно утвердившийся язык форм, тем увереннее становится она в ощущении своей силы, тем яснее становятся её черты. <…> Наконец, усталая, вялая и остывшая, она теряет радость бытия и стремится – как в римскую эпоху из тысячелетнего света обратно в потёмки первозданной мистики, назад в материнское лоно, в могилу» [1, с. 173–174].

В мнении о том, что культура представляет собой некое организмическое состояние, О. Шпенглер был не одинок. У него были как солидные предшественники, так и многочисленные последователи. Среди них и раннегреческие физики с их наивными антропоморфными представлениями о макрокосме, и талантливый мыслитель-энциклопедист позднего Ренессанса Дж. Вико, разделивший в хронологии исторический процесс на стадии в соответствии с возрастами жизни человека, и Т. Гоббс, представляющий европейскую нововременную философскую мысль, рассуждающий о государстве как об орудии устрашения и подавления человека, которое можно сравнить с неким мифическим, кровожадным Левиафаном, вызывающим панический страх и ужас. В этом ряду такие мыслители, как великий И. Гёте – немецкий поэт-романтик и учёный, заложивший основы учения о сравнительной морфологии органических форм, которое, по логике автора, без исключения может быть применимо ко всем организмам, в том числе и историческим; Г. Спенсер – классик современной английской философии, который, являясь лидером оригинального направления в социологии на рубеже ХХ века, создал оригинальную философскую доктрину, основанную на проведении прямой аналогии между отдельными структурами общества и человеческим организмом; М. Фуко – крупнейший представитель французского постмодернизма, рассуждавший «о социальном теле» в связи с проблемой властных отношений, которые, по мнению Фуко, стремятся достичь состояния, названного им «власть-знание», и обрести легитимность «для обеспечения наиболее эффективного функционирования организма во всём многообразии его жизненных функций» [2, с. 17]. Данный перечень могли бы продолжить имена многих других, не менее известных исследователей, которые не сомневались в целесообразности рассмотрения культурно-исторических феноменов в качестве особых органических образований и предпочитали анализировать культуру с позиций социоорганики.

Collapse )
хрестьянин

Про грибы.

Интересная заметка у magadansky в О культуре употребления мухоморов.

грибы
Исследователи долго не могли понять, что за существа изображены на камнях. То ли это люди в странных шляпах, то ли грибы с непонятными ножками.

Я полагаю, что не следует "вестись" на "старорежимные", дореволюционные записки Крашенинникова С. П.:

«Служивому Василию Пашкову, который часто в Верхнем Камчатском и в Большерецком на заказе бывал, велел мухомор у себя яйца роздавить, который, послушав его, дни в три и умер. Обретающемуся при мне толмачю Михайлу Лепехину, которого не в знатье мухомором поили, велел он брюхо у себя перерезать… Денщику подполковника Мерлина... приказал мухомор удавиться с таким представлением, что все ему дивиться будут. И сие действительно бы учинилось, если бы не сберегли его товарищи» («Описание земли Камчатки»).

Примерно то же самое я читал у дореволюционных православных сектоведов, например, у Буткевича Т. И.. в его сочинении "Русские секты и их толки". Цитирую: "Свидетель – очевидец, заслуживающий полного доверия, рассказывает, что один хлыст, приняв причащение в виде конфекты, двенадцать дней болел, лишился даже сознания, не мог двигаться и получил отвращение к пище. Другой после причащения начал ломать у себя печь, а затем с криком «Всего мира князь, всего мира князь» прибежал к одной женщине и просил ее запереть дом, приговаривая: «Идут, идут». Третий – в состоянии исступления вспорол свою лошадь и вообразил, что на двор к нему забрались волки".

Collapse )