July 30th, 2020

хрестьянин

Оргия: выдумка или реальность?

Прочитал у Дугина в лекции "Социология пола":

"Оргии были такой формой религиозной экстатической практики, где в особо оговоренные моменты и в ходе контекстуальных ритуалов мужчины и женщины вступали в половые отношения друг с другом без разбору и какой бы то ни было упорядоченности. Как правило, оргии организовывались в специальные праздники, связанные с обновлением мира (например, во время прихода весны или в районе летнего или зимнего солнцестояния). В особо оговоренное время снимались все социальные запреты гендерного поведения, все члены социума могли сходиться друг с другом без учёта семейных, клановых и социальных статусов. Практически всегда оргии устраивались ночью".

Что-то это мне напоминает, - подумал я. - Ну да, как же! Простонародные байки о том, как баптисты "тушат свет и в потёмушках ловят друг друга; кто кого поймает, тот с тем и вступает в половые отношения". Я сам многократно слышал этот бред сивой кобылы, который потому именно бред, что, во-первых, у баптистов нет ночных собраний, а, во-вторых, у них там в собрании не девочки с мальчиками - "кровь с молоком", - у которых "гормоны играют", а, в основном, больные бабульки, "ловить" которых даже за большие деньги далеко не каждый мужчина согласится.

Вот это просто поразительно, насколько "живучи" эти байки про секс "без разбору". До революции православные сектоведы приписывали эти оргии христоверам ("хлыстам"), однако, по тщательном исследовании христоверия, я ничего подобного у них не обнаружил. Самой лучшей книгой по теме является «Христовщина и скопчество: фольклор и традиционная культура русских мистических сект» Александра Панченко (Панченко Александр. Христовщина и скопчество_ Ф..), и там тоже ничего подобного нет.

Collapse )
хрестьянин

"Симфония" матриархата и патриархата в Новгородской республике.

Я уже касался этой темы в ”Материнский” Новгород и “отцовская” Москва. На этот раз - более основательно.

С.А. Маленко в статье "ЯЗЫЧЕСКАЯ И ПРАВОСЛАВНАЯ СИМВОЛИЗАЦИЯ МАТРИАРХАЛЬНЫХ ОБРАЗОВ СВЯТОСТИ В НОВГОРОДСКОЙ СОФИЙНОЙ МЕНТАЛЬНОСТИ" пишет:

"«Мать – это архетип, выражающий вечную и бессмертную, бессознательного стихию, архетип, олицетворяющий определённую мистическую причастность первобытного, родового человека к почве, на которой он проживает и в которой содержатся духи его предков» [1. С. 40]. Мать, с этой точки зрения, неминуема, как сама Судьба, но, в то же время, она необъятна, как сама Природа, нежно любящая, но при этом в меру жестокая, требовательная, счастливая и неутомимая дарительница Жизни. Мать – это живительная любовь и одновременно индивидуальный опыт её переживания, извечная личностная тайна и миф. Образ Матери – это первый значимый архетипический мотив сознания, который создаёт условия для гармоничного вхождения человека в природу, человеческий и божественный. Поэтому поклонение Богородичным иконам превращается в русском православии в важнейший смысложизненный ритуал, каждодневно и многократно осуществляя который, человек как бы приобщался к коллективным, общечеловеческим представлениям о Защите, Покровительстве, Опеке, Любви и Гармонии.

Обращает на себя внимание и тот факт, что в основе годового ритуального цикла находится архетипическая идея вечно творящейся и возрождающейся природы, о чём неоднократно упоминает и В. Топоров, фиксирующий наличие этой тенденции.

Как показал исторический опыт, примитивная и неразвитая, лишь на первый взгляд, традиционная культура оказалась намного более чувствительной к коллективным детерминантам бытия, нежели любые более поздние цивилизованные, индивидуализированнные формы. Хотя, с другой стороны, именно в этом и скрывается секрет её необычайной устойчивости, поскольку сохраняется всегдашняя надежда на возможность не индивидуального, а коллективного возвращения культуры в материнское лоно первозданной природы, «витализируя архетип Матери, одухотворяющий индивидуальные сознания образом всепорождающего и всепереживающего Материнства» [2. С. 71].

Collapse )
хрестьянин

Про этрусских лукумонов.

Были у этрусков загадочные лукумоны, своего рода иноземные "варяги", наделённые сакральной властью. В этой связи особенно примечательно указание на пророческий дар женщин, сопутствовавших лукумонам, отмечаемое древними авторами (например, жены-прорицательницы римского царя-лукумона Нумы Помпилия).

Значит, на царскую власть мог претендовать лишь тот, через кого говорят духи или божества. Если же сам царь не являлся медиумом, допускалось, чтобы он имел возле себя прорицательницу и следовал велениям духов. Кажется, так надо понимать "связку" лукумонов с прорицательницами.

А. Наговицын говорит, что лукумон имел 7 священных предметов своей власти и сравнивает лукумона с шумерской богиней Инанной, которая имела 7 таких предметов. Инанна известна своим "нисхождением" в преисподнюю, - чисто шаманской практикой. Возможно, нечто подобное происходило и с самими лукумонами (или с их прорицательницами).
хрестьянин

Сладкие мечты о матриархате.

Сколько людей, столько и толкований мема "матриархат". Вот толкование от Юлии Гершович:

"Испокон веков на Руси было заведено, чтобы при женщине был один мужик. Вероятнее всего это шло от так называемого «великосветского мужского шовинизма» и желания мужчины быть уверенным в распространении именно своего генетического материала, хоть тогда о нём никто и не знал.

В противовес этому в прошлом существовал матриархат и полигонические (в современной интерпретации полифонические отношения), основанные на том, что женщины являются цветами жизни, нуждающимися в более разнообразном опылении для увеличения биоразнообразия, то есть расширении цветовой палитры и повышении устойчивости генетического материала, переданного потомству.

Такой вариант также позволял цветку чувствовать себя более защищённым на тот случай, если вдруг один из опылителей приказывал долго жить. Кроме того, в результате существующей полигонической системы между мужьями возникала некая специализация опыляющих функций: один, к примеру, был больше для добычи, другой для более весёлых форм времяпрепровождения, третий для творчества и тп.
"

Это описание матриархата позабавило и повеселило меня.

Collapse )
хрестьянин

Сергей Худиев о "феномене неправильного врага".

Сергей Худиев в статье "Борьба с патриархатом и эмансипация свинтусов" совершенно справедливо укоряет феминисток за то, что они ведут себя как антисемиты. Антисемиты всех вообще евреев, "огульно", считают банкирами и рокфеллерами, выдавливающими свой "процент" из несчастного "гоя", а феминистки, также "огульно", обвиняют всех мужиков в сексизме и харассменте. Такое поведение они почему-то считают кондово-"патриархальным" и "катят бочку" на патриархальные традиции. А "в реальности носителями того поведения, которое в идеологии обозначается как “патриархальное” оказываются люди, напротив, самых либеральных и прогрессивных воззрений, которые только есть в наличии, люди, говорящие о “скрепах” вообще и о Церкви в особенности с положенной кривой усмешкой, совершенно чуждые какой-либо традиционности и религиозности". Отсюда Сергей Худиев делает очевидный вывод - "вся идеология, стоящая за обличением “патриархального угнетения”, просто ошибочна. Она никак - даже криво - не описывает реальность. В реальности в оплоте прогресса и феминизма - Голливуде - Вайнштейн безобразничал десятилетиями, и все его покрывали".

"К “патриархату”, - говорит С. Худиев, - это не имеет никакого отношения. При патриархате у молодой женщины есть отец, муж или брат, для которого любая обида ей - это обида ему, ущерб его репутации, невыносимое унижение его чести. Поэтому домогаться чьей-то дочери, сестры или возлюбленной просто смертельно опасно - стерпеть такое оскорбление для мужчины в патриархальном обществе означает социальную смерть, поэтому обидчик просто должен быть зарезан. Разумеется, такое общество имеет много (и как бы даже и не больше) своего зла - и я совершенно не предлагаю его в качестве образца потерянного рая".

Collapse )