Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Космическая Мать (5)

Оригинал взят у arelbina в КОСМИЧЕСКАЯ МАТЬ – 6

В сегодняшней статье я помещаю переводы глав «Первая Мать» и «Органическая религия первых женщин» из монографии М.Сьё и Б. Мор «Великая космическая мать».

ПЕРВАЯ МАТЬ

     Биология - это не судьба, но, как море, это - начало. Мистерии женской биологии господствовали над религиозной и художественной мыслью человека, а также над социальной организацией, по крайней мере, первые 200 000 лет человеческой жизни на Земле. Первые человеческие изображения, известные нам, так называемые Венеры, были найдены в останках Верхнего Палеолита (35000 - 10000 лет до н. э.). Исходя из того, как эти статуи были расположены в пещерных очагах, нишах и могилах, они воспринимаются как культовые образы – Матери-Покровительницы повседневной жизни, смерти и возрождения людей. Эти Венеры, высеченные из камня и кости, вылепленные из глины, очень «мясистые», более или менее стилизованные под беременность как символ изобилия. Хотя и названы они Венерами, в честь Римской Богини любви, археологи не видят в них "сексуальных заек" эпохи Кроманьона; они - не сексуальные объекты. Они - волшебные образы таинственной силы женщины, создающей жизнь из себя и поддерживающей её. У статуй нет ног (ноги сужаются в точку, так как они могли быть вставлены вертикально в мягкую жаровню или в нишу - они были размещены везде).
    
Эти статуи появляются в Европе с появлением Кроманьонцев. Но много ранее, в Неандертальский период (датированный, по крайней мере, 200 000 лет до н. э.), великая магическая сила была связана с самой Землёй - Матерью Жизни и Смерти. Неандертальцы хоронили покойников, свёрнутых в позе эмбриона, окрашенных в красный цвет; кости были окрашены красной охрой. Покойники должны были, по аналогии, вернуться на Землю (в могилу, в матку), чтобы возродиться вновь. Труп неандертальца, найденный в пещере Шанидар на севере Ирака, был похоронен на сосновых сучьях и усыпан дикими цветами. А ещё раньше, замечательная находка в La Ferrassie, во французском известняковом районе, показывает прекрасную гармонию между Жизнью, Смертью и Матерью, что ощущалась в умах и сердцах этих ранних людей. В скалистом убежище была найдена могила ребёнка, покрытая большой каменной плитой. На нижней части этой плиты небольшие углубления были обнаружены - все они были в парах, чтобы символизировать грудь матери. Эти, похожие на грудь, выемки делались везде на протяжении доисторического периода; они найдены на больших площадях обнажённых пород в Европе. Но на этой каменной плите во Франции, покрывающей могилу Неандертальского Ребёнка, они появляются впервые.
       Mircea Eliade, великий исследователь религиозной символики аборигенов и шаманизма, говорит о "первичном интуитивном осознании Земли как «религиозной формы». Земля воспринималась всеми первобытными людьми в качестве источника питания, защиты, силы и мистерий цикличности. Возможно, это была первая человеческая аналогия между Землёй и Женщиной, которая выполняла те же функции на индивидуальном уровне. Особенно удивительной казалась способность женщины к кровотечениям ритмично с фазами Луны, и её периодическая способность «распухать», а затем выпускать на свет новое живое существо. Картины матери, дающей рождение, когда новорожденный ребёнок всё ещё связан с ней через пуповину, находят повсеместно в Кроманьонских пещерах. Роды – это есть мощная драма и ритуал. Чтобы представить себе огромное влияние беременности и родов на наших предков, мы должны помнить, что Палеолитические люди, как и многие аборигены, не знают связи между соитием и беременностью; роль мужчины может рассматриваться как "открытие" утробы матери, но сама беременность рассматривалась как результат магического сношения между матерью и Духом Мира, или это воспринималось как партеногенетический акт, а женщина, - как спонтанный и автономный Творец жизни.
     В этих наскальных рисунках родов и в статуях Венеры, а также во многих образах беременных животных, плодородие Земли и Женщины изображалось и отмечалось как духовно-магический акт, чтобы обеспечить обилие дичи и плодов. Сезонное возвращение растительности и молодняка животных после зимы и, очевидно, после смерти, давало раннему человеку идею волшебного циклического возрождения самого себя. Захоронения – либо пещерные могилы, либо позднейшие подземные склепы и погребальные насыпи – всё это способы возвращения тел в лоно Матери-Земли, где они ждали возрождения. В более поздних мегалитических «гробницах-отверстиях» дыры были кропотливо выточены в портальных плитах (у входа могилы), чтобы моделировать открытие родового канала. Еще позже, в Египте, Богиню Неба Нут рисовали на внутренней стороне крышки гроба – как удивительное эхо от первой каменной плиты, помещённой над могилой ребёнка-неандертальца, с материнской грудью, закрывающей, защищающей и кормящей мёртвое дитя, в то время, как он  ждёт, чтобы возродиться.
    Смерть - это мощная драматическая  мистерия, равная рождению - и обе находятся во всеохватывающем содержании у Великой Матери. Эта концепция женской Земли как источника цикла рождения, жизни, смерти и возрождения лежит в основе всех мифологических и религиозных символов; она является источником всех религиозных убеждений.
     Важно понять время измерения: Бог был женщиной по крайней мере первые 200 000 лет человеческой жизни на Земле. Это консервативная оценка; деревянные изображения Матери Богини, несомненно, существовали задолго до каменной кроманьонской Венеры, но дерево не сохранилось. И задолго до этих первых форм груди, вырезанных в могильной плите неандертальца, или покрашенных охрой тел, помещённых в позе эмбриона в пещеру земли, идея, символические образы, резонансная аналогия предшествовала изображениям: она была в умах и сердцах наших предков.
      В древнейших мифах о сотворении мира, Женщина-Бог творит вселенную из собственного тела. Великая Мать везде была активной и автономной созидательницей мира и, в отличие от отстранённых и самодовольных патриархальных богов, которые только недавно узурпировали её гору-престол, древняя Богиня была всегда живой, связанной со своими созданиями. Она не имела онтологических «козлов отпущения» - она полностью отвечала и за боль, и за добро в жизни. Вот один из древнейших мифов сотворения мира, из северо-западной Индии:
     «Сначала Kujum-Chantu, Земля, была похожа на человека; у нее была голова, и ноги, и руки, и громадный толстый живот. Изначальные люди жили на поверхности ее живота. Однажды Kujum-Chantu поняла, что если она когда-нибудь встанет и пойдёт, все  упадут и разобьются - поэтому она сама решила умереть, - по своей воле. Её голова стала заснеженными горами; кости её спины превратились в небольшие холмы. Ее грудь стала долиной, где живут Апатани. С её шеи пришли на север страны Нагины. Её ягодицы превратились в равнины Ассам. Ибо подобно тому, как ягодицы полны жира, в Ассаме богатые жирные почвы. Глаза Kujum-Chantu стали Солнцем и Луной. Изо  рта родился Kujum-Popi, кто послал Солнце и Луну светить в небе»...
       Гора Эверест, в соседнем Непале, только недавно была названа по имени британского геодезиста 19 века.  В реальности, эта высочайшая грудь земли всегда была известна местным людям, которые живут рядом с ней, как Джомолунгма, "Мать-Гора Вселенной".

ОРГАНИЧЕСКАЯ РЕЛИГИЯ ПЕРВЫХ ЖЕНЩИН

     Религиозные убеждения, таинства и обряды, разработанные древними женщинами, органично выросли из верховной роли женщин в качестве культурных производителей, матерей и основных коммуникаторов с духовным миром. Тайны создания, преобразования и повторения – основные тайны всех религий – возникли из прямых женских физических и психических переживаний этих тайн: в кровотечении, в вынашивании и воспитании ребёнка, в уходе за близкими, в работе с огнём, в создании посуды, в посадке семян.
     В гончарном деле – на уровне ремесла и мифа – мы можем увидеть развитие религии. Горшок получил форму тела и внутреннюю полость, наподобие утробы Матери. В Неолитической Европе, глина, как говорят, имела "женскую душу" и никому из мужчин не было позволено увидеть женщину за гончарной работой. Глина, священная для женщин и Богини, часто была помечена изгибами – отражением лабиринта волшебного подземного мира, места трансформации. Аруру-Иштар, Космическая Созидательница Вавилона, была изображена как гончар, божественная женщина-гончар, формирующая жизнь. Изготовление культовых сосудов было наподобие  формирования жизни, и вавилонскими словами для возрождения было: "мы - словно свежеиспечённые горшки".
      Опыт телесной женской трансформации волшебным образом сливается с трансформацией Материи: Мать, которая трансформирует сама себя.
     Многим феминисткам неудобны биологические объяснения или даже биологические влияния. Среди современных женщин, выросших в патриархальных культурах, этот дискомфорт вполне объясним. В условиях патриархата отношение к женской биологии отрицательное, она - наказание в культуре, ориентированной на мужчин, и используется в качестве предлога для подавления женщин. Женские процессы в организме, целиком естественные и животворящие, были превращены в "нечистые" и "демонические" усилиями пуританских религий Бога-Отца. В условиях патриархата, "нормальность" всегда определяется в терминах белого мужского тела; отличия женского тела определяются уничижительно. "Разные, но равные" не имеет возможности существования в рамках патриархальной системы, которая структурирует все различия по иерархическому принципу, а также с позиций морали. Из-за этого некоторые американские радикальные феминистки, в частности, настаивали на том, что нет существенных биологических различий между женщиной и мужчиной.
     Как следствие отрицания биологических различий между полами, американские радикальные феминистки, как правило, не верят в существование матриархата в прошлом. Они не в состоянии представить, что мы когда-то были исполненными силы, благополучия, или играли какие-либо творческие и культурные роли именно как  РЕЗУЛЬТАТ этой самой женской биологии. То есть они сами видят "женскую биологию" в невыгодном свете. Проблема с этим выводом о том, что он винит Природу за женское угнетение, а не обвиняет политические, социальные и идеологические системы, изобретённые мужчинами,  и управляемые мужчинами. Отчаянный призыв  Суламифи Файерстоун, посланный в адрес мужчин - разработчиков технологий, - для быстрого изобретения внематочной машины зачатия, чтобы избавить нас, женщин, от наших собственных тел, - являлся естественным и логичным результатом. Это не политика, это сговор. Каким образом любая мыслящая женщина может поверить, что подконтрольные мужчинам репродуктивные технологии смогут быть полезны для женщин? Патриархальный ум и так работал день и ночь в течение примерно четырёх тысяч лет на этот проект: чтобы заменить  Живую Мать машиной. Утверждая, что женщины, в силу своей биологии, всегда были угнетены, американские радикальные феминистки, очевидно, вовлечены в процесс онтологической капитуляции, соглашаясь на корню со всеми мужчинами, которые настаивают: "Всегда было так, детка. Это мужской мир. Прекращай бороться, подчинись и наслаждайся этим - потому что ты никогда не имела какого-либо другого выбора".
    Почему американские радикальные феминистки попали в эту теоретическую ловушку? Почему они отрицают богатые археологические и мифологические свидетельства матриархата? Это потому, что они получили интеллектуальную подготовку в колледжах, где доминировали мужчины; а теперь приходят к нам, воинственно экипированные Отцовским Взглядом на Вещи, чтобы  отрицать Мать - во имя рационального феминизма?
     Очевидность матрифокальных культур доказывается тем, что женщины, обладательницы нашей биологии, могут быть изначальными участницами и создательницами долго существовавших культур. Это доказывает, что наша историческая проблема - не природа, а мужская идеология. Беременность и материнство не удерживали  Неолитических женщин, например, от строительства Чатал-Хююка — (Çatal Hüyük), и управления его женщинами - жрицами, законоведами, врачами, ясновидящими, ремесленниками, архитекторами,  коммерсантами. В такой культуре, несомненно, женская биология не трактовалась уничижительно как нечто неполноценное, или как причина угнетения. Тот факт, что такие, ориентированные на женщину, культуры существовали в прошлом, есть доказательство того, что они могут существовать вновь. Это патриархальная идеология, а не наши собственные тела, кто угнетал нас исторически и угнетает поныне.
     Религиозные обряды сочетались с производством. Женские религии были органическим единством тела и духа, ежедневных жизненных задач и космического смысла. Среди женщин- ткачих у матрифокальных Навахо, это до сих пор так существует. Женщины практикуют,  ощущая себя непосредственно вдохновлёнными Великой Женщиной-Паучихой, изначальной ткачихой Вселенной. Они не используют шаблоны, и не делают разделения между Искусством (священным началом) и Ремеслом (бытовым, профанным началом). Тканые одеяла ценятся как органическое выражение особых магических сил, которыми обладают их создательницы. Каждое одеяло, с его вдохновлённым дизайном, имеет духовное значение, и считается, что оно даёт силу и защиту для человека, который его носит.
     В древнем текстиле, глубоко насыщенный язык символов был использован для взаимодействия Её Истории (Herstory) и мифологии. Прядение и ткачество были пропитаны магическими силами, и расписанные веретёна и мутовки найдены в бесчисленных Неолитических жертвенных ямах, священных для Богини. Греческую Артемиду рассматривали как "прядущую нить жизни", и три Норны в скандинавской мифологии сидели и пряли паутину жизни, предназначения  и судьбы у корней Иггдрасиля, космического мирового дерева.
     Тонкая энергетическая форма человеческого тела может рассматриваться как тонкая энергетическая форма космоса, сравнительно миниатюрная, но не менее обширная и полностью живая. Космос, который мы знаем, является конструкцией (восприятием/проекцией) энергии, текущей в наших собственных системах организма. Космический разум и человеческий разум по сути не отличаются, не отделены, так же как космические тела и человеческое тело. Всё взаимосвязано в огромной паутине космического бытия – вселенское ткачество – в котором каждая отдельная вещь, или живое существо, - это некие энергетические узлы, или переплетения, вибрирующие в общей структуре. Латинский корень слова "религия" (religare) означает «связь; привязка к чему-то». Уильям Ирвин Томпсон пишет: «Священное - это эмоциональная сила, которая соединяет части в целое; мирское или светское - это то, что было отбито или оторвалось от эмоциональной привязанности к Вселенной. Religare - значит привязывать, и традиционная задача религии была привязать куски, которые откололись от экстатического Единства (…) Когда весь образ жизни – это святое, людям не надо строить храмы и петь гимны по воскресеньям». (2)
2. William Irwin Thompson, The Time Falling Bodies Take to Light: Mythology, Sexuality and the Origins of Culture (New York: St. Martin's Press, 1981), 102-3
       Истинная религия является изначальной пуповиной, что объединяет наши индивидуальные «Я» и возвращает к нашему большому, универсальному источнику. Этот источник, в женской религии - это Великая Мать, которая является великой космической Пряхой, божественным Гончаром, носительницей небесного кувшина в водой; мы участвуем в её существовании, её природе, её процессах, её игре и её работе. В ней сосуществуют нижние пласты могилы (мир мёртвых), и верхние пласты звёздного неба, где звёзды являются её глазами. Подземные воды принадлежат пластам живота и матки, небесная дождевая вода относится к области груди. Как божественный кувшин, она является хозяйкой верхних вод (дождя) и нижних вод (ручьи, родники и реки, струящиеся из матки земли). Египетская Богиня неба и Воды Нут питает землю своим Млечным Дождём. (На самом деле, слово "Галактика" происходит от греческого galaxias (Γαλαξίας), что означает "молочный круг", и Млечный Путь - это широкий белый поток звёзд, льющихся из её груди.) Как матка, она представляет собой сосуд, который раскалывается при родах, изливая воду, как родник.
     Всё это - символы творческой жизни и экстатического участия в ней. В самопредъявлении Богини - это форма божественного прозрения, и части её тела не понимаются буквально, как физические органы, но как мистические центры всех сфер жизни. Её пупок является центром Земли – нашим центром, - от которого Вселенная питается, благодаря нашему сознательному участию, как же, как и мы питаемся им. Такой символизм выражает не дуалистическое, но поэтическое сознание древних женщин, которые могли ощущать свои тела как целые миры и вселенные, а Вселенную - как своё тело.
     Экстаз - это танец человека со Всем. Ek-stasis означает стоять вне "своего Я", то есть вне своего обусловленного ума. Вся жизнь воспринимается как участие в материально-духовной целостности, чем она и является. В этом волшебстве единение, экстаз и ответственность (т. е. способность дать ответ) были едины. Так, самые ранние коммуникаторы с Матерью, с её сущностью, были экстатические женщины - шаманки и провидицы. В своих трансовых состояниях, они были ответственны за сохранение открытых каналов, пропускающих энергию между каждым отдельным человеком, группой, и космическим источником. Они исцеляли, уравновешивали, и переводили жизненные силы от одной энергетической манифестации к другой. Показательно, что до нынешнего дня, в условиях почти всех патриархальных религий мира, женские робы до сих пор являются официальным священническим облачением, и мужчины-священники выполняют функции  некой "мужской  матери" для верующих. Среди сибирских племён, мужчины-шаманы всегда носят орнаментальную и символическую "грудь" на своих одеяниях. Когда "цивилизованные" мужчины стали жрецами-моралистами нового Бога Отца, тогда женщины (и язычники обоих полов) остались шаманами (ведьмами) экстатической Матери.
     Экстаз является единственным путём, через который душа может «потерять» себя, растворившись  в союзе с ней. Некоторые мужчины-мистики тоже понимали это. Мартин Бубер описывает пренатальную жизнь как исходное состояние экстатического сознания в сексуально-духовной Вселенной, где всё "течет навстречу друг другу, в телесной взаимности". Утроба матери - это конденсированный опыт Космоса. В момент рождения мы забываем этот неделимый мир, но мы никогда не забываем его полностью. В памяти поселяется «тайный образ желания», стремление к полному воссоединению с Космосом. Это - истинный смысл стремления человека «вернуться в утробу». Это вовсе не признак патологии или неадекватности, не стремление назад, но стремление расширить, восстановить космическую связь. (4) Бубер ссылается на еврейский миф, который гласит, что "в утробе матери человек знает Вселенную, но забывает её при рождении".
4. Martin Buber, I and Thou (Edinburgh: T. and T. Clark, 1953; New York:  Scribner's, 1970), 76-77.
       Современные исследователи нашли неврологические связи между религиозным (или трансовым) опытом и женской сексуальностью. В женском мозге есть уникальная нейронная связь переднего мозга и мозжечка, которая позволяет ощущениям физического удовольствия быть напрямую интегрированными в неокортекс, или высший центр мозга. Это объясняет, почему некоторые женщины испытывают оргазм настолько сильный, что они входят в "религиозный" транс, или в изменённое состояние сознания. И это экстатическое женское оргазмическое переживание, в котором физическое и духовное сливаются и осознаются как единое целое, - лежит в основе всех мистических переживаний. Вот почему, в изначальной религии Великой Матери, тело, ум и дух всегда интегрированы.
     Современные исследователи "открывают" сегодня  те вещи, которые древние женщины всегда знали. Противоборствующий дуализм "материи против духа", враждебный антагонизм "сексуального тела" против "религиозной истины" - недавние патриархальные изобретения, губительно навязанные миру и душе. Они не имели место в начале вещей, ибо они не являются ни естественными, ни истинными. Для женщин, в любом случае, они никогда не могут быть правдой; и поэтому первая религия, которая возникла у женщин, была сексуально-духовная религия, празднование космического экстаза. Среди первых женщин, те, которые имели более восприимчивую психику, возможно, действовали как шаманки-медиумы, но вряд ли можно представить их как реальных лидеров, имевших последователей, иерархически подчинённых, так как не было никаких иерархических различий между повседневными задачами и самыми возвышенными ритуалами. Мы видим  обмен опытом у этих женщин как некий экстатический ритуал: они осознавали жизнь как экстатический обряд  и как их собственное право на экстаз.


Источник:
The Great Cosmic MOTHER. Rediscovering the Religion of the Earth . MONICA SJOO  and
BARBARA MOR // HarperSanFrancisco . - A Division of Harper Collins Publishers. Copyright ©1987, 1991 by Monica Sjoo and Barbara Mor. Printed in the United States of America. (Страницы 46-54) Перевод Ольги Лучининой Copyright ©2017
рисунок.jpg
Tags: Космическая Мать
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments