October 16th, 2020

хрестьянин

Кибела и Агдистис.

Что было раньше - курица или яйцо Кибела или Агдистис?

С одной стороны, если считать миф в изложении Арнобия "первобытным" и основополагающим, тогда придётся признать, что первоначально существовало двуполое существо Агдистис. А потом уже, когда это существо оскопило себя, лишившись мужского полового члена, оно превратилось в Кибелу. В пользу этого как будто свидетельствует тот факт, что на многочисленных рельефах и в письменных источниках рядом с Кибелой мы не находим бога, которого возможно было бы идетифицировать с Аттисом.

Но, с другой стороны, Кубаба не похожа на гермафродита. И вместо Аттиса мы видим у хеттов/хаттов Телепинуса. Предание о Телепинусе сохранилось во множестве фрагментов, хотя, к сожалению, все они не дают полного текста, к тому же, беда в том, что иногда мы не знаем точно, как правильно эти фрагменты расположить. Поэтому исследователи гадают относительно соотношения отдельных частей. Но в целом этот текст ясен, хотя его первые двадцать строк разрушены. По всей видимости, они содержат рассказ о каком-то преступлении – скорее всего, в мире богов, но, возможно, и в мире людей. Как бы там ни было, Телепинус был страшно раздосадован. Он был оскорблён. Повествование сохранилось с того момента, где говорится, что он «правый сапог надел на левую ногу, левый сапог он надел на правую ногу, повернулся и прочь он пошёл…». Он ушёл из мира, а в результате - ничто не родит, всё засыхает, всё гибнет, голод пришёл на землю. Тогда Богиня-Мать послала маленькую Пчелу: "Иди! Ищи бога Телепинуса. Когда его найдёшь, ужаль его в руки и в ноги, чтобы поднять его с места. Возьми воску, намажь воском ему глаза и руки, очисти его и освяти его, и приведи его ко мне!.

О. В. Богатова в своей монографии "Культ Великой Матери богов Кибелы в греко-римской древности (К проблеме религиозного синкретизма в античности)" высказывает предположение, что появление Аттиса в культе Великой богини было фригийской инновацией, причём сравнительно поздней.

Collapse )
хрестьянин

Миф о Кибеле в изложении Д. Мережковского.

Раз уж мы решили "познать" Кибелу настолько глубоко, насколько нам позволяет наша мужская склонность к "познанию", нельзя пройти мимо гениальных исследований Дмитрия Мережковского.

Дмитрий Мережковский Приведём отрывок из его книги "Тайна Запада: Атлантида - Европа".

"Очень поздний христианский писатель Арнобий заимствует незапамятно-древний, может быть, фриго-хеттейский, миф о первом, двуполом Адаме-Агдистис, Agdistis или Agdestis, y Тимофея, из рода Елевзинских жрецов, Евмолпидов, жившего в Египте, при Птоломее I (IV–III век до Р. X.), языческого пророка и теолога, – можно бы сказать, «апостола Павла» всемирной эллинистической религии, сначала предвестницы, а потом и опаснейшей соперницы христианства. «Аттисов миф, – сообщает Арнобий, – извлёк Тимофей из сокровенных книг и сокровеннейших мистерий древности; ex reconditis antiquitatum libris et ex intimis mysteriis» (Arnob., adv. nation., V, 5–7. – Umb. Fracassini, II misticismo greco e il christianismo, 1922, p. 124).

Надо помнить, что для христианина Арнобия этот языческий миф – сатанинский соблазн, и что он искажает и огрубляет его, может быть, нарочно, так что изложение его относится к древнему мифу-мистерии, может быть, так же как лубочная картинка к подлиннику великого мастера или «апокриф к Евангелию», сказали бы неверующие. Но и сквозь новую, глуповатую лёгкость Арнобия чувствуется мудрая тяжесть древнего мифа, подобная тяжести вещего бреда: точно в землетрясении сдвигаются и громоздятся циклопические глыбы гранита.

«К Матери богов (Кибеле), уснувшей на склоне горы Агдос, воспылал кровосмесительною похотью Зевс (сын Кибелы), но, после долгого с нею боренья, не мог желанного достичь и, побеждённый наконец, излил семя на камень. Камень зачал, и родился от него Агдестис», Agdestis – Agdos-Attis: имя двойное двойного существа, мужеженского.

спящая богиня

Collapse )
хрестьянин

Миф о Кибеле в изложении Д. Мережковского (2).

"Римский император, Флавий Юлиан, верно, но, может быть, слишком злобно и самодовольно, прозванный христианами «Отступником», сочинил в Пессинунте, священном городе Кибелы и Аттиса, в ночь на 27 марта 362 года, перед походом в Месопотамию, где суждено ему было погибнуть, речь-гимн Непобедимому Солнцу, лебединую песнь всей языческой древности.

«Аттис, младенец, покинутый матерью, у вод реки Галла (притока Сангария, у Пессинунта, во Фригии) возрос до цветущего возраста и возлюблен был Матерью богов… заповедавшей ему служить ей свято… и не любить другой… Но, полюбив речную нимфу, Сангарию – Влажную, он сочетался с нею в пещере („пещере Космоса“ в мифе Платона). Матерь богов за то навела на него исступление, в котором он оскопился, и тогда, простив его, возвела к себе, на горнюю высь». Такова, по Юлиану, земная часть мифа, а вот и небесная.

«Аттис – последний из богов». – «Он, любя нисхождения (katavasis орфиков, „сошествие в ад“), как бы склоняется к материи». – «Сходит до крайних глубин вещества», – по неоплатонику Саллюстию (Sallustius, de diis et mundo, с. 4. – W. Bousset. Hauptprobleme der Gnosis, 1907, p. 184). – «Чистую и несмешанную природу свою, – продолжает Юлиан, – сохраняет Аттис до Млечного Пути, Галаксии; достигнув же этого предела, где происходит смешение бесстрастного (небесного) естества со страстным (земным), Аттис рождает материю». Здесь уже вся двойственность, дуализм монашески-христианской метафизики.

Пронойя («Промыслительница», та же Матерь богов) обуздывает «безумие Аттиса, потому что он сам себя не может обуздать». – «Самооскопление Аттиса есть некое умерение безмерности» («дурной бесконечности»). – «Мать не покинула сына… удержала его на краю бездны и, остановив бег его в бесконечное (apeiron), вернула к себе». – «Слава мудрому Аттису! После мгновенного безумия, не получил ли он, оскопившись, имя Премудрого? Он – безумный, заблудший, потому что покорился веществу; но он же и мудрый, потому что очистил самое нечистое» (пол) (Fl. Julian., Orat. V, ad Matrem Deorum).

Collapse )
хрестьянин

хорошо сказано

Немного грубовато, но по сути верно высказался mitrichu в записи У кошек тоже.

"Пытаются обижать котят взрослые коты.
Мамы-кошки немедленно присылают им пиздюлей.
Поэтому служить молодого солдата надо призывать именно с мамой.
Мамы устроят в армии порядок.
Генералы заплачут от таких мам.
И будут блядь служить, а не строить дачи!"

мамы-кошки
хрестьянин

Андрогин в матриархальных культах.

собиратель шафрана
Собиратель шафрана (Собиратель цветов). Фрагмент фрески Кносского дворца 1700-1600 до н.э. Музей Ираклион.

"Кто это, мужчина или женщина, трудно понять по облику нагого тела в древнейшей, от начала второго тысячелетия, стенной росписи Кносского дворца – «Собиратель шафрана», как по такому же облику на гематитовой печати офитского перстня трудно понять, кто распятый Вакх-Орфей, мужчина или женщина (Evans, The palace of Minos, 265). Если тот перстень магичен, то эта роспись – тем более. Всё чародейственно в ней, как в царстве самого великого, по слову Платона, «чародея», Эроса; призрачно-прозрачно всё – даже скалы, тающие, как морская пена, клубящиеся, как облака; розовость жемчужная на всём, как отблеск вечного вечера в саду Гесперид. Всюду, на зубчатых скалах, должно быть, подводной пещеры, в низких, как бы жертвенных, чашах, вспыхивают, вьются языками молнийно-белого пламени, огромные, богине Матери любезные, шафранные цветы.

Призрачно-прозрачно всё, кроме человека: тело его, как из меди изваянное, мутно-голубоватое, напоминает дремлющий в подводно-лунном сумраке ил, или богов Атлантиды потопную празелень. Весь наклонившись вперёд в стремительном беге, жадно, обеими руками, хватает он и рвёт те молнийно-белые цветы: так водолаз Гильгамеш, на дне Океана, где, может быть, погребена Атлантида, срывает Злак Жизни, спеша, чтоб не захлебнуться, вынырнуть; так от меча херувима бегущий Адам срывает на бегу последние цветы потерянного рая.

Тайну музыки – магии – кто разгадает? Но кажется, смысл росписи таков: Злак Жизни сорвёт не разделённый на две половины, мужскую и женскую, а только цельный Человек – Андрогин.

Collapse )