November 9th, 2020

хрестьянин

О цивилизаторской роли женщины.

В Библии имеется загадочная запись: "В то время (т. е. до всемирного потопа) были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им: это сильные, издревле славные люди".

Не этих ли "исполинов" - nephilim создал Мардук, согласно шумерской мифологии? Как мы знаем, он создал людей для облегчения бремени богов, чтобы люди работали на земле, а боги сидели в небесной канцелярии и подсчитывали профит.

Свяжу я жилы,
скреплю я кости.
Создам я Lullu, дам ему имя «человек»,
сотворю человека-Lullu
Пусть он несёт труды вместо богов,
чтобы они свободно вздохнули.


Слово lullu означает примерно «дикарь», но также и «могучий древний человек».

Collapse )
хрестьянин

Парадоксальная любовь богини Иштар.

Гильгамеш, насколько нам известно, — историческая фигура, царь города Урука (библейское «Эрех»), правивший ок. 2600 г. до н. э. Резонно предположить, что сказания о нём распространялись длительное время после его смерти, однако для нас они становятся доступны только приблизительно с 2100 г. до н. э., когда их подхватывают придворные поэты Третьей Династии Ура. Цари этой династии считали Гильгамеша своим предком.

Гильгамеш стал персонажем шумерских сказаний и аккадского эпоса — одного из величайших произведений литературы Древнего Востока. «Эпос о Гильгамеше» рассказывает о том, как в царя, на самой вершине его славы, влюбляется богиня Урука - Иштар и предлагает стать её супругом. Тогда она подарит ему колесницу из золота и лазурита, цари будут преклонять перед ним колени, его козы приносить тройней, а овцы — двойней.

Но Гильгамеш отнюдь не прельщён подобной перспективой, которая вызывает у него никак не радость, а скорее даже смятение. Вместо спокойного отказа он осыпает Иштар обвинениями: она — и недостроенная дверь, которая не защищает от ветра и сквозняков; смола, которая пачкает того, кто её несёт; дырявый мех, обливающий того, кто его держит; сандалия, жмущая ногу владельца, и так далее. Более того, он напоминает о том, что все, кого Иштар любила прежде, кончили плохо. Среди них — Думузи (или Таммуз), предмет её девической любви, ежегодные оплакивания которого она учредила. Любила она и пёструю птичку, которой сама же сломала крыло, и та скитается теперь в лесах с криком «kappī! каррī!» («моё крыло! моё крыло!»). Любила она и льва, для которого вырыла ямы-ловушки, и боевого коня, которому определила кнут и шпоры. Любила она и пастуха, которого потом превратила в волка и натравила на него его же собак; любила и садовника своего отца, Ишуллану, на которого наслала несчастье, когда он отверг её притязания.

Collapse )
хрестьянин

Немного о матрилинейных обществах.

В лесах с тёплым климатом (от экватора до субтропиков) сохранился особый хозяйственный уклад: сочетание охоты и примитивного огородничества. Такой экономический базис дал весьма оригинальную надстройку. Охотой занимаются мужчины, а огородничеством – женщины (мужчины принимают участие только в расчистке участка от деревьев). Поскольку к земле привязаны женщины, то все земельные имущественные отношения выстраиваются между коллективами женщин-родственниц. Отсюда – счёт родства исключительно по материнской линии. Мужчина в семье жены – приходящий чужак: он остаётся привязан к семье своей матери и сестёр.

Ныне остатки такого хозяйственного и семейного уклада сохраняются у отдельных кланов лесных народностей Юньнани, Индокитая, Индии, Индонезии, Южной Америки. Раньше, когда зверья всюду было побольше, шире был распространён и соответствующий уклад – возможно, и в нашем умеренном поясе. Мифы майя-киче основной чертой мужчин той эпохи считают лень, а главным атрибутом – гамак. В отличие от труженика земледельческой поры, мужчина из охотничье-огородного клана мог бездельничать – если «неохота на охоту»: вот такой вот «матриархат».

Местами наследование по женской линии сохранялось долго: так от матери к дочери переходил трон у пиктов, а королём становился муж правительницы. Отголоски этого запечатлены и в легендах Ирландии: «Считается, что Эохайд Дала получил титул короля “с согласия Медб при условии, что он станет её мужем”. Ирландская традиция упоминает и о другой Медб – королеве Лейнстера, Медб Летдерг (“полукрасная” или “красная с одной стороны”), дочери Конана из Кулы. Она была поочерёдно женой девяти королей Ирландии, включая отца Конна, его сына Арта и Кормака сына Арта. “Велика была сила Медб над мужами Ирландии, ибо не мог стать королём Тары тот, чьей супругой она не была”. Так, когда умер Арт, “его сын Кормак не мог стать королём Ирландии, пока Медб не соединилась с ним”» (Рис А., Рис Б. Наследие кельтов. Древняя традиция в Ирландии и Уэльсе. М.: Энигма, 1999).

История зафиксировала смену традиций наследования у правителей хеттов. Политическое завещание царя Хаттусили I было таково: «Впредь никто не возвеличит сына своей сестры, не воспитает его как своего сына». По прежней системе, если царь не возражал, его преемником назначался сын старшей сестры. Царь Телепину закрепил новый порядок законодательно: «Пусть царевич, сын от главной жены, будет царём. Если нет сына от главной жены, пусть сын жены второго ранга будет царём. Если же нет царевича, пусть возьмут мужа для дочери жены первого ранга, и пусть он станет царём» (Волков А.В., Непомнящий Н.Н. Хетты. Неизвестная империя Малой Азии. М.: Вече, 2004, с.135-136).

(Из статьи Константина Корелина Матриархат и судьба Гамлета)