December 8th, 2019

хрестьянин

Таинство Элевсинских мистерий.

«Хорошо снаряжен тот, кто сходит во гроб, зная истину Элевсина.
Ему ведом исход земной жизни и новое её начало — дар богов».
— Пиндар. Оды. V век до н. э.

Перед началом Великих, как и Малых, мистерий, особые жрецы-чиновники — спондофоры, «носители [вести] о возлиянии» — отправлялись по всей Греции с объявлением о прекращении войн и усобиц.

Условием допуска к посвящению было неучастие в убийствах, нельзя было находиться под судом, и быть чародеем; необходимо было знание греческого языка (иначе не понять смысла речей элевсинских жрецов) и гражданство Афин. Некоторые афинские семьи «прописывали» у себя гостей. В мистерии были посвящены римляне Сулла и Аттик (друг Цицерона), императоры Август, Адриан, Марк Аврелий, а для посвящения Октавиана даже провели внеочередные мистерии. Впоследствии в мистерии разрешили посвящать рабов и гетер.
Каждый желавший вступить в число мистов искал мистагога — им мог быть любой посвящённый. Мистагоги должны были объяснить неофитам основные правила и обряды.

Элевсинским мистериям предшествовали пост и ритуальное купание в Фалеронской бухте.

На третий день после купания в бухте желающие получить посвящение начинали торжественное шествие по дороге, ведущей в Элевсин. Шествие, естественно, возглавлялось жрецами и жрицами; последние несли особые цилиндрической формы корзинки, называемые «χισται». Корзинки были плотно закрыты, и содержимое их было окутано тайной [1]. Каждый из посвящаемых нёс посох, обвитый цветами и миртовыми ветками, и узелок с провизией и новой одеждой, в которую надлежало облачиться, пройдя посвящение. Некоторые несли также и особые чаши с углублениями для разных видов зерна, плодов и мёда; всё это предназначалось для ритуальной трапезы, имевшей место сразу после облачения в новые одежды.

Когда шествие достигало моста через реку Кефисс, начинался особый обряд, называвшийся «γεφυρισμοι», что приблизительно можно перевести как «шутки на мосту». Обряд был учреждён в честь Иамбе, «весёлой старухи», рассмешившей скорбящую Деметру непристойными шутками и прочими «забавными выходками». Заметим, что, поскольку Деметра скорбела о дочери, оказавшейся в подземном царстве, утешение Иамбе, несомненно, должно было содержать в себе идею возврата в мир живых.

К Элевсину процессия приближалась уже под вечер, при громких криках «Ιαxχος, Ιαxχος!». Значение этого ритуального возгласа неясно и из греческого языка никак не объясняется, однако общий смысл «возвращения к жизни» достаточно надёжно восстанавливается из контекста. Чтобы подчеркнуть этот смысл, каждый из участников процессии обвязывал правую руку и левую ногу красной шерстяной нитью.
Collapse )
хрестьянин

Элевсинские тайны.

Ольга Шульчева-Джарман сообщает в своей статье "Сильная родила Сильного":

"В святилище Элевсина, в ночь великого таинства, слышался возглас – «Сильная родила Сильного!» «Владычица родила священное дитя. Могущественная – Могущественного! Бримо родила Бримоса!».
И говорил посвящённый-эпопт: «Я видел огонь, и я видел Кору!»

Проф. А.Б.Зубов считает, что близко к разгадке тайны Элевсина предположение о том, что в ребёнке на руках Коры каждый видел себя – младенца, который стал бессмертным, который не умрёт…
"

Здесь довольно любопытно, что, согласно христианской традиции, серафимы называемы словом Божьим "возгорающими" и "пламенеющими" (Дионисий Ареопагит. О церковной иерархии. 4.3.10). То есть, надо полагать, что Дева Мария, сказав Архангелу "да будет Мне по слову твоему", восприняла в себя его огнесветоносную природу. Как образно выражались скопцы про рождение своего "искупителя" Кондратия Селиванова от "пренепорочной девы" императрицы Елизаветы Петровны, она, "царица небесная", "божественная клеща, угль огненный в себе державшая", родила его, "разблажившись Святым Духом".

fullsize
Картина Карло Кривелли (1430-1495) под названием "Благовещение со святым Эмидием" была написана в 1486 году. Сейчас она находится в Национальной галерее в Лондоне.

Collapse )
хрестьянин

"Творчество - это болезнь души" (Г. Гейне).

Случайно прочилал у Елены Смолич amsmolich в Кострома жизнеописание поэтессы Ю.В. Жадовской.

Жадовская
"Многие из стихов Жадовской положены на музыку Даргомыжским, Варламовым, Глинкой, Рахманиновым. В «Москвитянине» в 1843 г. было напечатано одно из первых ее стихотворений.

Но Жадовская известна даже может быть не стихами, а трагической судьбой. Отец её, Валериан Никандрович, морской офицер, выйдя в отставку, женился. В семье была дисциплина как на корабле. Всё делалось по свистку, к вечернему чаю все обязаны были являться по удару рынды. Лестница на второй этаж, переделанная на флотский манер, была очень крутой, чтобы прислуга быстрее являлась по свистку. В результате, один слуга оступился с самоваром в руках, обварился, его не спасли. Потом сломала ногу горничная. Наконец, жена свалилась с лестницы. Она была на третьем месяце. Юлия родилась 29 июня 1824 года. У девочки не было кисти левой руки, а правая рука была трёхпалой и слабой. Всю жизнь она страдала мигренями.

По смерти матери воспитывалась у бабушки. На шестом году бабушка её научила грамоте и заставляла читать произведения русской литературы. Писать Юлия выучилась самоучкой.

С 13-и лет девочка жила у тётки, Анны Ивановны Корниловой, известной в печатном мире под своей девичьей фамилией – Готовцевой. Через год Юлия стала понимать французский, приобрела сведения по истории и географии. Священник учил её Закону Божьему. Затем воспитывалась в пансионе благородных девиц в Костроме. Когда ей исполнилось 16 лет, отец увёз ее в Ярославль. Она брала уроки русского языка и словесности у преподавателя гимназии П.М. Перевлесского, самого увлечённого литературой. Уроки принесли ей много пользы и вскоре она взялась за перо
".

Collapse )
хрестьянин

К вопросу о материнской и детской смертности в первобытном обществе.

"Коренных жительниц племени Сан в Южной Африке обучают тому, что они должны героически и терпеливо и даже молчаливо переносить родовую боль. Большинство женщин рожают сидя на корточках неподалёку от своей хижины. Если женщина рожает в первый раз, то обычно рядом с ней находится помощница. Будущую маму обучают, что её мысли и чувства во время беременности очень важны в становлении личности новорожденного, а также влияют на сам процесс родов. И хотя во время беременности женщина получает помощь и поддержку, от неё ожидается, что она будет продолжать выполнять свою обычную работу: поиск съедобных кореньев и диких овощей, уборка, ношение воды и уход за другими детьми. В таком случае женщина не набирает ненужного лишнего веса и её ребёнок весит ровно столько, сколько нужно для оптимальных родов. Неопытных будущих мам поощряют наблюдать за родами других женщин, чтобы они почерпнули от них смелости и смогли столкнуться лицом к лицу со своим страхом. Согласно исследованию, проведённому в 1980'х годах, процент смертности матерей в этом племени был очень низок (0.4%), однако процент смерти новорожденных был выше, особенно когда дети умирали от болезней. Африканские женщины сами перекусывают пуповину и закапывают плаценту, перед тем как вернуться к себе в хижину. Считается, что обязанность женщины вернуть плаценту обратно «Матери Земле», а также, что это соединяет младенца с определённой территорией на которой живёт племя." (Источник)

Collapse )