Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Красивая легенда о происхождении марийцев.

Марийцы когда-то жили на острове посреди моря. Мужчины ловили рыбу в прибрежных водах, а женщины растили детей и водили хороводы на цветочных полянах, которые во множестве находились на острове. И называли себя мари или мари-влак, что означало на древнем языке «люди моря».

В обществе главенствовали женщины,т.е. был матриархат. Остров находился наверно вдали от морских дорог, и этот остров никто никогда не посещал и никто даже представления не имел о его существовании. Вот так марийцы жили в изоляции от внешнего мира. Страшные болезни древнего мира, вроде чумы или оспы, не проникали к ним, врагов у них тоже не было. Поэтому нужды в военном оружии не было и кузнецы тоже не нужны были. И вместо мечей из железа женщины стали делать украшения из золота и серебра. Благо, в горах острова встречались самородки. Поэтому у марийцев развивалось ювелирное дело, а не кузнечное. И ювелирами становились женщины. Также женщины руководили общественными молениями в Священных Рощах. Молодые незамужние девушки становились жрицами и под звуки священных гуслей( кӱс ле — священные струны — так переводится этот инструмент, который использовался только при обращениях к богу) взывали к своим богам.

Такая мирная беззаботная жизнь продолжалась долго — может сто лет, может, тысяча. Марийцы были счастливы. Но однажды к острову подошли корабли. Быть может, время подошло или молодые жрицы проводили время больше на цветочных полянах, чем в Священных Рощах, но однажды к острову пристали корабли одного могущественного правителя. С превеликим изумлением осматривали пришлые остров и живущих на нём счастливых приветливых людей. Они известили своего правителя об открытии острова, а тот приказал доставить островитян в свой город. Вот отправились на многих кораблях марийцы в большой город. Всем было интересно посмотреть другие миры, других людей, большие города…А в городе люди дивились на них. Марийцы развлекали горожан своими необычными песнями и плясками… Но скоро марийцы заскучали по родному острову и они стали проситься обратно домой. А домой-то их уже не хотели отпускать — там в горах стали добывать серебро и золото. Однако, в конце концов, они надоели правителю своими просьбами и он их отправил подальше от себя к северному морю. Долог и длинен был путь марийцев к морю. Ведь, не к родному тёплому морю их отправили, а к холодному северному. Они шли через дикие неизвестные земли, через лесные дебри. Стража правителя их должна была доставить к определённому северному морю.. Целую неделю длилась только переправа через одну большую реку — самую большую реку, какая существовала в древнем мире. Эта река сейчас называется Волга. Переправились на левый берег и в в лесной глуши остановились на ночлег. Светила полная луна, все спали. Только одна девушка, молодая жрица своего народа, не спала. Она очень скучала по своему милому острову, вздыхала и плакала. Она везла с собой маленький золотой сосуд, где была вода её родного моря. Каждую ночь она доставала свой маленький сосуд, открывала и с тихими рыданиями вдыхала запах родного моря. Наверное, очень трудная была переправа через Волгу, и труден был путь по лесу, и застилали слёзы её глаза, но она была неосторожна в этот раз и сверкнуло золото при свете луны. Стражник увидел блеск золотого сосуда — давно у стражников появились алчные блески в глазах при виде золотых украшений у жриц…Золото! Сверкнул меч стражника, и пролилась кровь. Стражники бросились к жрицам, стали срывать с них золотые серёжки, перстни, ожерелья… С криками умирали при свете луны молодые жрицы! Бог Кугу Юмо не выдержал такого святотатства: загрохотал гром, засверкали молнии и провалилась земля под стражниками. Стражники и убитые ими жрицы ушли под землю. В страхе все марийцы разбежались по окрестным лесам.

Прошли годы, десятилетия, столетия…Марийцы научились делать железные мечи, тугие луки и длинные копья. Женщины же забыли ювелирное литьё украшений, свои молитвы к богу и о том, что были молодыми жрицами когда-то, только игра на гуслях оставалась за девушками. Марийцы на многие сотни лет стали врагами тех, кто отлучил их от моря. кто отнял у них остров Счастья. Марийцы настолько преуспели в военном деле против своих врагов, что их стали называть «люди войны» — чирмеш, черемисами. А на месте трагедии, куда провалились стражники и молодые жрицы, появилась вода, изумрудная морская вода. Глубину никто не знает, сейчас называют озеро Морской Глаз.

Прошли ещё сотни лет и марийцы уже забыли о своём острове Счастья и о своём морском происхождении. Только напоминает самоназвание МАРИ и, как ни странно, ещё археология. Оказывается, марийцы раньше хоронили своих покойников в лодках(!?) и с мачтой(!?) Вот что пишут исследователи: «…В древности мари обязательно жертвовали умершему для путешествия лодку — «лӱҥгалтыш» (от «лӱҥгалташ» — «качаться»). Хоронили покойного под перевёрнутой лодкой (чтобы он мог видеть её со стороны сидений, а не днища). Мачту с парусами, которые мешали прикапывать лодку вверх дном, ставили тут же. Впоследствии обычай с лодками забылся, снасти заменили нитками, а паруса — полотенцем. («Расы и народы», №29, 2003)».

О морском происхождении марийцев пишет ещё Велесова история ПЕРСТЕНЬ ИАФЕТА, домонгольская история русских. Вот что тут есть: «…Любопытно, что в 12-м веке сорок учили говорить и держали в клетках в теремах, как нынешних попугаев, что теперешние черемисы вывезены из Гипербореев, т.е. из Исландии, царём Олафом Норвежским, зятем Владимира Мономаха. Им было жарко в Киевской земле, и они отпущены были в Колывань ‑ теперешние Вятские края, а сначала содержались при Киевском дворе, как экзотика. И ещё много прекрасного и неожиданного содержится в этом Перстне. А сколько таких чудесных свитков погибло по скитам и потайным часовням в безбрежной Сибирской тайге?!». И ничто больше не напоминает о древней морской родине марийцам. Разве только вылившаяся вода из золотого сосуда жрицы бога Кугу Юмо превратилась в озеро Морской Глаз, в небольшой осколок Балтийского моря. Только раз в году, в тёплую летнюю ночь, при свете яркой полной луны из глубины озера появляется русалка. Она подплывает к берегу, садится на прибрежный камень и тихо поёт песню на древнем неведомом, уже почти забытом марийцами, языке. Поёт она и тихо плачет — всё ещё она тоскует по своему острову и милому её сердцу ласковому морю своей Родины.

Источник - MariUver
Tags: марийцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments