Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Кибела (2).

Исходя из вышеизложенных фактов, можно сделать некоторый предварительный вывод. По всей видимости, здесь мы имеем дело с мужским культом, типа культа Митры. На это указывают щиты и шлемы корибантов, танцы вооружённых юношей с бряцанием оружия в Самофракии, и то, что среди участников самофракийских мистерий было гораздо больше мужчин, чем женщин.

На ум приходит сравнение поклонников Кибелы с Дон Кихотом, рыцарем Печального Образа.

В начале произведения Дон Кихот принимает решение стать странствующим рыцарем и согласно законам рыцарского романа ему необходимо выбрать себе даму сердца, в которую он мог бы влюбиться, ибо, со слов героя, рыцарь без любви — «что тело без души». И такой прекрасной дамой для Дона Кихота становится обычная девушка из соседней деревни Эль-Тобосо — Альдонса Лоренсо, наречённая главным героем Дульсинеей Тобосской, красивейшей из всех женщин. Во имя неё он совершает подвиги, всегда и везде славя её имя. При этом Дон Кихот сам до конца не уверен в её существовании, на страницах романа она ни разу не появляется, но многократно описывается словами разных персонажей.

Дон Кихот описывает её так: «Обаяние её сверхъестественно, <…>, ибо в ней воплощены все невероятные знаки красоты, коими наделяют поэты своих возлюбленных: её волосы — золото, чело — Елисейские поля, брови — радуги небесные, очи её — два солнца, ланиты — розы, уста — кораллы, жемчуг — зубы её, алебастр — её шея, мрамор — перси, слоновая кость — её руки, белизна её кожи — снег…».

Вот здесь-то мы и наблюдаем божественный "проблеск" Кибелы.

Тут надо сказать, что роман Сервантеса является всего лишь пародией на многочисленные рыцарские романы Средневековья, и случилось так, что эта пародия стала более известной, чем оригинал. Ну, может быть, точно так же пародия Галкина на Жириновского затмит образ самого Жириновского и в будущем люди будут вспоминать об этом политике, вспоминая карикатурный образ Галкина. Примерно то же самое произошло и с образом Дон Кихота: удачная, яркая пародия затмила героев настоящих рыцарских романов.

Однако, средневековые трубадуры, воспевая куртуазную любовь, сохранили тот самый оригинал, над которым потешался Сервантес.

Рыцарь выбирал себе, как правило, замужнюю Прекрасную Даму и превозносил её не только как идеал красоты, но и как воплощение морального совершенства, что позволяло ему видеть в любимой ангельское существо и совершенствовать себя, чтобы быть достойным такого объекта любви. Через некоторое время он был обязан предстать перед ней как преданный слуга, вверяющий ей своё сердце и свою душу. При этом рыцарь клялся исполнить любое желание Дамы. Дама подвергала рыцаря ряду испытаний, которые тот должен был последовательно выполнить. Так постепенно он становился "воздыхателем", затем "просителем", потом "понимающим" и, наконец, "посвящённым". Каждое выдержанное испытание приближало рыцаря к его Прекрасной Даме. По мере прохождения испытаний она удостаивала его чести быть названной по имени; затем ему дозволялось с благоговением присесть рядом с ней для краткой беседы или даже прогуляться наедине по саду. Трое трубадуров - Саварик де Молеон, Гаусельм Файдит и Юк де ла Бакаллария - спорили в стихах, какое самое большое доказательство любви может подарить Дама своему возлюбленному: взглянуть на него, пожать руку или под столом наступить на ногу! Высочайшая награда - поцелуй, но самый что ни на есть невинный. Судя по всему, физической близостью куртуазная любовь завершалась крайне редко, как исключение из правил, потому что при этом задевалась честь как Прекрасной Дамы, так и самого рыцаря, а честь для рыцаря была важнее самой жизни. Настоящий рыцарь должен был любить, не надеясь обладать своей возлюбленной. "Это уже не любовь, которая ищет награды", - говорили трубадуры, самой своей жизнью демонстрируя свои убеждения. Богатый владетель своего замка трубадур Рудель влюбился в графиню Триполи, хотя никогда не видел её; пилигримы из Антиохии занесли весть об её красоте и доброте. Он стал воспевать эту Даму, потом решился увидеть её и посвятить ей себя. После многих испытаний на море он, едва живой, добрался до до владений своей Дамы. Графиня, узнав о приезде знаменитого рыцаря, навестила его. Услыхав её голос, умирающий поднял глаза, возблагодарил Бога, что Он дал ему возможность созерцать образ своей идеальной любви. Он был счастлив, умирая на руках своей Прекрасной Дамы.

В центре эмоционального мира трубадура - жертвенное посвящение своей личности служению Даме. Страсть, доведённая до высшей точки, приводит трубадура к страданиям, "страстям", которые, в свою очередь, ставят "адепта" на узкую грань между жизнью и смертью.

Кстати, Дон Кихот в битве с ветряными мельницами как раз и оказался на этой узкой грани.

дон Кихот

Теперь зададимся вопросом: разве Дульсинея Тобосская заставляла нашего рыцаря Печального Образа сражаться с ветряными мельницами? Нет, он её даже никогда не видел. Или может быть графиня Триполи потребовала от трубадура Руделя, чтобы тот бросил всё и шёл к не навстречу через всё Средиземноморье? Опять же нет. Она и не подозревала о его существовании.

Мы здесь никак не можем сказать, что "женщина доминирует, а мужчина рассматривается в этой ситуации как подчинённый ей элемент" (А. Дугин). Да, влюблённый мужчина крутится и вертится вокруг своей любимой как планета вокруг Солнца или Луна вокруг Земли. Но таков закон жизни: даже Зевс многократно спускался вниз с Олимпа и ухаживал за земными женщинами; ни одна женщина сама не предлагала себя Зевсу и не шла к нему на Олимп. Тут вообще речь не идёт, чтобы Алкмена или Леда "доминировали" в своих отношениях с Зевсом.

Очевидно, мужчины сами, по собственной воле, стремятся к тому состоянию, которое называется счастьем и выражается в максимальном напряжении всех сил. И не их вина, что эта полнота жизни, полнота чувств достигается лишь в состоянии любви. Как нет в том вины мошек, летящих на пламя свечи и обжигающих крылья.

С любовью вообще связана великая опасность. Сколько влюблённых наложили на себя руки, повредились умом, совершили разные преступления?! Однако при этом из века в век, из поколения в поколения, люди всё равно влюбляются. Трагедия Ромео и Джульетты никого не останавливает.

В мужчине заложено мощное стремление к самореализации, к достижению чрезвычайных, "пиковых", "топовых" состояний. Без переживания этих состояний мужчина чувствует себя не совсем мужчиной. И вот здесь-то без женского начала никак не обойтись. Без Дульсинеи Тобосской невозможен Дон Кихот. Как без света Солнца невозможна жизнь растений. Всякое растение стремится к максимально возможному для него росту, и на пике своего роста расцветает и приносит плоды.

Только люди, в отличие от растений, достигая чрезвычайных состояний, нередко при этом соприкасаются со сверхъестественным, Сакральным. Собственно, это "касание миров иных" и есть summum bonum человеческой жизни, выше которого вообще ничего нет.

В этом смысле, Кибела выполняла многофункциональную роль и ослепительной Возлюбленной, манящей к себе мужской род, и мудрой Путеводительницы к экстазу, и Бабки - повитухи, стоящей у врат нового, духовного рождения.
 
Tags: Кибела
Subscribe

  • Последний мегалитический ритуал в Европе?

    Автор блога Old European culture пишет: "Белорусская сельская местность усеяна большими одиноко лежащими камнями. Многие из этих камней…

  • Три грации.

    Этот снимок сделал немецкий фотограф Асмус Реммер, служивший во время Второй мировой в вермахте. Калужская область, зима 1942-1943 гг.

  • Матушка Расея.

    Крестьянки с граблями. А мужик - без граблей. Девушки Нижегородской губернии. Конец 1870-х. Жители Нижегородской губернии. Конец 1870-х.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments