Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Матрилинейность у приматов и палеолитические изображения женщин.

Автор - С. Н. Попов. Источник.

Изображения женщин сопровождают человечество на протяжении практически всей его истории. Но наиболее загадочны самые древние изображения женщины, датируемые эпохой позднего (верхнего) палеолита — «палеолитические Венеры» (40 тыс. — 10 тыс. лет назад). Именно в это время появляется вид Homo sapiens (modern). Именно в это время женские изображения занимают господствующее положение в искусстве. Таким образом, факты свидетельствуют о важности образа женщины в миросозерцании появившегося человека.

Но изображение изображению рознь. И ошибкой исследователей, пытавшихся разгадать значение «палеолитических Венер», был как раз перенос смыслов из древних письменных цивилизаций, современных архаичных обществ или мировоззрения общества, к которому принадлежал сам учёный, на эпоху палеолита. В результате привлечения артефактов позднейшей истории возникали чисто умозрительные гипотезы об изображениях хозяйки природы, хозяек домашнего очага, жриц охотничьего культа, амулетов культа предков эпохи матриархата, культа плодородия, наконец, просто эротических объектов мужчин-художников. Попробуем избежать этой ошибки.

венеры

Вначале обратимся к самим изображениям. Для этих изображений характерно обнажённое женское тело. Но, не всё оно изображается одинаково натуралистично. Редуцировано, как вынужденная необходимость, представлены руки и ноги ниже колен, особенно ступни. Орнаментированная голова хотя и крупная, но без лица. Правдоподобно же, для возраста зрелой рожавшей женщины, реже беременной, изображены большие отвислые груди и живот, жировые отложения поясницы и бёдер (на одной из статуэток из Костёнок I сзади видны поперечные линии — складки полного тела).

Из сказанного следует, что позднепалеолитические резчики не имели целью изобразить: а) просто женщину, отличную от мужчины; б) половозрелую девушку в период наибольшей привлекательности; в) просто женский половой орган, позволяющий отобразить лишь потенциальность репродуктивной функции (заслуживает внимания мнение, что даже женские знаки изображают не вульву, а именно чрево). Позднепалеолитические изображения женщины воплощают образ матери, женщины, уже родившей одного и более детей, скорее даже имеющей не одно поколение потомков. Отсутствие лица говорит о том, что это скоре уже не конкретные родственницы, а групповые прародительницы. (Уже одно это указывает на неправомерность отождествления палеолитических изображений с костяными фигурками эскимосов, изображавших именно умерших женщин в той или иной семье и для чего в них вкладывались волосы умершей.)

Неожиданным стало открытие матрилиний у современных приматов рядом исследователей, наблюдавших сообщества обезьян, как в естественных условиях, так и в неволе (свободноживущих и вольерных). Матрилинейность у приматов является наиболее распространённым типом родственных связей. Основное проявление здесь, конечно, связь матери со своими детёнышами; но это общее место для многих видов животных, и если бы всё ограничивалось этим, ни о какой матрилинейности обезьян, подобной человеческой, говорить бы не приходилось. Хотя уже и здесь обнаруживаются важные особенности: «Относительная длительность периода лактации (около года), защита детёныша и после того, как он переходит в подростковую группу, длительное сохранение связи матери с её дочерьми и внуками, перенос материнского отношения на чужих детёнышей, подростков, а зачастую и на взрослых особей оказываются важнейшими цементирующими факторами в сообществе павианов, особенно гамадрилов». Но родственные связи у приматов, особенно узконосых, идут дальше.

Так, даже у видов приматов с патрифокальными группами, т. е. в которых не самцы, а самки покидают родную группу, достигнув репродуктивного возраста (шимпанзе, гориллы, павианы), взрослые дети сохраняют особые родственные связи с матерью. Дж. Лавик-Гудолл, наблюдавшая обыкновенных шимпанзе в естественных условиях, отмечает: «Как правило, и в десять-одиннадцать лет сыновья (по сути дела уже совсем взрослые) продолжают с большим уважением относиться к своим старым матерям. Если предложить сыну банан в присутствии матери, то он никогда не возьмёт его, а, отойдя в сторону, предоставит эту возможность матери». Сыновья также защищают свою мать, в то время как отцов своих они не знают, также как и отцы не знают своих детей и не принимают непосредственного участия в их жизни.

