October 12th, 2020

хрестьянин

Постмодерн и матриархат.

"Постмодерн разрушает вертикальные отношения, иерархии; заменяет их горизонтальными, сетями. Мы давно живём не на лестнице, а в сети. А в сети нет единоначалия, царя-министров - там не центр, а узлы, множество лидеров общественного мнения. Примыкайте к любому, игнорируйте нежелательные, создавайте собственный - в любом случае, это более мягкие связи и бОльшие свободы. И даже когда иерархия мыслится строгой, она не такая уж и строгая - скорее, лишь видимая. И у неё совсем иные, гораздо более слабые возможности управления - буксует" (Источник).

В этом смысле, постмодерн вполне "конгруэнтен" матриархату. Как постмодерн, так и матриархат выходят за рамки привычной для России "царской" парадигмы.

Кое-кто называет эту ордынскую парадигму "традиционной" для России, и в таком представлении матриархат выглядит как нечто революционное, ломающее вековую традицию. Но, если так мыслить, тогда можно договориться до того, что и сталинизм можно назвать "традиционным" устоем. Тогда получится, что Александр Проханов - "традиционалист", и газета "Завтра" - оплот "традиционализма". Но если оперировать такими мизерными временнЫми масштатами, как 72 года советской власти, тогда придётся закрыть глаза на Традицию в мировом масштабе. А в рамках этой Традиции даже несколько веков ордынства выглядят как незначительная флуктуация.

Есть такое понятие, как "консервативная революция". Это такая революция, которая восстанавливает традиционный порядок, существовавший много веков назад. Если мы, к примеру, посмотрим на традиционное общество минойского Крита, то в нём мы не обнаружим "царской" парадигмы. Значит, эта парадигма является аберрацией, отклонением от Традиции. И в этом смысле, матриархальная парадигма является восстановлением полноценной, изначальной, примордиальной Традиции.    
хрестьянин

Матриархат из наблюдений.

Недавно в записи "Собака охраняет "женскую" территорию" говорилось о том, как И. Бахофен в своей монографии "Материнское право" нащупал какую-то связь между поведением собак и матриархальными культами.

Вообще говоря, если представлять себе тот набор принципов, на котором держится матриархальный конструкт, то эти принципы поведения можно обнаружить у многих животных, птиц и насекомых. От пчёл до шимпанзе-бонобо. Очевидно, имеется нечто такое и в поведении собак, что подметили древние люди и намотали себе на ус.

Dona приводит выдержку из статьи Елены Демидовой "Правда о Сахаре, туарегах и азаваках":

"Нормальная здоровая сука азавака рождает помёт в 5-7 щенков. В помёте преобладают суки, примерно 1:3. То есть, в помёте из 6 щенков, к примеру, рождается 2 кобеля и 4 суки.
Каждый помёт азаваков представляет собой готовую жзнеспособную стаю. В ней присутствует кобель-доминант, сука-доминант, кобель-пограничник (подчинённый), и подчинённые суки.
Доминантные кобель и сука отличаются даже по экстерьеру - они более элегантные (не рафинированные, однако), более аристократичные, скорее однотонного окраса. Остальные - попроще, погрубее. У них больше белого.
В стае руководит сука. (Также же, как и у таурегов - главой семьи является женщина.) Она и приносит приплод. Если есть и другие суки, то они могут не вязаться всю жизнь - просто не подпускают к себе кобеля. Но они выращивают потомство, обучают его всему. То же относится к кобелям - право на воспроизводство имеет только старший кобель. Дело остальных - охрана территории и стаи.
Доминантная сука ничего не делает - она королева. Она занимает лучшее место, получает лучшую еду (причём, остальные ей во всём уступают). Даже к своему потомству она имеет поверхностное отношение - её дело передать щенкам генетическое наследие породы, выносить их в утробе и произвести на свет. В процессе родов непосредственное участие принимает кобель-отец. Вылизывая брюхо, он стимулирет схватки, далее он сам принимает щенка, перекусывает пуповину, съедает послед, если этого не делает сука-мать, облизывает щенка и подталкивает его к соскам, стимулируя сосать. Когда рождается последний щенок, мать, принимающая помощь как должное, довольно грубо прогоняет кобеля. Дальнейшее её участе сводится к вскармливанию молоком. Она может даже не вылизывать щенков и не подходить к ним - этим займутся младшие по статусу суки и отец".


Collapse )
хрестьянин

Человек - существо хтоническое (1).

Очень добротный анализ древнегреческого мифа о Деметре и Персефоне от Леонида Нестерова.

"Гомеровский гимн к Деметре – главный нарративный источник об Элевсинских мистериях. Есть и другие, но это главный. В нём подробно изложен элевсинский миф. О нём и пойдёт речь. Об этом гимне существует масса литературы, обзор которой я делать не стану, потому что пишу пока краткие предварительные заметки. Ладно, начнём, и да помогут нам боги.


Большая часть исследователей (от Фрэзера и до современных учёных) описывает этот миф и элевсинские мистерии, как часть аграрного культа. Похищение Персефоны и пребывание её в аиде треть года, в соответствии с этими теориями, является символом засыпания растений зимой, а возвращение Персефоны – образ пробуждения природы по весне. Для этого, вроде бы, есть все основания в гомеровском гимне:

Чуть же наступит весна и цветы благовонные густо
Чёрную землю покроют, – тогда из туманного мрака
Снова ты [Персефона – прим. моё] явишься на свет, на диво бессмертным и смертным. (400-405)

Вскоре, с новой весной, предстояло, однако, опять ему [Рарийскому полю – прим. моё] пышно
Заколоситься, густые колосья с зерном полновесным
К самой земле преклонить и снопами обильно покрыться. (450-455)


Collapse )
хрестьянин

Человек - существо хтоническое (2).

Автор - Леонид Нестеров.

О прыгуны куреты, что в воинской пляске кружатся,

С топотом дико скача, издавая ликующе крики!
XXXI орфический гимн. Гимн куретам.

Продолжим наш теологический детектив. Извините, будет много цитат, ничего не поделаешь, это вынужденно, ведь я разбираю связи неочевидные.

Итак, человек в гомеровском гимне к Деметре назван земнородным – έπιχθονιός (эпихтоний, «земной, земляной»). Синонимом слова этого устойчиво выступает βροτο – смертный. Человек также часто называется πηλο – «глиняный», «земляной», как, например, в мифе о Прометее. У Платона в «Протагоре» говорится: «боги образовали их [людей] в земной утробе» (71 D). В локальных мифах действуют первые люди-прародители – ατόχθονες. Автохтон – дословно «сам из земли», как например афинские отцы-основатели – наполовину змеи, наполовину люди Кекроп и Эрихтоний (собственно, тоже хтоний). Нельзя не упомянуть аркадийского первочеловека Пеласга. Один из древнейших элегических поэтов Асий Самосский писал:


«Был богоравный Пеласг среди гор, густо лесом покрытых,
Чёрной Землёю рождён, чтобы племя людей прибывало». (Фр. 3)

Пеласг, в данном случае, конечно эпоним. Пеласги, как известно, один из догреческих народов Эгеиды. Аркадия – глухомань Эллады, населённая пастухами. И для греков его жители были едва ли не полудикарями. Естественно, что автохтонам из преданий там самое место. Подобных упоминаний древними греками о происхождении людей из персти земной достаточно много, и все их я приводить не стану. Однако стоит процитировать знаменитую историю Гесиода из «Трудов и дней» о Золотом роде людей:

Создали прежде всего поколенье людей золотое
Вечноживущие боги, владельцы жилищ олимпийских,
Был ещё Крон-повелитель в то время владыкою неба.
Жили те люди, как боги, с спокойной и ясной душою,
Горя не зная, не зная трудов. И печальная старость
К ним приближаться не смела. Всегда одинаково сильны
Были их руки и ноги. В пирах они жизнь проводили.
А умирали, как будто объятые сном. Недостаток
Был им ни в чём не известен. Большой урожай и обильный
Сами давали собой хлебодарные земли. Они же,
Сколько хотелось, трудились, спокойно сбирая богатства.
Стад обладатели многих, любезные сердцу блаженных.
После того как земля поколение это покрыла,
В благостных даймонов все превратились они наземельных (опять πιχθνιοι – прим.моё)

Волей великого Зевса: людей на земле охраняют,
Зорко на правые наши дела и неправые смотрят.
Тьмою туманной одевшись, обходят всю землю, давая,
Людям богатство. Такая им царская почесть досталась. (108-125)


Collapse )
хрестьянин

Человек - существо хтоническое (3).

Автор текста - Леонид Нестеров.

Человек в Элевсинских мистериях структурно связан с Аидом. Человек – земнородный автохтон. Его породила хтоническая Гея. Поэтому человек родственник дракайнам, змееногим гигантам, титанам и прочим древнегреческим ктулху – порождениям чёрной Матери Земли. Совершенно логично, что перволюди блаженствовали во времена власти титана Кроноса. И также логично, что земнородные люди после смерти уходят в преисподнюю. Потому что подземье - это их родина. Люди, в олимпийской светлой оптике, произошли от какой-то полунежити. Перволюди - это дикари. Первопредок, мифический царь-анакт первых людей просто обязан иметь змеиный хвост, как афинский Эрихтоний. Элевсинские мистерии призваны завершить процесс антропогенеза. Мисту следует просветить своего внутреннего дикаря, совлечь с себя ветхого автохтона. В античных восхвалениях Элевсиний постоянно присутствует бинарная пара: дикарь vs. просвещённый человек. Считалась, что именно Деметра подарила людям цивилизованность через свои мистерии.


Но это не такая простая дихотомия. Ещё раз: Элевсинские мистерии посвящены не каким-то отчуждённым от человека природным циклам, а индивидуальному бессмертию. Это анастасический культ. Так вот. Большинство авторов XX века, писавшие об Элевсиниях в начале-середине века, просто не продумывали глубоко результаты новых по тем временам археологических открытий неолитических и эпипалеолитических культур плодородного Полумесяца и Анатолии. Гёбекли-Тепе - это вообще открытие 90-х годов XX века. Лавина открытий фактически пошла относительно недавно. А корни Элевсинских мистерий, также как и подобных им анастасических религий Эгеиды, Египта, Леванта и Междуречья именно там, в неолите-эпипалеолите, в этом у меня нет никаких сомнений. Я не стану сейчас разбирать эту тему, она чрезвычайно объёмна. Ей следует посвятить отдельный цикл постов. Просто пока сформулирую гипотезу. Если верна концепция «революции символов» Жака Ковэна, то происхождение земледелия, как часть процесса неолитизации, совсем нетривиальная вещь. Если принять на первый взгляд экстравагантную гипотезу, что доместикация растений изначально не имела экономического смысла, а была частью социально-религиозного ритуала, то всё становится на свои места. Элевсинский миф - это история о доместикации.

Collapse )