Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Пастухи - разбойники.

Продолжение чётвёртой лекции А. Дугина из курса лекций "Социология гендера".

Дугин рассказывает о новом скотоводческом обществе, которое

1) подвижно, постоянно передвигается;
2) строго мужское;
3) основано на мясопродуктах, на пожирании мяса.

Однако, жирных овечек любят кушать не только одни скотоводы. Естественно, такие замечательные отары - это лёгкая добыча для всех людей, которые хотят вкусно и сытно поесть. "И вот представляете, - говорит Дугин, - идёт пастушок, а перед ним отара овец, и вдруг из леса выезжает группа таких голодных разбойников. Ясно, что пастушка быстро вешают, и, соответственно, стадо, там, оказывается постепенно в животе этих разбойников. Ясно поэтому, что пастушки лишь до какого-то момента представляют собой такие вот романтические фигуры. В скором времени они понимают, что для того чтобы пасти эти отары овец, им самим надо вооружиться. И эти пастушки сами становятся такими же разбойниками. Потому что они не просто гонят перед собой скот, но и ещё мощно вооружаются, и возникают мужские фратрии, мужские братства, - строго мужские!, - которые конечно восстанавливают модель мужских Männerbünden архаических племён. И они превращаются в некие прообразы армий, некие прообразы профессиональных, рыцарских армий, которые со своим скотом, уже не только его пасут и охраняют.

Трудно себе представить чисто дефенсивное (т. е. оборонительное) общество: если у человека есть оружие, и он использует его только для того, чтобы защититься им от нападения, такому человеку быстро голову отрежут. Ясно, соответственно, что если у человека есть меч, копьё, лук или какой-нибудь нож хотя бы, он должен пустить его в ход сам. Потому что невозможно себе представить, что он будет только защищаться и не нападать. Вдруг он увидит, что идёт маленькая группа таких, вооружённых послабее, мужчин, с очень такими привлекательными баранами. Ясно, что сильные мужчины, вооружённые такими отличными ножами, хорошо сделанными, и довольно агрессивные и весёлые, вырежут этих мужчин и присоединят их стадо к своему. Ну, соответственно, поэтому чисто оборонительных и защитных обществ вооружённых мужчин не бывает. Они обязательно, они, конечно, защищают своё стадо, но они обязательно нападают на другое. Соответственно, разницы между тихим и мирным скотоводом и разбойником, который опустошает чужие отары, провести невозможно нигде и никогда. Соответственно, эта группа пастухов, организованных в армии, начинает не только защищаться, но, естественно, и нападать. И другая группа, с которой она встречается в степи, или где есть угодья... Потом, ещё надо отбивать эти угодья, - бараны продолжают есть, они автоматически запрограммированы на это пожирание травы, - и, соответственно, подстраиваясь под них, человеческие коллективы, в борьбе за эти кочевья, образуют новый тип общества. Которые, проходя мимо населённой в общем-то женщинами и детьми деревни, ясно, что будут делать. Едва ли они будут так аккуратно, там, "здравствуйсте", там, по-рыцарски говорить: "не могли бы вы обменять нашего барана на кусочек хлеба?" Они берут всё, что им надо, включая, там, женщин, и могут, там, кого-то съесть вполне, они отбирают всё, что плохо лежит, либо включают это в зону своего собственного контроля.

Так возникает совершенно новая социологическая структура, постаграрная структура, - аграрное производство продолжается, аграрная цивилизация разрастается, но над ней надстраивается вот эта пастушеская, кочевая, военная структура, по сути дела, мужских союзов скотоводов. Которые одновременно скотоводы, одновременно бандиты, одновременно профессиональные воины, одновременно агрессоры и одновременно - вот это самое важное - они осуществляют такие большие циклы кочевий, что всё то, что они в этих циклах кочевий захватывают и подчиняют себе, пусть даже временно, организуется в некую систему совершенно новой социальной организации. То есть вот эти кочевые мужские группы скотоводов, пастухов, формируют то, что можно назвать протогосударством."

Здесь я, в принципе, согласен с нарративом Дугина. Выскажу лишь несколько своих замечаний.

Во-первых, интересно было бы взглянуть на эти "строго мужские" братства под разрезом гомосексуальности и педерастии. Понятное дело, что для нормального гетеросексуального мужчины вовсе непривлекательной является перспектива жить несколько месяцев подряд с овцами, вдали от женского коллектива. А вот гомосексуальный "междусобойчик" пастухов может и вовсе обходиться без женщин, заменяя их мальчиками-пастушками.

Во-вторых, здесь находит подтверждение высказанная мною раньше мысль о том, что в основном эти братства псостояли из изгоев, то есть, грубо говоря, "извергов", "выродков", изгнанных из родов за совершение каких-либо преступлений. Всё-таки далеко не каждый мужчина готов зарезать или удавить пастушка, чтобы съесть его баранов; и ещё меньше мужчин способны на людоедство, - это "привилегия" редких "отморозков".

В-третьих, приходит на ум сравнение описанных Дугиным мужских братств с "междусобойчиком" Петра Первого. Он постоянно "возился" с "солдатиками" и явно предпочитал мужское общество женскому, он всё время передвигался и никогда не сидел на месте, его желудок принимал лишь мясо и вино.
Tags: арии, государство, патриархат=война
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Конец проекта.

    Я завёл альтернативный бложик Matriarchal Studies, и, наверно, теперь буду писать там. Как-то неспокойно и неуютно я себя чувствую здесь, в ЖЖ, в…

  • Баба Яга эпохи постмодерна.

    В наше время в Сети можно встретить множество ненаучных реконструкций древнего язычества. Обычно я игнорирую их, а самые "прикольные" (на…

  • Странное новшество.

    Сегодня при просмотре статей сообщества по метке "лжеистория" я обнаружил новшество, которого раньше не было. Эта хрень появилась в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments