February 25th, 2021

хрестьянин

"Колесо" архаичного мышления.

"Согласно традиционным африканским представлениям, жизнь никогда не кончается, если она организована разумно, то есть выверенным поколениями мудрых предков образом. Она только прерывается сменой поколений, уходом из жизни одних, рождением и пребыванием на земле других. Во всех этих переменах заключена некая неодолимая константность. Один из величайших интеллектуалов XX века Леопольд Сенгор образно назвал её знаком реальности, ещё более глубокой, нежели видимые процессы и ритуалы. Он имел при этом в виду объединяющую связь с общим Предком, в свою очередь обусловленную кровным родством и вытекающей из него «общностью жизненного пламени». Ушедшие в тень возрождаются в потомках, которые не устают почитать и славить предков, постепенно одухотворяя последних, составляя вместе с ними и с теми, кто ещё не появился на свет, в ком они когда-то возродятся вновь, единое духовно нераздельное сообщество" (Цит. по: Андреев И. Л. Тамтам сзывает посвящённых. - М.: Прогресс-Традиция, 2008. С. 212).

Collapse )
хрестьянин

О пещерном искусстве верхнего палеолита.

Я. Вансина справедливо считает, что в Африке почти никогда не существовало искусства для искусства.

Под тем же углом зрения можно взглянуть и на пещерное искусство верхнего палеолита.


первобытное искусство

Collapse )
хрестьянин

Африканские корни древнеегипетского права на трон.

"Повсеместно в Тропической Африке правитель считался владельцем и опекуном земли и обладал правом распоряжения ею. Соответственно в мифологии подчёркивалась генеалогическая связь царствующего рода с местными божествами — тотемами, и это находило отражение в изобразительном искусстве. Организация государственной власти предполагала должность соправительницы — царицы-матери или царицы-сестры со значительными политическими и ритуальными функциями, в первую очередь — в области толкования права. Правитель и царица-соправительница окружались таинственностью и жили отстранённо от народа. Во время дворцовых церемоний на лицо правителей надевался убор в виде завесы. Правителя иносказательно называли «леопард», «лев», «слон» и т.д., он иногда изображался в виде леопарда или другого псевдототемного царского существа (Бенин, Дагомея, Конго). Царица-мать в государстве Луба называлась М'Фьяма, или Скрытая. Прародительница, олицетворение семьи, также могла изображаться в виде черепахи. <...> В государствах Луба, Куба, Лунда (на юге) создавались статуи царей и их соправительниц, троны с кариатидами — фигурами женщин, чьё суверенное право на страну воплощалось в троне. <...> Символика и эмблемы в произведениях искусства подчёркивали священный характер царской власти и особы царя, подтверждали законность сана. <...> Сиденья — троны для правителя и царицы-матери вырезались по спе­циальному канону и представляли часть священных царских регалий. <...>

В царском роду счёт родства и наследование царской власти велись по линии матери: от дяди к племяннику — сыну сестры. Или, исходя из более глубинных связей, — от бабушки к внуку, сыну старшей дочери. Само имя царской жены раскрывает её общественное положение; n'gudi или n'guadi на киконго обозначает мать и сестру. Этим же термином называют сестёр матери и их детей, вообще всех матрилатеральных родственников. Основное значение n'gudi — «сердце, середина, ядро». Но этот термин также означает «род с матрилинейным счётом родства». Отсюда n'gudi za bantu — предки, под которыми имеются в виду предки матери.

Царская сестра-жена обладала значительными правами как в правящей семье, так и в государстве. «Существование Нгаади а-Мвааш (так в тексте. — И.С.) имело политический аспект, — пишет конголезская исследовательница Мутатайи. — В царстве она играла важную роль правительницы — матери народа, особенно при принятии важных решений. Она пользовалась благоговением и уважением». Поэтому маска жены — отправительницы Вуут, матери народа — и участвует в празднествах, посвящённых основанию государства.

Collapse )
хрестьянин

О правах и полномочиях царицы-матери в Бенине.

"Искусство Бенина давно привлекало к себе внимание исследователей. Однако его сложная символика в значительной степени оставалась
загадкой и начала расшифровываться лишь в последние годы. Жемчужины бесчисленных бенинских сокровищ, накопленных за много веков, — уникальные маски из слоновой кости. Обычно описывались две маски из пяти найденных в Бенине и принадлежавших, по мнению В.Фэгга, резцу одного придворного мастера. До недавнего времени было известно только, что эти маски были найдены в спальне царя Бенина — обы при разгроме города британской карательной экспедицией в 1897 г. По предположению некоторых учёных, маски висели на шестах у ложа обы. Маски относятся к раннему периоду бенинского искусства: декоративные детали датируются примерно 1485 г.; сами маски — началом XVI в.


Маска Метрополитен музея помещалась в центре зала на высоком постаменте; слоновая кость выделялась на чёрном бархатном ложе. Освещение было направлено на лицо, неизъяснимую прелесть которого, к сожалению, не передают фотографии.

Маска из слоновой кости Бенин 16 век

Collapse )
хрестьянин

Детские (молочные) бутылочки бронзового века.

Автор блога Old European culture пишет:

"Среди керамических находок с кладбища культуры инкрустированной керамики бронзового века (около 1950—1700 гг. до н. э.) в Бонихаде (Bonyhád) в Венгрии археологи нашли много керамических сосудов типа "питьевой рожок", подобных этому, в могилах младенцев:


children drinking horns
Это может означать, что рожки для питья служили особым предметом, используемым для питания детей, то есть как современные детские бутылочки, или, возможно, они были связаны с обычаями, связанными с рождением и новой жизнью ...

Из «Хронологии и значения задунайского инкрустированного керамического убранства».


Collapse )