Наиболее явно матрилинейность обнаруживается у видов с матрифокальными группами, в которых самки остаются всю жизнь. У японских макак потомство, особенно женское, сохраняет тесные связи с матерью и во взрослом состоянии. У макаков резусов общение в группе, по наблюдениям С. Вессея, преимущественно осуществляется между особями, родственными по матери. Они держатся рядом, сидят, прижавшись, вычёсывают и ласкают друг друга, играют между собой, спят вместе (63% спальных групп составляли родственники). В случае голода число родственных контактов ещё более возрастает. Бабушки опекают внуков и даже прикармливают их грудью, если сами кормят детёныша. Б. Трэфорд наблюдал у макаков резусов альтруизм внуков и правнуков по отношению к 25-летней одряхлевшей бабушке (прабабушке). Если при переходах эта старая самка отставала, то её дожидался и сопровождал внук или правнук (учёный считает, что таким образом высокоранговые потомки укрепляли свой ранг, полученный от прародительницы по наследству). Связь матрилинейности и ранга особи в группе установлена у разных видов (мартышек, макак, павианов, шимпанзе), при которой ранг, как правило, наследуется по материнской линии: дочери получают ранг близкий к матери, обычно чуть ниже, но младшая из сестёр — более высокий. Самцы при высокоранговых матерях также без труда занимают высокое положение; даже при переходе в другую группу, в результате воспитания, и там завоёвывают высокий ранг. В одной из групп макаков резусов самец-вожак доминировал по отношению к своей матери, но она, в свою очередь, доминировала над двумя другими высокоранговыми самцами. У макаков резусов разросшиеся группы, кроме того, делятся по инициативе самок, дочерние группы основываются на матрилинейно-ранговом принципе.

Приведённые факты действительно доказывают реальность матрилинейности у приматов. И, ввиду почти общепринятого использования приматологических материалов для реконструкции ранней истории человечества и отдельных аспектов его современного поведения, конечно же, напрашивается идея происхождения матрилинейности человека из матрилинейности обезьян, во всяком случае, их однотипности. Об этом писал в частности Р. Фокс в работе «Обезьяний род и человеческое родство» (1975). Мы, со своей стороны, поддерживая эту точку зрения, считаем обоснованным видеть именно матрилинейность основой палеолитических изображений женщины, феноменом которой они являются.

Именно фундаментальные матрилинейные представления вызывали образы состоявшейся матери с увеличившимися с годами формами, групповых прародительниц (в этом конечно позднепалеолитический человек далеко ушёл от почитания приматами своих прабабушек), а не сексуальных партнёров. Все гипотезы, уводящие объяснение в русло сексуальной магии, охотничьего культа, культа огня домашнего очага и т. п., являются надуманной проспекцией.

В заключение возникает немаловажный вопрос: насколько палеолитические изображения женщины имели религиозный характер? вернее, имели или нет палеолитические изображения женщины религиозный характер? Если да, то плодотворной выглядит их связь с тотемизмом; но теорий тотемизма несколько десятков. Мы придерживаемся взглядов российского этнографа Л.Я. Штернберга и британского — Дж.Дж. Фрэзера, которые, первый на основе сибирских материалов, второй — на основе австралийских, на рубеже XIX—XX вв., практически параллельно, пришли к «концепциональной» теории тотемизма. Её суть в происхождении тотемического родства из веры в связь женщины рода с тотемом (духом тотема). Д.Е. Хайтун в 1955 г. интерпретировал именно женские изображения палеолита в связи с австралийскими этнографическими параллелями как образы «тотемических предков». Тогда зооморфные изображения палеолита приобретают религиозный смысл.

Действительно, у разных австралийских племён существует легенда о предках людей «альче-рингах» — полулюдях, полуживотных, носивших при себе «чуринга» — деревянные или чаще каменные плоские предметы. Впоследствии они переселились под землю, но оставили каждый свой след на земле в виде дерева, скалы и т. п.; и если женщина, проходя мимо такого места, почувствует, что беременна, считается, что в неё предок бросил чурингу, и его дух вошёл в неё. Отцом ребёнка будет тот или иной предок местности (кенгуру и др.). Здесь перед нами и сверхчеловеческие существа, и материальные предметы.

Tags: венеры, животные, матрилинейность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments