September 6th, 2021

хрестьянин

О брачном договоре в Древнем Риме.

В заметке "Римская женщина в патриархальном обществе" говорилось, что в Риме "женщина как таковая не считалась членом civitas (гражданской общины), а её правовой статус в качестве дочери и/или жены был таким же, как у рабов, скота и неодушевлённых предметов". Я прокомментировал это так, что "древнеримские мужчины относились к своим женщинам то ли как к детям несмышлёным, то ли как к умалишённым". Так как фактически женщины в Риме были недееспособными. Типа как у нас сейчас решением суда назначается опека над олигофренами средней стадии дебильности, так как они сами живут одним днём и дальше кончика своего носа ничего не видят. При этом опекаемые признаются недееспособными и не могут подписывать документы; за них это делают их опекуны.

Но вот что интересно: в Древнем Риме существовали брачные договоры. Читаем в Википедии: "
Брачный договор (лат. tabulae nuptiales) не являлся обязательным для заключения брака, однако такой договор часто составлялся, так как он регулировал вопросы, связанные с приданым и формальностями его выплаты в случае развода. Во время свадьбы договор зачитывался вслух, а затем десять свидетелей ставили свои печати. Брачный контракт составлялся на табличках, ни одной из которых не сохранилось".

Странно, очень странно... Если правовой статус древнеримской женщины "был таким же, как у рабов, скота и неодушевлённых предметов", то с кем же римские мужья заключали брачные договоры? С табуреткой? Если женщины в Риме были недееспособными, как заключать договор с недееспособными лицами? Такой же договор - "липовый", недействительный. Это всё равно что заключить договор с дитём неразумным. Я не силён в римском праве, но данный случай похож на проделки аферистов: "вообще-то женщина недееспособна, на на пять минут, то есть на момент заключения брачного договора, мы сделаем её дееспособной".

хрестьянин

Женитьба на кобыле.

"В 1185 году Гиральд Камбрийский записал средневековую королевскую церемонию вступления на престол Ульстера, основанную на идее сакральной королевской власти. Любопытно, что мифический брак между смертным королём и богиней власти получил в этом документе новый поворот, поскольку, по свидетельству Гиральда, включал символический союз между человеком (королём) и белой кобылой. На «свадьбе» король играл роль жеребца. Впрочем, кобылу после этого убивали, а её мясо готовили в котле. Гиральд рисует довольно жуткую картину: избранный король садился в ванну с бульоном и мясом кобылы и так ел и пил варёные останки своей «королевы».

Эта история, возможно, была либо сфабрикована, либо преувеличена христианским автором. Тем не менее она содержит намёки на более ранние связи между лошадьми и богинями власти. Такие явные ассоциации с конями были у Махи, а в Уэльсе можно найти следы представлений о сакральном королевстве в первой ветви «Мабиноги», где Пуйлл, король Арберта, впервые видит свою будущую королеву Рианнон верхом на ослепительно-белой кобыле" (Цит. по: Миранда Олдхаус-Грин. Кельтские мифы. От короля Артура и Дейрдре до фейри и друидов. — М. : Манн, Иванов и Фербер, 2020. С. 189).


Collapse )