Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Космическая Мать (3).

Оригинал взят у arelbina в КОСМИЧЕСКАЯ МАТЬ – 4

ИЗНАЧАЛЬНАЯ ЧЁРНАЯ МАТЬ
Вполне возможно, что религиозные идеи древнего Крита и Египта возникли в чёрной Африке. Во времена 7000 - 6000 гг до н.э.., в Сахаре была богатая и плодородная земля, и великая цивилизация процветала там. Изображения Рогатой Богини (которая стала Изидой в  Египте) были найдены в пещерах на недоступном ныне плато в центре нынешней пустыни Сахары. Когда ранее плодородная земля высохла, вероятно, в результате изменения климата, люди растеклись из этого центра, и там, где они поселились, они принесли с собой религию Черной Богини, Великой Матери Африки.
 
Королеве-Матери на африканском континенте всегда придавалось большое значение. Изначальная Чёрная Богиня считалась бисексуальной, орудием своего собственного плодородия; она была древней "ведьмой", кто несла змею в своём животе. Африканцы поклонялись её многочисленным проявлениям. Создательницей богов Дагомеи, например, была Маву-Лиза, изображённая в виде змеи; Маву-Лиза была как женского, так и мужского пола, самооплодотворяющаяся, в виде земли и радуги. Африканцы считали, что земля, в конечном итоге, более мощная, чем небо и его боги; небо может удержать дождь, но земля является источником жизненной силы. Теория Гайя современной экологической науки подтверждает это древнее понятие: небо, со всеми его животворящими функциями, на самом деле, создано Землёй - конверт из воздуха и влаги,  окружающий нас, это, действительно, «дыхание» земли. Так, в древних африканских верованиях, боги неба – создания Матери-Земли, она выдыхает их, и вдыхает их обратно снова.
  Африканские общества не были ни "примитивными", ни "неразвитыми", но являлись творческой колыбелью мира (…) Древние Африканцы были искусные мореплаватели, торговцы и поселенцы, плавающие на Запад и Восток, через Атлантический и Тихий океан, и распространяющие свою передовую культуру.
  Развитие человека не протекает по прямой линии, от «примитивного" до "продвинутого". Ничто в природе не развивается по прямой линии, но по кругу, и человеческая культура тоже, как отдельные люди, идёт через циклы развития и регрессии. Империи взлетают и падают; и культуры, которые сейчас кажутся "примитивными" или "не развитыми", вполне, может быть, стоят на развалинах великих цивилизаций прошлого, когда-то построенных их предками, некогда цветущих, а затем распавшимися под давлением времён. Этот момент важен для женщин, исследующих прошлое существование матриархата, а также для изучающих древнюю африканскую славу: одни и те же закономерности применимы к обоим в современном западном мире, где правит, по сути, белая патриархальная элита, считая себя вершиной человеческого развития.
    Эти культуры не идеальны, но они избежали пресловутой «мыльной оперы» Западного быта. Самое главное, эти матрифокальные культуры вплетены в ткань  из межгрупповых отношений, лишённых собственничества, они поддерживают растущую личность на каждом этапе и кризисе разворачивающейся жизни.
    Колониализм пытается разорвать эту ткань с помощью артиллерийского огня патриархальных понятий: понятия о женской неполноценности,  женоненавистнической и анти-сексуальной морали, отцовского права на собственность, конкуренции, жадности и отчуждённого индивидуализма, понятия о женщинах, детях и землях, существующих как собственность у доминирующих мужчин. Основное расщепление подразумевает оторванность человеческого духа от Матери-Земли и её циклических процессов, и насильственное прикрепление этого отрезанного духа на "небе" - т. е., к какому-то  отчуждённому и абстрактному источнику господства и власти. В результате всего этого у людей происходит разрушение памяти крови, исторической идентичности; тем более, что колонизированные люди стремятся сохранить устные истории, а Патриархат настаивает на том, что только записанная история реальна.
Колониализм - это форма вампиризма, что усиливает и раздувает собственный образ колониальной империи, благодаря осушению жизненной энергии колонизованных людей; оставляя лишь тот объём крови, чтобы обеспечить колониальную зависимость для выполнения ежедневной работы для целей империи. И эта высушенная энергия не только связана с настоящим и будущим, но и с прошлым, с самой памятью: с преемственностью идентичности народа и каждого колонизированного человека.
   Никто не может распознать этот процесс лучше, чем женщины; женский пол функционирует в колониальных условиях, организованных властью патриархата, уже в течение нескольких тысяч лет. Наш мозг был опустошён от всех воспоминаний о нашей собственной культурной истории, и колониальная власть систематически отрицает, что такая история когда-либо существовала. Колониальная власть глумится над нашими попытками вспомнить и отпраздновать нашу древнюю матриархальную историю как реальность. В прошлом женщины были вынуждены принимать эту навязанную  женщинам амнезию как "норму"; и многие современные женщины продолжают верить, что женский пол существовал всегда и вечно в качестве вспомогательного в мировом порядке, управляемом мужчинами. Но мы продолжаем копать в развалинах, ища энергию памяти; полагая, что реконструкция древней женской истории имеет революционный потенциал, равный сегодня любому политическому движению.
            Между 1920 и серединой 1930-х годов, Helen Diner, Robert Briffault, Margaret Murray и Jessie Weston страстно  раскапывали доказательства древних женских культур и религий, опираясь на великое произведение 1910-х годов Джейн Эллен Харрисон. В этот же период W. E. B. DuBois, Carter G. Woodson, Leo Wiener, и Eugen George, в частности, изучают историю чёрной Африки, опираясь на опубликованные в 1913 году работы Фробениуса и работы Джозефа Маккейба, который с 1917 по 1935 год исследовал дохристианскую всемирную историю, включая древнюю африканскую историю. Так как древние женские культуры существовали везде, включая Африку, и так как Африка изначально была матриархальной, обнаружилось множество совпадений в этих исследованиях, и большинство учёных пришли к единому выводу: Женщины – и, более того, тёмные женщины - были основательницами большинства из того, что мы относим к человеческой культуре.
    В сочетании с западным сексизмом, расизмом, с их хроническим опасением "тёмного", "оскверняющего женского," и "притаившихся звериных сил джунглей", была создана официальная научная, а также публичная враждебность к любым серьёзным исследованиям "языческого", т. е. нехристианского, не белого, не хорошего. Эта враждебность была оправданием, если не мотивацией, для общего отказа признать важность изучения древних африканских культур и древнего матриархата. "Языческое", "женщина" "тёмное" до сих пор трактуются как атрибуты дьявола, и многие люди по-прежнему желают вытолкнуть их с глаз долой и из сердца вон.
  Лишь в одной области Запад позволяет себе исследовать этот материал - изучать языческое, тёмное и женское, признать его существование; близко ознакомиться с ним, - это материал сновидений. Это область психоаналитических и, в частности, юнгианских исследований.(…) Но они предполагают, что верования, а также все эти изображения Великой Матери, были сформированы мужчинами. Великая Мать существует для них только как архетип, как классический психический объект мужского ума, который пытается развиться и понять себя.
    Их исследования концентрируются исключительно на изолированной личности - солипсистская парадигма, вытекающая из привилегированного экономического положения, как аналитика, так и клиента; фокусируясь на изолированном индивидуальном эго в современном мире, они не могут понять политическое содержание древних мифов, их экономическую и социальную основу, и женскую общественную среду, из которой они произошли.
    Кроме того, используя без вопросов модель «неизбежного и линейного прогресса» (модель развития девятнадцатого века), юнгианцы считают, что религии Матери Богини, если они существовали,  существовали только временно – у истоков человеческой культуры. Поэтому они должны выражать только "младенчество" расы или индивидуальной психики. Психоаналитическое высокомерие соответствует христианской богословской точке зрения обо всех языческих религиях как о "духовно недоразвитых", поэтому архетип Матери Богини считается  "инфантильным" или "зачаточным подсознательным материалом".
  Современные болезни коренятся в том, что Эго отключено, Эго не может чувствовать себя органической частью мира, кроме как через пристрастия к химическим средствам  и популярной культуре. Но когда целители – врачи, лечащие разум и тело – сами не знают, к чему именно должно подключиться Эго, то как они могут преодолеть синдром разъединения? Когда Эго позволяет себе уйти, опуститься в океаническое изначальное единство всего сущего, то они называют это "регрессом"! Они буквально определили "зрелый ум" как состояние постоянного отчуждения – «Я» хронически отделено от «Всё». И это сводится к тому, что "зрелый ум" - это мужской ум, отвергший свою мать. В пределах западной культуры, когда "двери восприятия" открыты настолько мало, что мы едва способны  мельком увидеть голографический космический разум, живущий в нас – всё равно мы в опасности быть запертыми для психиатрического наблюдения, употребления  транквилизаторов и другого "лечения." Установленные патриархальные институты – все они заинтересованы в сохранении индивидуального ума, отключённого от опыта космического единства, потому что это отключение -  И ЕСТЬ Патриархат. Основной груз патриархальной индустрии - наркотики, алкоголь, развлечения, СМИ, мода и косметика, порнография, туристический бизнес, популярная политика, религиозные проповеди, системы межгосударственных шоссе, вы можете продолжить список - существуют и получают прибыль исключительно благодаря продаже кратковременных развлечений толпе «тихо отчаявшихся людей», которые ищут анестетик, чтобы спастись от боли личного одиночества и  отчуждения.
  То, что в древние времена воспринималось как наше "Супер-Сознание", в котором мы практиковали растворение Эго в космическом единстве, и в результате чего мы получали понимание, мудрость за пределами дуализма, магическое восприятие, и целительные силы  - теперь полностью утонуло в глубине и названо "бессознательное". И психотерапевтические учреждения, в том числе юнгианство, изображают это "бессознательное" в образе страшного и угрожающего царства - "тёмные джунгли внутри", "место разнузданных желаний", " земля людоедов ", "черный, мохнатый лес, полный зверей"( !) - т. е. языческий, женский, тёмный. Кольцо ужаса размещается вокруг бессознательного по патриархальным политическим причинам: чтобы держать нас в состоянии постоянного страха и недоверия в отношении нашей собственной сокровенной сущности, и перед лицом огромного космоса. Патриархат манипулирует и получает выгоду от этого хронического состояния страха и отчуждения; и западная религиозная и социальная история может быть прочитана как одна долгая попытка подавить Космическую Женщину, поддерживая этот страх отчуждения живым и целым:
    «Исследователи мифологии обнаружили, что, когда женский принцип подвергается продолжительной атаке, как это было со времён средневековой христианской власти, он тихо погружается вглубь. Под водой (где органическая жизнь началась) он плывёт  через подсознание в обществе, где доминируют мужчины, изредка появляясь на поверхности, чтобы дать знак в виде проблеска отвергнутой гармонии». (13)
13. Michael Dames, Silbury Treasure: The Great Goddess Rediscovered (London: Thames and Hudson, 1976).

Патриархальная политика, религия, и психотерапия всегда мгновенно появляются, воинствующие и быстрые, чтобы сказать нам, что эта "отвергнутая гармония" - ребячлива, иллюзорна, безумна, кощунственна, или непатриотична.
В некоторых очень интересных клинических экспериментах, проведённых в период между 1975 и 1979, множество женщин, мужчин и подростков, получивших неосознаваемое сообщение «Мамочка и я едины», мелькавшее на экране тахистоскопа, были гораздо более успешными - и постоянно успешными - как теряющие лишний  вес, прекращающие пить и курить, и преодолевающие эмоциональные проблемы. Разработанные психологом Ллойдом Сильверманом из Нью-Йоркского университета (и описанные в его книге «В поисках единства»), эти исследования показывают, что успешное преодоление проблем - то есть, достижение зрелости,  - не от разъединения раннего детского чувства единства с Матерью, но благодаря восстановлению его. (14)
14. R. C. Morse and David Stoller, "The Hidden Message That Breaks Habits," Science Digest 90, no. 9 (September 1982): 28.
Холистический смысл религии древних женщин заключался в том, что Мать не чья-то личная биологическая родительница, но всё сообщество женщин, вся живая Земля, и, помимо этого, весь окружающий мир  и непрерывный космический процесс. Никто не может быть отчуждён, потому что Единое всегда в этом процессе, так как оно всегда внутри нас. Если, конечно, такие знания не подавляются извне, патриархальной обусловленностью.
Великая Мать была проекцией собственного опыта групп весьма осознанных и продуктивных женщин, которые были основательницами  многого в человеческой культуре. В этом смысле Великая Мать - это не просто психический архетип, а исторический факт. Старинные изображения, символы и мифы не могут быть поняты, если они отъединены от этого факта. Они не могут быть поняты лишь как "блуждания мысли", но должны рассматриваться в контексте древних политических реалий.
  По всей Европе, особенно в Восточной Европе, но также в Испании, Франции и Италии - мы можем найти Чёрных Мадонн. Люди рассказывают местные легенды, объясняющие черноту статуй Девы Марии, используя нехитрую идею, что эти изображения - обугленные, чудом выжившие в страшном пожаре. Юнгианские интерпретаторы видят черноту как "подсознательную" ссылку на тёмную сторону чего-то, очевидно - Луны. Крайне редко предполагается, что это реальная, историческая чернота ранних богинь Египта и Африки. Но когда мы читаем Briffault и других исследователей ранних мифических историй, и видим не только чёрное африканское происхождение Великой Матери, но и то, насколько широко матриархальные африканцы путешествовали по всему древнему миру, везде распространяя знание о Чёрной Богине (…), то легко можем понять существование этих чёрных Мадонн. Они – твёрдые культовые останки древних времён, когда религия Чёрной Богини правила Африкой и оттуда, большей частью остального мира.


Источник:
The Great Cosmic MOTHER. Rediscovering the Religion of the Earth . MONICA SJOO  and
BARBARA MOR // HarperSanFrancisco . - A Division of Harper Collins Publishers. Copyright ©1987, 1991 by Monica Sjoo and Barbara Mor. Printed in the United States of America. (Страницы 21 - 32)Перевод Ольги Лучининой Copyright ©2017
рисунок.jpg
Tags: Космическая Мать
Subscribe

  • О культе тельцов в древнем Израиле.

    Vadym Zhuravlov, автор блога Древний Ближний Восток, пишет, что "основное свидетельство культа тельцов в древнем Израиле - это Еврейская…

  • Исход из родовой жизни.

    "Важно обратить внимание на то, что Яхве постоянно требует от своего народа, чтобы он выходил из того места, где был укоренён в родовой жизни:…

  • В саркофаге с Богиней.

    Древние египтяне на внутренней поверхности крышки саркофага изображали богиню неба Нут. Образ прекрасной Небесной Коровы относится не к тому…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments