Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Герои, не знающие отцов...

Калевала

Карело-финские эпические песни и в самом деле отразили в себе высокое общественное положение женщины и матери. Это настолько бросается в глаза, что даже не обращаясь к эпосу в его живом бытовании, а судя по его литературному варианту — «Калевале», ученые в один голос подтверждают матриархальный характер многих образов карело-финских рун.

Герои «Калевалы» часто подчеркивают свою близкую, кровную связь с матерью, свое уважение к ней. Происхождение со стороны отца в песнях совершенно не отмечается: счет родства ведется исключительно по женской линии: Лемминкяйнен называется обычно сыном матери... Вяйнямейнен не знает отца... Воспоминанием о былом матриархате является и представление о партеногенезе, то есть рождении от девушек, не имевших мужа: дочь Туони становится матерью от ветра, будучи девушкой. Марьятта делается беременной, проглотив ягоду брусники». Эпические герои, не знающие своих отцов, встречаются и в эпосе других народов, в частности в русских былинах, и, возможно, такие моменты в эпосе этих народов являются в них наиболее древними.


Ценные мысли высказал в первой половине XIX века М. Кастрен, обративший свое внимание на то, что герои карело-финских эпических песен стремятся добыть себе жен обязательно во враждебном им и чужом роде Похьолы. Кастрен имел основания объяснять это тем, что древние карелы жили экзогамными родами, внутри которых существовали брачные запреты, вынуждавшие мужчин входить в чужой род, чтобы заключать в нем брачную связь.

Многочисленные варианты карело-финских рун пережиточно сохраняют повествование о том, что муж, как правило, входил в род жены. Согласно некоторым рунам, герой уже при своем приезде в род жены и при выполнении трудных поручений становится мужем своей невесты, но ему препятствуют ввести ее в качестве своей жены в отчий дом. То же самое отразилось в замечании, обращенном к жениху:

Äijy on sinne mennytty, / Многие ведь туда уходили,
Vähä on sie tulluttu. / Мало кто вернулся оттуда.

Одновременно с развитием этого мотива возникает рассказ карельских рун о трехлетием сватовстве кузнеца Ильмойллинена, во время которого он должен выполнять разные поручения матери невесты, в чем, как и в созвучии карело-финского слова sulho, sulahaine (жених) с эстонским sulane (работник), можно видеть отражение пережитков брака-отработки как переходной ступени от матрилокального брака к патрилокальному.

Матриархальная историческая основа видна и в тех мотивах карельских эпических песен, в которых фактически повествуется об инициативе женщин в заключении браков, то есть повествуется о том, что не только муж входит в род жены, но и невесты свободно выбирают себе женихов и приглашают их в свой род. В мотиве «приглашения в женихи» слово sulhaine (жених) закономерно оформляется во множественном числе. Тут можно видеть чрезвычайно древний, встречающийся в большинстве вариантов руны архаичный оборот речи, восходящий ко времени задолго до образования эпоса и в своей окаменелой форме отразивший характер древних брачных связей. Слово «женихи» неизменно употребляется во множественном числе, хотя речь идет об одном женихе, и его соперники или спутники превращаются лишь в фон, на котором развертывается повествование об основном герое...

Сохранение некоторых элементов матриархальных отношений в условиях севера объясняется тем, что наряду с охотничье-рыболовецким хозяйством мужчин здесь почетную роль в трудовой деятельности около домашнего очага и в подсечно-огневом земледелии продолжала играть женщина. В тех первобытных общинах, где матриархальные отношения продолжали сохраняться, отражаясь прежде всего в семейных связях, значение рода (становящегося патриархальным) было в целом невелико (…) Зато в карело-финских эпических песнях при изображении Похьолы упоминается большая материнская семья, внутри которой олицетворение пережиточно сохраняющихся элементов матриархата — хозяйка Похьолы выдерживает последние бои с побеждающими силами патриархального уклада. Но и тут, внутри этой большой семьи, хозяйку Похьолы начинает подменять хозяин Похьолы, который, впрочем, внутри семьи в большой избе Похьолы особым авторитетом не пользуется...

Борьба матриархата с патриархатом в отражении рун
Виктор Евсеев. Исторические основы карело-финского эпоса
Подбор и оцифровка текста ©Карельская литература в цитатах


Источник
Tags: пережитки матриархата, финно-угры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments