January 12th, 2020

хрестьянин

Ордынцы как "пасынки" матриархата.

По Бахофену, лишь матернитет даёт начало праву, является источником права. До того права не существует.

Из числа норм, входящих в систему материнского права, наиболее знаменательны: особое положение женщины, именование детей по матери, принадлежность их к её общественному сословию и допущение к наследованию только женщин с исключением из такового мужчин.

Трактовка Бахофена того, что мы сейчас называем матрилинейным счётом происхождения, заслуживает особого внимания.

«Последствия, вытекающие из материнского права, в частности, именование детей по матери и принадлежность детей к общественному состоянию матери, выступают... при господстве материнского права как следствие и специфичность именно брака и связаны со строжайшим брачным целомудрием».

Свойственное данной системе положение женщины и мужчины, а равно и наследственный порядок интерпретируются следующим образом: «Охота, набеги и война наполняют жизнь мужчины, держат его вдали от жены и ребёнка. Семья, повозка, стада, рабы остаются на попечении жены. В этом призвании женщины (я тут сказал бы несколько иначе: в этом "статичном" положении женщины) заключена необходимость её господства. Отсюда же следует её исключительное право на наследство. Охотой и войной должен поддерживать своё существование сын. Дочери, лишённой этих способов добывания средств к жизни, остаётся в удел семейное имущество. Она одна наследует, мужчина имеет своё оружие, всё его достояние — в его луке и его конье. Он добывает не для себя, а для жены и дочери и не для своих мужских потомков... В лишении всякого права наследования имущества находит мужчина всё новое побуждение к военным предприятиям; в несвязанности с какими-либо домашними заботами — возможность путём дальних походов жить грабежом и войной».
Collapse )
хрестьянин

Человек Стыдящийся есть Homo vestitus – человек одетый.

Известный зоолог Десмонд Моррис в своё время уделил пристальное внимание следующему (внешне совершенно очевидному) факту. Существует сто девяносто три вида мелких и крупных обезьян. Сто девяносто два из них, совершенно естественно, имеют меховой покров. «Исключение составляет голая обезьяна, именующая себя Homo sapiens (Человек разумный: его кожа практически лишена мехового покрова. Ни у одного из ста девяноста двух видов не наблюдается ничего даже отдалённо похожего на то, что мы видим у человека».

человек

albercul в своей статье "Homo vestitus – человек одетый" задаётся вопросом: "С чего бы это обезьяна-охотник стала вдруг (пусть даже по эволюционным меркам времени) голой обезьяной?"

"Мне думается, - говорит albercul, - что человек – отнюдь не «голая обезьяна». Человек (и это тоже совершенно очевидно!) – одетая обезьяна. Именно изобретение одежды могло стать основополагающим фактором утраты обезьяной волосяного покрова".

Collapse )


хрестьянин

О причинах патриархального террора.

Если брать историю в целом, исключая локальные "флуктуации", государственность прогрессирует в сторону защиты "прав человека". Ныне повсюду на Земле, особенно на Западе, наступили "вегетарианские времена". Однако, в глубокой древности молодые государства-"хищники" постоянно держали податное население в страхе. Как уже говорилось в статье "Патриции, клиенты и плебеи", "300 вооружённых до зубов арийских семейств италиков вторгаются с севера на Апеннинский полуостров и устанавливают диктатуру на захваченных территориях. Диктатуру резко выраженного патриархата".

Спрашивается, откуда такая "резкость"? Что, разве нельзя было "помягче"? Наверно, можно было бы, если б италики пришли на какие-нибудь совершенно необитаемые острова, типа Новой Земли или Шпицбергена. Но они пришли на территории, где прежде них существовала матриархальная культура на принципиально иных основаниях. И вот, дабы не возникало опасных рецидивов древнего матриархата, патриции узурпируют себе "право жизни и смерти", то есть фактически устанавливают патриархальный террор. «Та строгость, которая присуща римской патриархальной системе, указывает на существование более ранней системы, которая должна быть побеждена и оттеснена назад», - говорит Бахофен.

Вспомним, что и сравнительно недавний "красный террор" возник по тем же причинам. Советская Россия - крестьянская страна (крестьян было более 85% в 30-е гг. XX века), а крестьянство стихийно воспроизводит старые капиталистические отношения и угрожает социализму. Коммунистов - мало, а крестьян - много. Отсюда - "голодомор" крестьян, политика "раскулачивания", раскрестьянивания и расказачивания.
хрестьянин

Инициатива женщин в древнем браке.

Интересной личностью был Александр Григорьевич Смирнов (1854—1888). В 1877 г. он напечатал обстоятельную, основанную на обширном литературном материале, а частично на личных сборах, работу о семейных отношениях по обычному русскому праву. Это не только первое, но и доныне остающееся единственным обобщающее описание и исследование брачных и свадебных обычаев, первое в русской, да и мировой литературе широкое обращение к свадебному циклу как историческому источнику.

«Первые формы семьи,— говорит Смирнов,— образуются таким образом, что в центре семьи стоит женщина как мать». Эти положения автор иллюстрирует и отсюда выводит ряд пережиточных явлений, интерпретируя их в указанном смысле большей частью впервые и притом весьма удачно. Так, Смирнов отметил инициативу женщины в браке как черту, характерную для архаической эпохи (в противоположность позднейшему порядку инициативы со стороны мужчины), ссылаясь как на богатырш русского эпоса, так и на женщин-героинь русских сказок. Сюда же отнёс Смирнов восточно-славянский свадебный обряд «ловли жениха» [1]. Беря отражённые в русском свадебном цикле моменты обрядовой борьбы между невестой и женихом и борьбы за «болшину», за господство в супружеской жизни, автор удачно отнёс эти мотивы к переходу от архаических порядков к браку, в котором главенство принадлежит мужчине, сделав при этом интересное обобщающее замечание, что «у нас народному сознанию преобладание мужа над женой никогда не казалось непреложным и неизменным, как бы роковым условием брачной жизни» (Цит. по: М. О. Косвен. Матриархат. История проблемы. - М.,-Л. 1948. С. 168).

Collapse )
хрестьянин

Волшебная сила женщины.

Серафим Шашков в своей "Истории русской женщины" сообщает:

Подобно германцам, древние славяне, выражаясь словами Тацита, «видели в женщине нечто священное», сверхъестественное. Она обладает вещею силою, знанием тайн природы, всесильными чарами волшебства. Любовь к женщине, по древнему воззрению народа, есть ничто иное, как результат действия волшебных чар её. По малорусским верованиям, даже мать, купая своего ребёнка в известных зельях, может приворожить ему долю. В песнях сплошь и рядом намекается на эту волшебную, непобедимую силу любви и говорится, что «без прилуки молодец к красной девушке не ходит». Заговоры, присушки, заклинания в любви составляют один из главных предметов деятельности древней женщины. И вследствие чар её, «те же ветры буйные, которые весною пригоняют дождевые облака, раздувают пламя грозы и рассыпают по земле семена плодородия, приносят и любовь на своих крыльях, навевают её в тело белое, зажигают в ретивом сердце. Кто влюблён, тот очарован».

Эта чарующая сила женщины употребляется ею не на одно только внушение любимому человеку страстного вожделения к себе, но и для наказания его за измену, для погибели своих соперниц, для мести за своё неудовлетворённое чувство и оскорблённое самолюбие. Пылающая любовною местью женщина, посредством своих чар, насылает на кого следует разные несчастья, причиняет смерть.

Collapse )
хрестьянин

Про обряд опахивания.

Серафим Шашков в своей "Истории русской женщины" так описывает обряд опахивания:

"Во время повальных болезней людей или скота, крестьяне в некоторых местностях, по приговору мирской сходки, решают остановить посредством этого обряда ход эпидемии. Старуха-повещалка выходит ночью в одной рубахе на околицу и с диким воплем бьёт в сковороду; на её призыв со всех сторон собираются бабы и девки с ухватами, кочергами, косами, серпами, помелами и дубинами. Ворота во всех домах запираются, скот загоняется в хлевы, собак привязывают. Сбросив с себя рубаху, повещалка клянёт смерть; другие женщины привозят соху и запрягают в неё эту голую бабу; потом начинается троекратное опахивание вокруг села, причём сопровождающая толпа держит в руках лучины или горящие пуки соломы. Впереди несут иконы. Затем едет старуха на помеле, в одной рубахе и с распущенными волосами; за нею двигается соха, а за сохой девка, с кузовом собранного со всех домов разного зернового хлеба, который она сеет по пролагаемой борозде. Следующая за тем толпа пляшет, вертится, кривляется, размахивает по воздуху принесёнными орудиями, бьёт в тазы, чугуны, заслонки, косы, свистит, хлопает кнутами. Останавливаясь перед каждым двором, бабы и девки стучат в ворота и бешено кричат: «Бей, секи, руби смерть; сгинь, пропади, чёрная немочь; запашу, заколю, загребу, засеку, замету!» При этом поются разные заклинательные песни".

опахивание

Collapse )
хрестьянин

К вопросу о причинах "охоты на ведьм".

"Одна из популярных сейчас версий гласит, что, похоже, главной мишенью охоты на ведьм стали представительницы таких профессий, как знахарки (изготовительницы лекарственных настоев на основе трав), акушерки и пивоварки (отличительной чертой последних, например, были те самый остроконечные шляпы и мётлы, которыми мешали пиво на начальных этапах изготовления), и эти профессии в считанные десятилетия из практически чисто женских (если не считать того, что роды порой звали принимать мужчин-пастухов, а при королях уже существовала мужская должность пивовара) вдруг превратились полностью или частично в мужские.

Если руководствоваться принципом «ищи, кому выгодно», то можно предположить, что цеха аптекарей, объединения врачей и только появляющиеся пивовары просто избавлялись от конкуренток. Кстати, знаменитая Вальпурга, в честь которую назвали Вальпургиеву ночь — якобы главный праздник ведьм — была именно акушеркой. Передел рынка действительно был впечатляющим, и в результате сократилось не только количество акушерок (и почти полностью исчезли пивоварки), но и оказались утрачены секреты профессии, которые передавались только от учительницы к ученицы. Например, средневековые повитухи умели при помощи устройства из двух спиц и ленточек поворачивать плод внутри матери, а рецепты пива изменились вообще радикально
". Источник.

Collapse )