Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Женское "оружие" против нечистой силы.

Есть такая история о споре между крестьянином и дьяволом. Жена крестьянина, Перетта, решила помочь мужу и показала свои женские части дьяволу, жалуясь, что муж своими когтями поцарапал её между ног. Дьявол, не знакомый с женской анатомией, испугался, что его противник, нанесший такую рану, настолько силён, и убежал.

муж и жена - одна сатана
Шарль Эйзен. Иллюстрация к басне Жана де ла Фонтена "Le diable de Papefiguiere". 1762-й год. (Позаимствовал у друга structor_16).

Существует достаточно древний и устойчивый обряд отгона вооружённого врага или стихийной силы при помощи женской "царапины". Случаи отнюдь не глумливого, а вполне серьёзного (в сущности, ритуального) поведения женщин, обнажающих и демонстрирующих неприятелю свои срамные места, зафиксированы даже и в XIX в.

По свидетельству черногорского этнографа из племени Кучи, Стефана Дучича, в войне черногорского племени Пипери с его племенем, пиперские женщины задирали юбки, обнажали свою срамную плоть и, похлопывая ладонью, кричали кому-нибудь из противной стороны, называя нередко врагов по имени. При нападении черногорцев-«кучей» на албанцев в селе Сеоце в 1895 г. «этим постыдным обычаем-привычкой» пользовались арнаутские женщины. Он с гордостью пишет, что женщины из племени Кучи этого никогда не делали и что вообще у черногорцев и албанцев убийство женщины считалось самым большим позором и бесчестьем для убийцы. Тем не менее и в Черногории, и в Албании женщины нередко участвовали в боевых действиях, но всегда были безоружны. Обращение же к «постыдной привычке» Дучич объяснял желанием женщин отвлечь внимание вражеских воинов от самого боя и тем самым облегчить положение своей стороны, однако эта трактовка принадлежит к разряду наивно-рациональных, как будет видно из дальнейшего изложения фактов.

персидские женщины
Октавиус Вениус — Персидские женщины встречают войско Александра Македонского, 1597.

В книге голландского купца Исаака Массы (1587–1635, чьими описаниями событий и людей пользовался, например, граф А.К. Толстой при подготовке драмы «Борис Годунов») «Краткое известие о Московии начала XVII века», между прочим описывается стояние под Кромами, в которых находилось немногочисленное войско Лжедмитрия. Иногда «на гору выходила потаскуха в чём мать родила, которая пела поносные песни о московских воеводах и [совершалось] много другого, о чём непристойно рассказывать, и войско московитов к стыду своему должно было всё это сносить».

Обычай отгонять грозовую тучу гениталиями сохранился до наших дней в Болгарии и на юге Сербии, о чём свидетельствуют экспедиционные наблюдения, проведённые Ж.А. Стаменовой и Т.А. Колевой в селе Михалци Пловдивского округа в 1974 году: когда на небе появилась грозовая туча и внезапно ударил град, женщина вскочила, высоко задрала свою юбку, обнажила срамное место и громко закричала в сторону тучи «Иорго! Иди в горы, где птица не поёт, туда уходи!»), повторив эти слова трижды, женщина вошла в дом. (Иорго было именем утопленника из этого же села). Этот ритуал должны совершать женщины, уже не разделяющие супружеского ложа и сохраняющие православную веру. В другом варианте женщины кричат: «Иди в лес и горы, где птица не поёт и не ступает нога человека». Согласно верованиям, отвод грозовой тучи предоставлялся утопленникам или утопленницам. Иногда, чтобы остановить град, старые женщины раздевались донага и бегали вокруг дома или двора. «Не иди, змеюка, на змеюку! Эта моя змеюка немало таких змеюк проглотила!» или «Не иди, град, на мои беды!» или «Беги, чудо, от чуда чудного! Беги, чудо, от чуда чудного! Вы не можете быть рядом друг с другом!».

Враг, неприятель не обязательно выступает в человеческом обличье и не обязательно с оружием в руках — враг может быть грозовой и градовой тучей, в которой может находиться утонувший или удавившийся односельчанин, которого следует отогнать и обезвредить вместе с тучей. Именно для этого женщины и прибегают к способу, названному Дучичем «постыдным». При этом подобная практика существовала уже в Древнем Риме, где также во время бури и грозы женщины раздевались донага, чтобы предотвратить градобитие.

Женское «чудо чудное» или «ала-змеюка» обладает такой магической силой, что может отвести градовую или грозовую тучу, которую, согласно славянским поверьям, ведут змии-драконы, утопленники-покойники или другие сверхъестественные силы. Поэтому обнажение женщин при вооружённых стычках и при грозе и граде — отнюдь не сексуальный вызов, не провокация, не непристойная выходка потаскухи и не манёвр, отвлекающий врага и мешающий ему вести огонь. Существенная деталь – мужчины и дети при исполнении данного обряда запирались в доме или хлеву и были пассивны, как пассивны оказывались в подобных случаях и на огневых позициях (Ср. Одиссей и его спутники в плену у Цирцеи) — в женщин не стреляли, это был величайший позор (однако, XX век изменил или разрушил прежние традиции, представления и устои).

Цит. по Никита Ильич Толстой, «Выходила потаскуха в чём мать родила…» (Сборник «Живая старина», 1994 №4, Мифы и магия индоевропейских народов)

--------------------------------------------------------------------------------

P.S.

Раковины каури с незапамятных времён использовались не только как универсальное платёжное средство, но и как оберег от нечистой силы.

mosika_901_00001

То, что они похожи на женскую вульву, видно с первого взгляда. В Китае раковина-каури предстаёт как олицетворение женского начала инь. Раковина считается символом йони в индуизме.

Вульва - источник жизни. И, как таковая, она является полной противоположностью могилы и смерти. Очевидно, именно поэтому раковины каури употреблялись в качестве амулетов от сглаза с глубокой древности - с эпохи бронзы и в античности.

Ну, а если под рукой нет раковины каури, нечистой силе можно показать и вульву, которая действует ещё сильнее, чем амулет.

Tags: ритуал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments