December 26th, 2020

хрестьянин

О пеласгических "корнях" Артемиды.

"А. Ф. Лосев находит поразительным тот факт, что в позднейшее время Зевсу было посвящено сравнительно мало праздников и никогда не было посвящено никаких мистерий. Среди богов Греции по числу посвящённых ей храмов (около 80) первое место занимала Артемида. Почему именно она?" - задаётся вопросом А. М. Иванов.

"Ответ на этот вопрос даёт А. В. Сазанов в статье "К изучению теонимии Боспорского царства". Он прослеживает линию развития культа Артемиды от критской Понтии Терон. Главным божеством минойского Крита была Понтиа Терон. Она изображалась как повелительница зверей".

Значит, надо полагать, культ Понтии Терон имел место быть не только на Крите, но и во всей Эгеиде и Элладе до появления там греков-ахейцев. Очевидно, этот культ можно назвать пеласгическим. Пришедшие в Элладу греки не вырезали "под корень" всех пеласгов, и последние долго сохраняли свой матриархальный культ. Конечно, как и везде, хранительницами культа были женщины. Они-то и явились "передаточным звеном", соединившим пеласгическую Понтию Терон с классической Артемидой. Произошло это в микенский период формирования древнегреческой культуры.

микенская культура  
Aeonic

Теория о титуле хёльги



Жили и "ходили на дело" варяги росы ватагами под предводительством вождей-жрецов хёльгов (hölg), что вообще характерно для древних германцев. Но, кажется, в отличие от последних у росов женщина тоже могла быть хёльгой. Может быть это савроматское наследие времен Руси Первой - амазонки, пересевшие на ладьи, а может быть просто следствие бездомности и скитальческой жизни. Как бы то ни было, одна хёльга попала в летописи в качестве "княгини Ольги", а все хёльги-мужчины оказались в ПВЛ скопом под общим именем Олега, вследствие чего "вещий князь" умудрился прожить сверхдолгую жизнь и упокоиться в трех разных местах: Киеве, Ладоге и Бердаа. (Настоящим именем летописной Ольги, могло быть Фрида.)

Вот как описывает Г. Лебедев появление в Швеции варягов росов:
"В Упланде на озере Мелар есть остров Хёльге, заселенный с III века н.э. В середине I тысячелетия он приобретает неаграрный характер. Судя по составу импортов, поселение уже в VII веке было включено в систему связей, охватывающую практически весь континент и выходившую за его пределы... В этой округе начиная с рубежа VI-VII веков распространяется обряд ингумации в ладье, который бытовал до середины XI века, то есть до конца эпохи викингов. Уже в первых по времени упландских комплексах новый ритуал представлен в сложившемся виде и остается неизменным на протяжении всего вендельского периода. В Упланде ингумации в ладье составляли в VII-VIII веках небольшие замкнутые кладбища. В могилах вендельского времени похоронены только мужчины. В эпоху викингов появились и погребения женщин... Упландские ингумации в ладье вендельского типа выступают как погребальный обряд немногочисленной, но господствующей социальной группы".

Название острова - Хёльге, и его неаграрный, то есть купеческий характер с системой связей, охватывающей весь континент, и, наконец, обряд ингумации в ладье, появившийся сразу в сложившемся виде.
Лебедев считает погребения династическими могильниками местных вождей, а генезис обряда неясным. Еще бы ! Если это местные вожди, то почему вдруг в ладье ? Да потому что эти "местные вожди" - на самом деле потомки хёльгов мореходов росов. Если это местные язычники, то почему ингумация, а не кремация ? Да потому что варяги росы - выходцы из эллинистического мира. Не однажды крещенные и перекрещенные и не однажды отвернувшиеся от христианства, они в зависимости от условий пользовались и языческими и христианскими обрядами захоронения.
Обратите также внимание на женские погребения, которые могут служить косвенным доказательством того, что у варягов росов в поздний период женщины тоже были хёльгами.

Вдова ольга Игоря, перенявшая после гибели мужа его титул и таким образом ставшая ольгой, завладела каким-то личным доменом на Киевщине с резиденцией либо непосредственно на киевской Горе, либо, что более вероятно, в Вышгороде, который ПВЛ называет "Ольгиным городом". В этом домене она образовала нечто вроде царства амазонок. О последнем можно догадываться по тому, что во время её "документированного" Константином Багрянородным в трактате "О церемониях византийского двора" визита в Константинополь "архонтиссу Эльгу" сопровождал большой, исключительно женский эскорт из
множества "приближённых родственниц-архонтисс".
Относительно этих "родственниц" Ольги, число которых доходило до шестнадцати во время одного из императорских приёмов и которые размерами денежных подачек приравнивались к "людям" княгини, С. Цветков высказал любопытное соображение. Обоснованно отметя предположения о том, что это были сёстры Ольги, либо жёны её братьев или других архонтов Руси, он остановился на единственно возможном разумном объяснении такого количества незамужних женщин в ольгиной свите: "...простое и самое естественное предположение, что "архонтиссы" были жёнами Игоря, расставляет всё по местам: получает объяснение и их титул, и занимаемое ими высокое положение,... и неопределённость их родства с Ольгой (ср. характерное выражение Константина: "родственные ей архонтиссы": христианский государь, понятно, затруднился точнее определить, в какой степени родства находятся между собой Ольга и прочие жёны Игоря), и отсутствие упоминания об их мужьях". Тут трудно не согласиться с Цветковым. Ольга вместе с верховной властью и титулом ольга-кагана унаследовала от мужа его гарем. Кроме гарема в многочисленной свите русской архонтиссы наличествовало только два лица мужского пола: переводчик и таинственный анепсий - то ли её пасынок Святослав, то ли какой-то нам не известный племянник. К огромному нашему сожалению, словоохотливый император в своём объёмистом труде слишком зациклился на милых его сердцу формальностях придворных церемоний, они занимали его гораздо больше, чем высокопоставленная гостья, сопровождавшая её делегация и вся далёкая варварская Русь.

Из работ Владимира Егорова.
хрестьянин

О пеласгическом наследии древних греков.

"Эгеида была для Эволы средоточием всяческой скверны. Его шокировало, что в критской культуре слово "страна отцов... отечество" (патрис) заменялось словом "страна матерей" (метрис). В этой культуре, основой которой являются ещё более древние южные культы, боги смертны, - на Крите даже показывают могилу Зевса. Бессмертна зато неизменная женская почва, питающая всё живое.

Олимпийское представление о божественном у эллинов - это представление о мире бессмертных, светлых существ, отдалённых от низшей сферы земных вещей. Это представление о священном ассоциируется с сияющим небом и покрытыми снегом вершинами гор. Наоборот, представления о Хаосе как о первоначале, основе всего сотворённого, включая свет, о Земле как о всеобщей Матери, которая существовала до своего божественного супруга, и, наконец, о случайности хаотического становления, не щадящего и богов, в действительности не эллинские, - это темы, которые в синкретизме Гесиода выдают свою пеласгическую основу.

У Гесиода мы встречаем идею непорочного зачатия в ещё более грандиозной форме, чем в христианстве, потому чтоу него речь идёт о "непорочном зачатии" всего мироздания, однако Эвола, если ему кто-нибудь не нравится, не знает худшего ругательства, чем обозвать человека "пеласгом". Он ссылается на то, что греческие историки часто враждебно говорят о пеласгах, и видит победу эллинского начала над пеласгическим в падении царства Миноса, которое "стояло на пеласгической земле, где Зевс считался хтоническим и даже смертным демоном; где чёрная Мать-Земля была высшим и самым могущественным божеством; где господствовали, главным образом, связанные с женским началом, а может быть, и с упадком Египта, культы Геры, Гестии, Фемиды, харит и нереид и где... на ритуалы и обычаи наложила свой отпечаток гинекократия".

Collapse )
хрестьянин

Консервативная революция Диониса.

"В послегомеровской Греции наблюдаются различные признаки возрождения порабощённых коренных слоёв, которые восстают против собственно эллинского элемента. Снова появляются хтонические мотивы, которые были свойственны древнейшей культуре... Кризис приходится на Vll - Vl века до н. э. Тогда в Греции разразилось дионисическое безумие, которое лишь потому обрело такое значение, что ему проложили дорогу женщины", - пишет Ю. Эвола.

Да, Дионис - это "засланный казачок" матриархата. И по формам "дионисийского безумия" мы может отчасти реконструировать пеласгические и крито-минойские матриархальные культы.

Дионис на пантере. (Мозаика из г. Пеллы, IV в. до н. э.)
Дионис на патере.
Collapse )