January 8th, 2020

хрестьянин

К вопросу о "священной проституции".

По-моему, Бахофен совершенно неверно указывает на причины т. наз. "священной (ритуальной, культовой, сакральной, храмовой) проституции". Как дитя свего времени, эпохи позитивизма, он интерпретирует Богиню как Природу. Так-то древние язычники поклонялись Богине, но на самом деле, полагает Бахофен, они боготворили природные силы. Силы жизни заинтересованы в том, чтобы женщины как можно чаще совокуплялись с мужчинами и рождали здоровое потомство. Но индивидуальный брак ограничивает "ебическую силу", заставляет женщину ограничиваться только одним мужчиной. Поэтому индивидуальный брак можно назвать противоестественным (противным "естеству" - природе) делом, оскорбляющим Мать - Природу.

Далее Бахофен пишет:

«Брачный принцип оказывается оскорблением противоположного начального принципа, самый брак — нарушением религиозного завета. Это положение, как ни непонятным кажется оно нашему современному сознанию, имеет за собой свидетельство истории и могло бы одно удовлетворительно объяснить ряд весьма замечательных, в их подлинной взаимосвязи никогда ещё не признанных явлений. Только ими объясняется та идея, что брак требует искупления у той богини, чей закон он нарушает своей исключительностью. Не для того, чтобы увянуть в объятиях только одного наделила женщину природа всеми прелестями, которыми она владеет: закон плоти отвергает всякое ограничение, ненавидит всякие оковы и считает всякую исключительность прегрешением против её божественности. Отсюда получают объяснения все те обычаи, в которых самый брак выступает связанным с гетеристичоскими процедурами. Разнообразные по форме, они по идее своей совершенно едины. Содержащееся в браке отклонение от естественного закона плоти должно быть искуплено определённым периодом гетеризма, благоволение божества должно быть вновь обретено...» (Цит. по: М. О. Косвен. Матриархат. История проблемы. - М., Л., 1948. С. 123-124).

Collapse )
хрестьянин

Одиссей у Цирцеи: между свинством и обожением.

Кирка (др.-греч. Κίρκη; в латинизированной форме Цирце́я — по Гомеру, она жила на острове Ээя (др.-греч. Αἰαία, местоположение острова в сказаниях о Кирке географически неопределимо).

На её остров был занесён во время своих блужданий по морю Одиссей. Часть спутников последнего, отправившаяся для исследования острова, была обращена Киркой в свиней. Кирка угостила путников заколдованным напитком, и они "освинели". Одиссей отправился один к дому волшебницы и с помощью данного ему Гермесом чудесного растения победил чары богини, которая, признав в отважном госте Одиссея, предложила ему остаться с ней на острове и разделить её любовь.

В романе «Час Быка» Ивана Ефремова приводится рациональное объяснение мифа:

"Цирцея — великолепный миф незапамятных времён, возникший ещё от матриархальных божеств, о сексуальной магии богини в зависимости от уровня эротического устремления: или вниз — к свинству, или вверх — к богине. Он почти всегда истолковывался неправильно. Красота и желание женщин вызывают свинство лишь в психике тех, кто не поднялся в своих сексуальных чувствах выше животного".

картинко

Collapse )
хрестьянин

Про Элевсинские мистерии.

"Что нам определенно известно об Элевсинских мистериях?" - задаётся вопросом А. Л. Антипенко в своей монографии "Мифология богини".

"Вот первое: мистериям предшествовало ритуальное купание в Фалеронской бухте (широко известен призывающий к нему возглас «΄Аλαδε μυσται»; первое слово означает «в море», или, если перевести буквально, «в соль»). Обычно смысл этого обряда понимают как «очищение и приготовление к чему-то высшему» – «высшему», добавим, которому, «к сожалению, суждено остаться для нас неизвестным». Мы, разумеется, склоняемся к менее пессимистической точке зрения на данный предмет, поскольку обряд, безусловно, имеет самостоятельное значение и некогда вообще существовал независимо от Элевсиний. Соединение в единый ритуальный комплекс произошло уже позднее и в силу, так сказать, «естественного созвучия»; смысл же обряда представляется достаточно простым и вполне сопоставимым с уже рассмотренным «омовением» Одиссея в доме у Кирке".

Тут речь идёт, надо полагать, о ритуальном омовении покойника перед облачением его в одежды; также о ритуальном омовении невесты в бане накануне свадьбы; и, я думаю, сюда же относится практика христианского водного крещения.

"Последуем далее. На третий день после купания в бухте желающие получить посвящение начинали торжественное шествие по дороге, ведущей в Элевсин. Шествие, естественно, возглавлялось жрецами и жрицами; последние несли особые цилиндрической формы корзинки, называемые «χισται». Корзинки были плотно закрыты, и содержимое их было окутано тайной. Каждый из посвящаемых нёс посох, обвитый цветами и миртовыми ветками, и узелок с провизией и новой одеждой, в которую надлежало облачиться, пройдя посвящение. Некоторые несли также и особые чаши с углублениями для разных видов зерна, плодов и мёда; всё это предназначалось для ритуальной трапезы, имевшей место сразу после облачения в новые одежды".

Collapse )
хрестьянин

Деметра как инициатор земледелия.

Интересен Триптолем, сын элевсинского царя Келея и Метаниры (по Овидию и Нонну), основоположник земледелия в Древней Греции.

По элевсинскому преданию, Деметра, в образе смертной женщины, пришла к царю Келею в Элевсин и взялась воспитывать младшего брата Триптолема, Демофонта. Однажды ночью, желая дать Демофонту бессмертие, она положила его в огонь, но в это время как раз вошла Метанира. Испуганная мать подняла крик, а тем временем ребёнка истребило пламя. В вознаграждение за эту потерю Деметра подарила Триптолему запряженную драконами крылатую колесницу и пшеничные семена. По Гигину, не Демофонт, а сам Триптолем был положен Деметрою в огонь, причём отец его Элевсин, за то, что стал свидетелем таинства, был поражён смертью. Деметра излечила его от ожогов, напоив соком мака и молоком, но не смогла дать бессмертие.

Как любимец Деметры, Триптолем был посвящён в тайну священных мистерий

Деметра, Триптолем, Персефона.
Деметра, Триптолем и Персефона. Одна из фресок из Виллы Мистерий в Помпеях

и стал жрецом богини, которая научила его обрабатывать землю; с его именем связано введение в Аттике земледелия и распространение осёдлой культуры. Так, на прилегающем к Элевсину Рарийском поле, где показывали алтарь Триптолема, впервые, но преданию, была обработана земля под посев и собрана первая жатва. Позднее и в Афинах, на западном склоне Акрополя, утвердился культ Триптолема: здесь был построен Элевсиний и храм Триптолема, на месте, где Афина, также учительница земледелия, впервые вспахала землю. Показывали ещё одно место, которое, по преданию, было вспахано и засеяно Триптолемом при введении в стране хлебопашества: оно находилось на священной дороге, соединявшей Афины с Элевсином. Эти три пункта фигурировали в культе, во время праздника тройной священной пахоты. Триптолем считался изобретателем плуга.
Collapse )