October 5th, 2020

хрестьянин

Патриархат и женский Анимус.

Согласно Карлу Юнгу, каждый мужчина в глубине своей души, в своём бессознательном — женщина, а каждая женщина — мужчина. То есть, мужская душа, Анима, женственна, а женская душа, Анимус, наоборот, мужественна. Отсюда можно сформулировать своего рода религиозный закон: чем больше мужчина познаёт самого себя, тем глубже он погружается в свою Аниму и, соответственно, тем более женственным становится тип его личности. То же самое можно сказать и о женщине: духовная одержимость приводит у неё к пробуждению Анимуса со всеми вытекающими последствиями. По словам К.Г. Юнга, нет мужчины, который был бы настолько мужественным, чтобы не иметь в себе ничего женского. В этом смысле можно говорить о женственности мужчин и мужественности женщин. Но охваченной Анимусом женщине грозит опасность потерять свою женственность, точно так же как мужчина рискует феминизироваться, попав под влияние Анимы.

Интересный парадокс получается: женщины, на пике своей духовности, невольно порождают патриархальные отношения, а мужчины в религиозных культах, наоборот, становятся женственными.

Что я имею в виду? Женский архетип "Божественного Младенца". Часто он выражается в образе ребёнка, прекрасного мальчика, как, например, Аттис в культе Кибелы.


Аттис

Collapse )
хрестьянин

Остров игрищ.

Название острова Кижи которого происходит от вепско-карельского "кижат" – "игрище, остров игрищ", место дохристианских религиозных обрядов.

о. Кижи

Значит, надо полагать, что острова у древних язычников были священными, заповедными территориями, где происходили игрища. Напомню, что основной смысл игры заключается в том, что в ходе игры возможно "подключение" к играющим потусторонних, божественных сил. В игре возможно достижение игрового экстаза, когда игрок становится одержимым неким духом, и далее уже не он сам играет, но играет вошедший в него дух. Тогда простая игра становится гениальной игрой, то есть игрой гения в человеке.

Collapse )
хрестьянин

"Челночная" жизнь австралийских аборигенов.

"По представлению аборигенов Австралии, из Времени сновидений исходят души людей, вносящие жизнь в тела женщин. После смерти человека они покидают своё временное материальное вместилище и возвращаются туда, откуда пришли, чтобы со временем вернуться снова. Аборигены говорят: "Сейчас я здесь, но я и там, я был всегда". Перед лицом непостоянного, меняющегося физического мира жизнь человека во Времени сновидений вечна и неизменна. Деревянные или каменные чуринги – материальные воплощения одновременно и живого человека, и его мифического предка, и его духовной субстанции" (Цит. по: В. Кабо. Круг и крест. С. 43).

австралийские аборигены
Рисунок в пещере аборигенов. Раковина для закрывания мужских половых органов. Справа: музыкальный инструмент - при вращении издаёт свист. Чуринга - палочка послов с условными изображениями. Источник картинки.
Collapse )