September 5th, 2021

хрестьянин

Нелюдь и маркер его поведения.

Начиная с античных времён, - пишет К. А. Богданов в монографии "Каннибализм: история одного табу", - каннибализм указывает на патологию в отношении само собой разумеющейся нормы. Так, циклоп Полифем, пожирающий спутников Одиссея, заслуживает оправдываемой по контексту мести в гомеровском эпосе. Антропоморфный Кронос пожирает своих детей и, согласно Гесиоду, также заслуживает кары, Тантал, пожелав испытать всеведение богов, угощает их мясом своего сына Пелопса, за что и наказан вечными муками. Одним словом, «людоед – нелюдь, и само его существование, вынесенное на границу социального общежития, символично, представая пограничным к человеческому сознанию и социальному порядку» (с.199).

В функции идеологической метафоры людоедство означает нарушение табу, маркирующего границу социального и антисоциального. С этой функциональной точки зрения каннибализм подобен инцесту, т.е. нарушению другого важнейшего для европейского мира табу.

Античные авторы упоминали о каннибализме, чтобы лишний раз подчеркнуть превосходство своей собственной культуры над культурой чужеземцев. Когда Ювенал в своих «Сатирах» описывает вражду двух египетских городов, то особенно подчёркивает, что человеческое мясо пленных их жители едят сырым. Здесь уместно вспомнить, что К. Леви-Стросс считает противопоставление сырого и варёного оппозицией природы и культуры. Когда Юлий Цезарь в «Записках о галльской войне» (VII, 77) описывает, как защитники города Алесии перед лицом голодной смерти обсуждают допустимость людоедства, он приходит к выводу, что люди, предпочитающие людоедство римскому подданству, едва ли вообще могут называться людьми.


Collapse )
хрестьянин

Хенджи как "памятники страха".

В статье "Сооружение мегалитов как защитная реакция культуры Старой Европы" я высказал предположение о том, что "культура мегалитов существовала на "изломе" матриархата, в период религиозно-половой войны, от которой сохранились предания об амазонках. Каменные мегалиты появились как защитная реакция матриархальной культуры Старой Европы на вторжение носителей враждебной патриархальной культуры. Очевидно, воинственно настроенные носители культуры колоколовидных кубков разрушали культовые сооружения туземцев. Деревянные постройки очень легко сжечь. А если соорудить такие же постройки из огромных неподъёмных каменных блоков? Сжечь их никак не получится, да и сломать многотонные каменные плиты - "кишка тонка". Так они и сохранились до нашего времени".

В другой статье - "
Зачем строили мегалитические сооружения?" - я говорил примерно то же самое: "Скорее всего, во время той религиозно-половой войны победители разрушали объекты поклонения побеждённых, оскверняли их могилы. И тогда было принято решение делать храмы и могилы так, чтобы их невозможно было осквернить. Ну-ка, попробуйте осквернить многотонный каменный блок! Он тысячелетия простоит без всякого вреда, как ты его ни оскверняй".

А вот что пишет по этому поводу Bell Beaker Blogger:

Collapse )
хрестьянин

Вудхенджи с соломенными крышами.

В записи "Зачем заборы городили в неолите?" были высказаны предположения, что хенджи и ронделы были своеобразными местами народных собраний, типа тингов у древних германцев или вече в Великом Новгороде.

реконструкция
Это сооружение с пятью концентрическими кольцами, образованными деревянными изгородями, находится в Кенштедте, Центральная Германия, и относится к культуре воронковидных кубков, IV тыс. до н.э. Реконструкция.

Collapse )