September 11th, 2020

хрестьянин

О древнеегипетском государстве.

Если взглянуть на карту Древнего Египта,

Древний Египет

то легко понять, почему там так рано появилось государство. Сами природные условия создали некое подобие лагерной "зоны": узкая полоска плодородной земли, а справа и слева - мёртвые пустыни, дельта Нила упирается в море, за Суэцким заливом - выжженный солнцем Синай. Здесь все города и другие населённые пункты выстроились в одну линию, словно это одна длинная улица. Естественно, это было очень удобно для переписи населения и сбора налогов. К тому же, собранные зерновые можно было перевозить по транспортной "артерии", по реке Нил. И сбежать от мытарей было некуда, - кругом одна пустыня. И, кроме земледелия, не имелось альтернативных источников пропитания, - в пустыне много ли найдёшь пищи? Так что египтяне жили как в ГУЛАГе. Нет, конечно, в Древнем Египте условия били несравненно более мягкими и гуманными, но, тем не менее, определённое сходство наблюдается. Многие законы первых царств Китая были призваны предотвратить отток населения. Законы китайской императорской династии Тан предусматривали наказание в тридцать ударов палкой за отъезд из места рождения и три года принудительного труда за бродяжничество. А в Древнем Египте не было надобности в таких строгих законах; ну куда ты там убежишь от фараона, - в Ливийскую пустыню, или Аравийскую? Говорят, были такие лагеря в СССР при Сталине на Колыме, где не охраняли заключённых, так как там всё равно бежать некуда: кругом тайга, болота и гнус.

Collapse )
хрестьянин

Материнское право, как оно есть.

И. Бахофен освещает все юридические тонкости материнского права:

"Заслуживает особого внимания тот факт, что материнское право связано с браком и его строжайшим целомудрием. <...> Гинекократия существует не вне, а внутри matrimonium [1]. Она не противоположность, а неизменная спутница брака. Ведь уже само слово matrimonium покоится на основной идее материнского права. Брак назывался matrimonium, а не patrimonium, точно так же, как поначалу говорили лишь о mаterfamilias [2]. Paterfamilias [3], несомненно, является более поздним словом. У Плавта materfamilias встречается неоднократно, paterfamilias — ни разу. Этот факт по праву подчёркивает Гуго [4] в Civilistisches Magazin, Berlin, 1813, IV, 483 и в Rechtsgeschichte, V, 131, одиннадцатое издание. Материнское право признаёт, конечно, существование отца, — но никак не paterfamilias. Familia [5] есть сугубо физическое понятие, и потому оно изначально приложимо лишь к матери. Его перенос на отца возможен лишь в качестве improprie dictum [6], которое хоть и было принято юриспруденцией, однако лишь позднее утвердилось в повседневном, а не юридическом словоупотреблении. Отец всегда остаётся не более чем юридической фикцией, в то время как мать является физическим фактом. Павел в Комментариях к Эдикту, приведённых в Дигестах (D.2.4.5) пишет: «Mater semper certa est, etiamsi vulgo conceperit, fater vero is tantum, quern nuptiae demonstrant» [7]. Слово tantum указывает на то, что здесь место отсутствующей естественной достоверности должна занять юридическая фикция. Материнское право есть natura verum [8], отец же является таковым лишь iure civili [9], как выражается Павел. Там, где отсутствует эта фикция, действует правило: «nullum patrem habere intelliguntur» [10] (1.3.5.4). Сенека [11] называет таких детей publici pueri [12], римское право — spurii, «посеянные», или vulgo quaesiti [13], в то время как выражение naturales употребляется исключительно по отношению к детям, рождённым в конкубинате (Куяций, Opera. 5, 87 и ad Nov. 18, Opera. 2, 1066).

Collapse )
хрестьянин

Немного о массагетах.

Геродот говорит о ритуальном каннибализме массагетов:

"Если кто у них доживёт до глубокой старости, то все родственники собираются и закалывают старика в жертву, а мясо варят вместе с мясом других жертвенных животных и поедают. Так умереть — для них величайшее блаженство. Скончавшегося же от какого‑нибудь недуга они не поедают, но предают земле. При этом считается несчастьем, что покойника по его возрасту нельзя принести в жертву" (История, I. 216).

Казахский исследователь Торегали Казиев говорит, что, по-видимому, Геродот записал эту историю со слов каких-то информантов, которые "слышали звон, да не знали, где он".

"И сегодня степняк может сказать: «...әкемнің асын бердік, етін жедік», что означает «...мы провели поминки по отцу, умершему год назад. Мясо, посвященное ему, ели». Но человек незнакомый с образностью казахского языка может перевести буквально: «...мы отцу ас дали, мясо его мы съели»!

И Геродот в своей «Истории» почти две с половиной тысяч лет назад так и пишет, что кочевники ели мясо своих стариков! Это о народе, который почитал старших как при жизни, так и после смерти – наше почитание аруахов (предков) тот же Геродот, те же греки считали почитанием богов!
"

Collapse )