November 6th, 2020

хрестьянин

Нинхурсаг.

Шумерская богиня Нинхурсаг (известная также под именами Нинтур, Нинменна, Нинмах — «Госпожа превеликая», Дингирмах, Аруру; на аккадском языке — Белет-или, Мама и многими другими) многими своими характеристиками напоминает Великую Мать богов Кибелу.

Она называется «Владычица каменистой земли» или «Владычица предгорий» (NIN.ḪURSAG — букв. «Владычица священной горы»), и во вступлении к «Спору Лета и Зимы» говорится о том, что Энлиль в облике гигантского быка совокупился с «предгорьями». Её главным храмом поклонения был Э-Кур («Дом горных бездн») в Эриду.

Она является Матерью животного мира и вообще «матерью всех детей», — и человеческих, и животных. Она равно оплакивает погибель ребёнка и ослёнка.

Имя богини, наиболее часто используемое для обозначения ее ипостасей матери и родительницы, — Нинтур, которое условно переводится как «Владычица хижины для рожениц». Иероглиф tur на письме сопровождается знаком, первоначально изображавшим хижину для рождений в загоне для скота, куда помещались перед отёлом коровы и где, предположительно, могли находиться больные или слабые животные. Овчарня (шумерское amaš) с отделением, где рожают телят и ягнят tùe и é-tùr, использовалась для метафорического обозначения женских детородных органов: šag4-tùr («внутренность загона» или «хижина для рождений») — шумерское название матки. Более того, на аккадском языке этот термин — šassuru — одно из имён Нинтур. Её называют также «Владычица матки» (be-lit re-e-me), и её эмблема, напоминающая по форме греческую букву «омега», убедительно интерпретируется на основе египетских параллелей как изображение коровьей матки.

Collapse )
хрестьянин

Мифология на "изломе" матриархата.

В целом, шумерская мифология напоминает эллинскую. У древних греков было представление о том, что три брата - Зевс, Посейдон и Аид - поделили между собой всё мироздание и, как племенные вожди, стали управлять своими "уделами". У шумеров три великих бога — Ану, Энлиль и Энки — разделили вселенную между собой, бросив жребий, подобно сыновьям, делящим отцовское имение; таким образом Ану, их отцу и верховному владыке, досталось небо; воителю Энлилю, его советнику, — земля, а мудрому Энки выпало повелевать подземными водами и морем.

Но как сквозь патриархальную олимпийскую мифологию проглядывает более древняя матриархальная мифология пеласгов, так и у шумеров как бы существуют две параллельные мифологии. Причём, в шумерской мифологии хорошо прослеживается борьба новых патриархальных мифологем со старыми матриархальными. Особенно это заметно на примере того, как бог Энки вначале дублирует функции богини Нинхурсаг, а затем и вытесняет её из пантеона.

Торкильд Якобсен пересказывает многочисленные перипетии борьбы Энки и Нинхурсаг, в которой просматривается стремление взять на себя её функции и полномочия. Я здесь приведу лишь один пример.

Collapse )
хрестьянин

Шарлотта Бронте или Лев Толстой?

Всем известно евангельское речение Иисуса Христа:

"Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую" (Мф. 5:38-39).

Вот как Лев Толстой толкует это речение Христа:

"Христос учит тому, чтобы не противиться злу. Учение это истинно, потому что оно вырывает с корнем зло из сердца и обиженного и обижающего. Учение это запрещает делать то, от чего умножается, а не прекращается зло в мире. Когда один человек нападает на другого, обижает его, он этим зажигает в другом чувство ненависти, корень всякого зла. Что же нам сделать, чтобы потушить это чувство зла? Неужели сделать то самое, что вызывает это чувство зла, — обидеть другого, т. е. повторить дурное дело? Поступить так — значит вместо того, чтобы изгнать дьявола, усилить его. Сатану нельзя изгнать сатаною, неправду нельзя очистить неправдою и зло нельзя победить злом.

Поэтому непротивление злу злом есть единственное средство победить зло. Оно убивает злое чувство и в том, кто сделал зло, и в том, кто понёс его".

Collapse )
хрестьянин

«В России две беды: дураки и дороги».

Из книги "Современное состояние вопроса о «Каменных бабах» или «Балбалах», 1915 года Н.И. Веселовского:

"Тем не менее из донесений начальников губерний выяснилось, что попустительство местных властей в деле расхищения каменных баб нанесло русской археологии большой и непоправимый вред. Некоторые донесения очень характерны и на них следует остановиться.

И. д. таганрогского градоначальника писал: «В селениях Мариупольского округа Мангуше, Ялте, Камаре, Улакли, Константинополе и Кургане, находились во многом количестве на могилах или курганах каменные изваяния, называемые в простонародии бабами (по-татарски: Мамаи) с обличием нынешних башкир; во время же проезда, по полуденной России в 1818 г., блаженной памяти императора Александра 1, все мамаи были сняты с курганов и отвезены на почтовую дорогу, ведомства мариупольского греческого суда, где расставлены вместо дорожных знаков, а когда устроены по большой дороге кирпичные знаки, то мамаи зарыты в землю.

При селениях: Малом Янисоли и Новой Каракубе, тоже находились в большом количестве каменные бабы, но в первом из этих селений в 1779 г., а в последнем в 1808 годах, все свезены в те селения на фундамент под церкви. В селении Большой Янисоли также имелись на курганах в степи каменные бабы, но при стройке поселянами домов, оные свезены и часть употреблена на фундаменты, а часть отправлена помещиками в свои имения, состоящия екатеринославской губернии в александрийском уезде». Источник.
Collapse )