September 25th, 2020

хрестьянин

Сказ про то, как Тесей умертвил "педагога".

Бой Тесея с Минотавром. Иллюстрация из книги 1888

Добольно интересные подробности я обнаружил в "Материнском праве" И. Бахофена, позволяющие интерпретировать легенду о Минотавре в несколько ином ключе.

"В Дельфиний [1] — храм, в котором перед отбытием на Крит Тесей принёс на алтарь божества священную оливковую ветвь, обёрнутую в белую шерсть, — родители ежегодно посылают на поклонение одних только дочерей, чтобы и те, как некогда посоветовал аттическому герою сам Аполлон, избрали своей путеводительницей Афродиту. — Господство женщины с особой очевидностью проявляет себя в празднестве Осхофорий [2]. В этот день юноши облачаются в женские одежды и украшения. В праздничном обряде участвуют также и женщины, именуемые «дипнофорами» [3]; согласно поверьям, они представляют матерей тех детей, которых некогда по жребию оправляли на Крит. Далее, углубляясь в описание обстоятельств, связанных с этими празднествами, Плутарх и другие авторы сообщают, что участвовать в жертвоприношениях этим женщинам было дозволено потому, что при отъезде своих детей они приносили им хлеб и прочую снедь. Во время праздника было также принято рассказывать сказки — в память о тех матерях, которые поступали так же, отправляя детей на Крит, чтобы утешить и ободрить их. Это народное поверье важно лишь тем, что оно опирается на воспоминания о древнейшей, господствовавшей ещё до Тесеевых времён, гинекократии".

Collapse )
хрестьянин

Афина Спасительница.

В продолжение записи Языческие храмы как убежища.

Плутарх в жизнеописании Солона (Солон, 12) повествует о конце Килонова мятежа. «Уже с давних пор Килонов мятеж приводил в замешательство город Афины. Наконец архонт Мегакл сумел убедить заговорщиков, которые укрылись в храме Афины, вверив себя защите этой богини, предстать перед судом. Им было позволено выйти из храма на суд, держась рукой за нить, привязанную к её статуе. Когда они проходили мимо храма Эриний, нить разорвалась надвое, и тогда Мегакл и другие архонты велели схватить их, так как богиня отказала им в покровительстве. Тех, кто оказался вне храма, побили камнями, тех, кто искал прибежища у алтарей, закололи, и пощадили лишь тех, кто обращался с мольбой о заступничестве к женщинам. Однако после их ненавидели и называли проклятыми». Матери здесь занимают место самой Афины; презреть их мольбы было бы кощунством по отношению к великой богине-матери и к самому принципу материнства, ставшему предметом столь выдающегося культа в афинском Метрооне (И. Бахофен. Материнское право. Т. 1. С. 342-343).

Интересно, что у кавказских горцев этот древний обычай сохранялся вплоть до наступления Нового времени. В кровопролитной схватке, родовой мести или драке горянка являлась сдерживающей силой, способной остановить разъярённых врагов. В качестве примера приведём слова академика И. Штедера: «Тот считается в безопасности, кого взяла под свою защиту женщина. Когда она вмешивается в кровавые схватки с криками и распущенными волосами, то все пристыженные вкладывают сабли в ножны и расходятся» [13, с. 162]. Подтверждает наше высказывание и сообщение кавказоведа М.А. Мисикова: «В распрях между мужчинами каким сдерживающим элементом являются женщины! Неоднократно бывало, что присутствие женщины предотвращало несчастье; часто мне самому приходилось слышать фразу: «Благодари Бога, что такая-то присутствовала во время нашей ссоры» [10, с. 71]. О том же писал и К. Хетагуров: «До каких бы пределов ни доходило опьянение пирующих мужчин, как бы развязно ни вела себя компания молодёжи, как бы сильно ни было ожесточение ссорящихся, дерущихся и сражающихся, одно появление женщины обуздывает буянов, останавливает и прекращает кровопролитие» [18, с. 356]. Также архивные документы свидетельствуют, что если женщина бросала платок между дерущимися, то тут же драка прекращалась [11, л. 1–33]. Источник.

Collapse )