January 1st, 2020

хрестьянин

Обычай «брачного воздержания».

«Когда они остались в комнате вдвоем, Товия встал с постели  и сказал: встань, сестра, и помолимся, чтобы Господь помиловал нас. И начал Товия говорить: Благословен Ты, Бог отцов наших, и благословенно имя Твое святое и славное вовеки! Да благословляют тебя небеса и все творения Твои! Ты сотворил Адама и дал ему помощницею Еву, подпорою – жену его. От них произошел род человеческий. Ты сказал: нехорошо быть человеку одному, сотворим помощника, подобного ему. И ныне, Господи, я беру сию сестру мою не для удовлетворения похоти, но поистине как жену: благоволи же помиловать меня, и дай мне состариться с нею!
И она сказала с ним: аминь. И оба спокойно спали в эту ночь».
Библия. Ветхий завет. Книга Товита  (8:5-9)

Интересен этот древний обычай воздержания от секса в течение первых трёх брачных ночей. По описанию в книге Товита, он известен в этнографии под названием "брак Товии". Но, вообще, этот обычай практиковался не только у древних иудеев, но также и у древних римлян.

К. Юнг и А. Шторфер истолковывали этот обычай как признание преимущественных прав патриарха. Типа, вот, к примеру, женился сын и привёл молодую жену домой, но первые три ночи он к ней не прикасается, предоставляя право дефлорации своему отцу. Ну, или какому-нибудь местному патриарху - вождю, барону, помещику. Очевидно, отсюда пресловутое "право первой ночи". Хотя, надо сказать, некоторые историки сегодня придерживаются мнения, что такого права никогда не существовало.

Здесь следует упомянуть французского миссионера Жозефа-Франсуа Л а ф и т о (1670—1740), который считается
родоначальником сравнительного метода в этнографии. Так вот, этот самый Лафито впервые зафиксировал особый обычай «брачного воздержания», получивший в современной литературе ещё одно название — «ночей Товия», у индейского племени ирокезов. А у ирокезов никаких патриархов не было.
Collapse )
хрестьянин

Характеристика конкретного образца матриархального общества.

Возвращаясь снова к трудам французского миссионера и этнографа Жозефа-Франсуа Л а ф и т о (1670—1740), следует здесь разместить первую в истории этнографии, хоть и краткую, но достаточно содержательную, а главное —добросовестную и непредубеждённую характеристику конкретного образца матриархального общества, данную им при описании индейского племени ирокезов.

«Нет ничего более реального,— говорит он, — чем это преобладание женщин. Именно женщины, собственно говоря, определяют нацию, благородство происхождения, генеалогическое дерево, порядок поколений и строй семей. В их руках вся действительная власть: земля, поля и весь урожай принадлежат им. Они являются душой советов, решают вопросы о мире и войне, они хранят общественную казну, они владеют рабами, они заключают браки, дети принадлежат им, на их крови основывается порядок наследования. Мужчины, напротив, совершенно изолированы и ограничены, их дети им чужие, с ними всё прекращается, женщина одна владеет хижиной... и хотя, в виде оказания чести, вожди выбираются из мужчин, а дела обсуждаются советом стариков, они не действуют за свой счёт: по всем видимостям, они существуют лишь для того, чтобы представлять женщин и помогать им в тех делах, где приличие не позволяет женщинам появляться и действовать».

Делает Лафито и попытку объяснить происхождение этой североамериканской «гинекократии». Неуверенно, правда, Лафито готов приписать американским индейцам европейское происхождение и, основываясь именно на наличии у них гинекократического строя, считать их потомками ликийцев. Лафито не останавливается и перед более широким обобщением. «Гинекократия, или господство женщин,— пишет он,— бывшая основанием государства ликийцев, вполне могла быть некогда свойственной почти всем варварским .народам Греции» (J. - F. L a f i t a u, Moeurs des sauvages ameriquains, compares, aux moeurs des premiers temps, 2 vls, Paris, 1724, цит. по: М. О. Косвен "Матриархат. История проблемы" 1948, с. 41).

Collapse )