Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Юлиус Эвола о "цивилизации Матери".

«Чтобы предпринять исследование подобного рода, необ­ходимо дать более точную типологическую характеристику форм цивилизаций,последовавших за изначальной. В первую очередь мы поговорим о понятии «цивилизации Матери».

Типичной чертой этой цивилизации является метафизиче­ская транспозиция женщины как принципа и субстанции порож­дения. Богиня выражает высшую реальность, а всякое существо, понимаемое как сын или дочь, является перед ней чем-то обу­словленным, подчинённым, лишённым собственной жизни и, следовательно, преходящим и эфемерным. Таков тип великих азиатско-средиземноморских богинь жизни — Исиды, Ашеры, Кибелы, Танит и особенно Деметры - центральной фигуры пеласгско-минойского периода.

Изображение солнечного принци­па как ребёнка, покоящегося на коленях Великой Матери, как если бы он был порождён ею; египетско-минойские изображения цариц или божественных женщин, держащих лотос и ключ жиз­ни; Иштар, к которой обращён один из наиболее древних запи­санных гимнов со словами «Нет никакого истинного бога помимо тебя» и которую часто называли Ummu Hani, «Мать богов»; разнообразные аллюзии, зачастую с космологическими транспо­зициями,провозглашающие первенство «ночного» принципа над дневным, рождающимся из её лона, и, следовательно, тёмных и лунных божеств над проявленными и дневными; как результат, типичное чувство «тайного» как судьбы, как фаталистического закона, которого никто не в силах избежать;первенство в неко­торых архаичных видах символизма (часто связанного с лунным, а не солнечным измерением времени) знака или бога луны перед знаком или богом солнца (см., например, случай вавилонских богов Сина и Шамаша) и инверсия, в которой луна иногда изо­бражалась мужским божеством, а солнце — женским; роль, при­писываемая принципу вод и связанному с ней культу змеи и ана­логичных
сущностей; а также, на другом плане, подчинение Адониса Афродите, Вирбия Диане, некоторых форм Осириса (который превратился из своей изначальной солнечной формы в лунного бога вод) Исиде, Вакха Деметре, азиатского Геракла Милитте — всё это более или менее непосредственно связано с одним и тем же мотивом.
Повсюду на юге — от Месопотамии до Атлантики — встречаются относящиеся к неолиту статуэтки Матери с ребёнком. В цивилизации Крита, где родину называли «материнской землёй» , а не «отечеством» , что также демонстрирует особую связь с атлантически-южной цивилиза­цией и субстратом ещё более древних южных культов, богов считали смертными; как лето, каждый год они претерпевали смерть.У Зевса (Тешуба) не было отца, а его матерью была влажная почва; следовательно, принципом являлась «женщи­на», а сам бог был «порождённым» и смертным существом, чья могила демонстрировалась от поколения к поколению. В противоположность этому неизменный женский субстрат вся­кой формы жизни считался бессмертным.

После рассеяния те­ней Хаоса появилась чёрная богиня Гея — жен­ский принцип. Гея без супруга порождает — после «великих гор», океана и Понта — собственного сына или мужа; и всё божественное потомство Геи,перечисляемое Гесиодом, сле­дующим традиции, которую нельзя путать с традицией чисто олимпийского рода, изображается как мир, подчинённый дви­жению, изменению и становлению.

Выражения этой инверсии ценностей на более низком плане можно распознать в обрядах на основе следов, сохра­нившихся до ранних исторических времён в некоторых азиат­ских средиземноморских культах. Возьмём, например, сесахские и фригийские праздники. Сесахские праздники в честь великой Богини достигали своего апогея в убийстве человека, представлявшего царя-мужчину. С другой стороны, отказ от мужского элемента при чествовании Богини также встречается в кастрациях, совершавшихся во время мистерий Кибелы: ино­гда жрецы, чувствовавшие себя одержимыми Богиней, лишали себя мужского качества также и физически, чтобы стать похо­жими на неё и как бы преобразоваться в женский тип, пони­маемый как высшее проявление священного. Более того, в храмах Артемиды и Астарты от Эфеса до Иераполя жрецы час­то были евнухами. Лидийский Геркулес, одетый как женщи­на, три года служит могущественной Омфале — тому же типу божественной женщины, что и Семирамида; тот факт, что при­нимавшие участие в некоторых мистериях, посвящённых Ге­раклу или Дионису, часто носили женские одежды; тот факт,что жрецы у некоторых древнегерманских племён охраняли священные леса опять же в женских одеждах; ритуальная ин­версия полов, при которой статуи Нанны-Иштар в Сузе и Вене­ры на Кипре демонстрировали мужские черты, а женщины одевались как мужчины, а мужчины как женщины, отмечавшие свой культ; и, в итоге, пеласгско-минойское подношение Богине сломанного оружия и узурпация священного гиперборейского воинского символа боевого топора персонажами амазонского типа и южными богинями — все эти примеры оп­ределённо представляют собой фрагментарные, материализо­ванные и искажённые отголоски. Однако, несмотря на это, все они типичны для общей точки зрения, согласно которой муж­ской элемент и мужчины в общем стали рассматриваться как маловажный, внутренне противоречивый, малоценный, прехо­дящий и низкий элемент, так как женское стало фундаменталь­ным символом сакральности, силы и жизни.
...
Юлиус Эвола - Восстание против современного мира.
Tags: традиционализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments