Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Приданое вкупе с «кладкой» как основа женской крестьянской «собенки».

По крестьянской традиции собственностью бабы признавалось ее приданое. Оно, в сельском быту, рассматривалось как награждение члена семьи, выходившего навсегда из ее состава. Его в деревне начинали готовить девушки с 12 лет. Содержание сундучка («коробьи») потенциальных невест было схожим. Это были платки, ситец, кружева, чулки и т.п. Приданое вкупе с «кладкой», т.е. вещами (реже деньгами), подаренными на свадьбе, считалось в деревне собственностью женщины и являлось для нее своеобразным страховым капиталом. Бывший земский начальник, не понаслышке знавший сельский быт А. Новиков писал: «Почему у бабы страсть собирать холсты и поневы? – Деньги всякий муж при случае отнимет, т.е. выбьет кнутом или ремнем, а холстов в большинстве случаев не трогают». На женскую собственность крестьянской традицией было наложено табу, она была неприкосновенна. Сенатор Н.А. Хвостов, владевший имением в Орловской губернии, вспоминал: «Даже в самые лютые периоды выбивания податей, когда в соседнем Ливенском уезде, в начале 90-х гг., полиция продавала хлеб из запасных магазинов, последних лошадей и коров, и даже где-то захватывало и продавало муку, данную от Красного Креста, то и там, при всей этой оргии, не слышно было, чтобы становые и урядники где-нибудь покусились на сундучки девочек-подростков». А вот что сообщал крестьянин С. Булгаков в письме от апреля 1919 г. на имя секретаря ВЦИК Аванесова. Характеризуя действия в Абакумовской волости Тамбовского уезда местного комбеда, он в частности писал: «Отбирали под видом спекуляции вещи, ничего общего с таковыми не имеющими: у невест-девушек скатерти и кроеные платья, как приданое». Это тоже отношение к сельской традиции, но только той части крестьян, для которых события предыдущих лет стали причиной «разрухи в головах».
Волостные суды, руководствуясь нормами обычного права, стояли на защите женской собственности. В качестве примера приведу запись из книги решений Ильинского волостного суда Орловской губернии. «1896 года апреля 5 Ильинский волостной суд в составе председателя Алексея Волосатова, судей: Карпа Котлярова, Дмитрия Афонина и Петра Гусева разбирал уголовное дело по жалобе крестьянина села Ильинского Савелия Мишакина на невестку свою Дарью Мишакину об уводе самоуправно овцы, стоящей 5 р. и уноса иконы, стоящей 3 р. Просил взыскать с ответчицы за икону 3 р. и 3 р. за прокорм овцы в одну зиму. Ответчица объяснила, что проработала все лето у свекра, а осенью прошлого года он выгнал ее со двора, не давший никакого пропитания. Она взяла свою приданку (овцу) и благословение (икону). Суд предложил примирение, но стороны отказались. Постановил: истцу в иске отказать, так как Дарья Мишакина взяла овцу и икону не Савелия Мишакина, а как свою собственность».
Согласно деревенской традиции, снохе, вступавшей в семью, разрешалось иметь «собенку» т.е. отдельное имущество. Оно могло состоять из скотины, 2 – 3 овец или телка, а также денег, собранных на свадьбе. Это приданое не только обеспечивало ее необходимой одеждой, но и выступало источником хоть небольшого, но дохода. Средства, полученные от продажи шерсти с овцы и продажи приплода, шли на ее личные нужды. Личной собственностью снохи были также имущество и средства, полученные ею по наследству. В некоторых местах, например, в с. Осиновый Гай Кирсановского уезда Тамбовской губернии, многие жены имели даже свою недвижимую собственность – землю, от трех до 18 десятин и самолично расходовали получаемый с нее доход. По обычаю снохам отводили полоску для посева льна, конопли или выделяли пай из семейного запаса шерсти, конопляного волокна. Из этих материалов они изготавливали себе, мужу и детям простыни, рубахи и т.п. Часть произведенного сукна могла быть продана. Домохозяин не имел права посягать на «бабьи заработки», т.е. средства, полученные от продажи грибов, ягод, яиц. В деревне говорили: «У баб наших своя коммерция: первое – от коров, – кроме того что на столе подать, – остальное в их пользу, второе – от льна: лен в их пользу». Заработок от поденной работы, произведенной в нерабочее время с согласия главы крестьянского двора, также оставался в распоряжении женщины. На свои средства сноха должна была удовлетворять все потребности и нужды своих детей, так как, по существовавшей традиции, из общесемейных средств, на сноху, кроме питания и снабжения ее верхней одеждой не тратилось ни копейки. Все остальное она должна была приобретать сама. На эти же средства в крестьянских семьях готовилось приданое. По обычному праву приданое, являясь отдельной собственностью женщины, после смерти переходило ее наследникам.

В.В. Безгин, "Крестьянская повседневность: традиции конца XIX- начала XX века". Написано по материалам Тамбовской губернии. Источник. Прочесть можно здесь: http://www.tstu.ru/book/elib/pdf/2004/bezgin.pdf

Tags: пережитки матриархата, русские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments