Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Сосуд как образ неолитической Богини Небес.

Оригинал взят у mazayka_urza в Сосуд - олицетворение неолитической Богини Небес.




Антропоморфный сосуд. Ярымтепе. Халафская культура








Минойские "птичьи" сосуды сженскими грудями с острова Тира

Gerra,_Akrotiri,_segle_17_aC,_Museu_de_la_PrehistГІria_de_Thira.JPG
И Акротири


Крит


Сосуд из Микен


Румыния, культура Гумельница


Горлышко расписного сосуда. Хассуна, ок 5200 до н.э.


Хаджилар, Малая Азия, 5200 г. до н.э.



Статуэтка-сосуд, Чарсадд, Гадхара, 3-1 в. до н.э.





91044488_Artemida.jpg

Это известная многим статуя многогрудой Артемиды из малоазийского города Эфеса, чей храм сжёг Герострат, чтобы прославить в веках своё имя (её примерная копия, если быть точнее). Совершенно понятно, что под именем греческой Артемиды скрывалась другая богиня, местного происхождения, с похожими функциями. Но суть от этого не меняется.
А вот сосуд с Крита с многочисленными налепами, напоминающими женские груди, белее древний, чем статуя Эфесского божества. Возможный прототип статуи.
91044488_Artemida.jpg
Все эти грудастые сосуды символизируют Небесную воду, Молоко. Млечный путь, которым божество напитывает плодородием землю.

С неба шло плодородие земли – дождь, обеспечивающий рождение посевам, солнечные лучи, дающие жизнь всему.

Женское тело стало для древних земледельцев моделью, лекалом, по которому они строили свою систему мироздания.

Грудь – верхний мир, мир жизни.

Гениталии – нижний мир, мир мёртвых и спрятанного потенциала плодородия.

Средний же мир – живот, который обычно выпуклый, как у беременной женщины и тучный, подобно земному плодородию.

И эта модель в сознании неолитического человека  нашла своё воплощение в виде представлений о Вселенной в виде сосуда, который был чревом их Великой Богини Неба. Богини, которая ещё не имела чёткого воплощения в антропоморфном виде, которая не была до конца отделена от природы. Она умела самозарождать внутри себя жизнь, потому была как бы двупола по своей природе, то есть даже женское и мужское начало ещё не было разделено в неолитическом сознании.

Сосуды всегда были неотъемлемой частью ритуалов, связанных с женскими богами плодородия и плодородием вообще. В женской обрядовой магии «чары на воде» наводили на чаше, заполненной водой.

Богини нередко изображались с сосудом в руках.

Статуя богини Иштар из города Мари 18 век до н.э.

Ритуальные сосуды трипольцев, которые изображают три или четыре обнажённые женщины, держащие в руках чашу, поднятую к небу. Чаша, которая суть Великая Богиня, украшена грудями.

Нам неизвестно имя той богини неба и небесной воды, к которой за благословением обращались безмолвные жрицы, но такие чаши с сосцами в трипольской культуры нередки и без композиции с женщинами.



В связи с этим вспоминается древнеегиетская богиня неба – Нут. Имя «Нут» означает небо, корень «ну», от которого происходит её имя, обозначается иероглифом «сосуд», который иногда изображают на голове богини.



Изображения древнеегипетской богини Нут с сосудом на голове


nut.jpg
Изображение Нут, как небесного свода.

Нут, будучи богиней небес, была одновременно богиней-коровой, которая давала жизнь богам, и плодородие земле, а также была связана с миром мёртвых. Священным деревом Нут была сикомора, и «мать звёзд» объединялась «со звёздным древом небес, в котором она пряталась или ветви которого образовывались её членами». С этой Небесной Сикоморой был связан бог царства мёртвых Осирис. В обряде выноса статуи Осириса во время ритуального праздника пахоты и сева, изображение бога возлагали на ветви сикоморы, уподобляя пребыванию его во чреве матери. Этот ритуал назывался празднеством в честь священной ветви, и в нём «сикомора была представлена в образе Нут и названа матерью Осириса, которая была призвана омолодить его душу в ветвях священного дерева». В «Книге Мёртвых» душа умершего обращается с такими словами к сикоморе: "Привет тебе, о сикоморовое дерево богини Нут! Одари меня водой и воздухом, пребывающими в тебе». В композициях со священной сикоморой Нут, как и Хатхор, возливает струи воды на покойного, жаждущего живительной влаги, и приносит ему священные плоды.


Нут - владычица сикоморы.

Как в образе сикоморы устанавливается цепь архетипов: дерево – женщина – вода – небо, так и в образе Нут усматривается та же трёхчастная модель мироздания – небо, земля, мир мёртвых.

О том, что сосуд представлял собой не просто ёмкость для хранения пищи, а олицетворял собой модель мира и был сакральным символом, можно увидеть в ритуалах, которые проводились при его изготовлении.
У горных таджиков, например, сосуд изготовляли только женщины. И обжиг, и изготовление осуществлялось только в определённые дни месяца. К месту обжига допускались только ритуально чистые женщины и дети. Первый сосуд ставила старшая женщина или ребёнок, причём произносились заклинания, обращённые к духу – покровителю ремесла. В некоторых селениях на почётное место сажали кукол, изображавших покровителей гончаров, с ними разговаривали, а потом хоронили на кладбище (Антонова Е.В., 1984, с. 205, прим. 3).

В Шатапатха-Брахмане даётся описание ритуала изготовления сосуда для жертвенного огня – ukhā. Изготавливая основание, жертвователь восклицает: «Ты – Земля!», вылепляя нижнюю часть стенки, обращается к ней как к Воздуху, завершая лепку верхней части, называет её Небом. После того, как готов весь сосуд, он взывает ко всем богам и извещает, что окончил все стороны света. По поводу этого сосуда в тексте источника также говорится: «[Сосуд] так велик, именно как эти Миры и стороны света, так велик, как всё это [мироздание]» (Литвинский Б.А., 1991, с. 70–71).


У древних племён андроновской культуры в погребальном обряде просматривается сильная сакральная символика сосуда. В раскопанных могильниках андроновской культуры (Алакульский, Синташтинский), перевёрнутый сосуд был, в той или иной степени, центром дизайна погребальной камеры. Эти сосуды связывали с небесной бадьёй Варуны, в которой он держал свои священные воды, связывающие три мира (или мирового древа). То есть – это своего рода мировая ось, которая при переходе человека в нижний мир «переворачивалась для него с ног на голову».

В качестве гипотезы высказывалось предположение, что в ходе андроновского ритуала переворачивался сосуд, наполненный водой или каким-то напитком, символизирующим небесные (космические) воды. Это предположение основывается на гимне Ригведы (VIII. 72), в котором описывается ритуал приготовления священного напитка сомы и его приношения жрецами-хотарами в огонь. Причём действия жрецов в этом ритуале воспроизводят действия богов по переворачиванию небесной бадьи или источника (VIII. 72. 10)***: «Они (хотары) выливают с поклонением неистощимый источник, движущийся по кругу (?), с дном, обращённым кверху, /и/ краем, перевёрнутым вниз». Т.Я. Елизаренкова в своём комментарии в этому гимну отмечает, что небесная бадья или источник выступают здесь прообразом чана с соком сомы (Ригведа. Мандалы V–VIII, 1999, с. 717).


Правда в в андроновских памятниках не обнаружено прямых свидетельств приготовления и использования в ритуале священного напитка типа индийского сомы или иранского хаомы. Тем не менее, возможность существования подобного ритуала в андроновской среде не исключается. Имеются косвенные свидетельства существования культа священного напитка в погребальных памятниках комплекса Синташты, где достаточно часто в одной могиле встречаются каменные плитки или крупные камни с плоским основанием и каменные песты. Исследователи (Генинг В.Ф., Зданович Г.Б., Генинг В.В., 1992, с. 140, 153, 214, 234) интерпретируют эти находки как давильные камни для приготовления сомы (основание давильни и пест-толкушка). Ю.И.Михайлов приводит дополнительные аргументы в пользу связи этих находок с культом сомы/хаомы. Он обратил внимание на тот факт, что некоторые из них изготовлены из камня зелёного цвета, что соответствует цвету каменных ступок для приготовления хаомы из Персеполя и облику побегов хвойника (Михайлов Ю.И., 2001, с. 148). Это растение, по мнению И.М. Стеблина-Каменского (1981, с. 239), служило сырьём для приготовления напитка.

Очень интересное наблюдение сделал Андреев Ю.В. относительно Кикладских «сковородок» - плоских сосудов с одной ручкой - периода Скирос-Керос. Их назначение не ясно, возможно в них складывались «пища мёртвых» - лепёшки или плоды. Они найдены в погребениях. Спиралевидные узоры - это волны, в центре иногда можно различить стилизованное изображение корабля. Сходство с морем усиливает и рамка, которая обычно опоясывает композицию на таких «сковородах».

Деталь на ручке очень напоминает стилизованное изображение женских гениталий, раздвоенные концы ручки, напоминающие ноги, усиливают сходство с женской фигурой. Вся внутренняя часть сосуда, таким образом, может являться чревом богини. Так перед нами предстаёт огромное тело Вселенского божества. Так древние жители Кикладских островов выразили своё представление о мироустройстве. Эта «сковородка» миниатюрная модель Вселенной – земля и море.
Можно усмотреть в этом изображении Гею (Рею), Тартар (Аид).
Гениталии богини символизируют собой и Врата, в которые души усопших должны были войти на пути к Царству Мёртвых и, одновременно, производительные силы вселенной, возрождение к новой жизни.



Орнаменты других сковородок придают им сходство с картой (группа Кампос). Здесь вписаны несколько поясов, которые, если присмотреться, будто бы вращаются вокруг своей оси. В центре либо звезда, либо концентрические круги, либо одиночная спираль. Внешние пояса из спиралей – это океан, который опоясывает Ойкумену. Треугольники – горные цепи. Этот тип более ранний, и он отличается от «сковородок» группы Скирос.
Андреев Ю. В. предположил, что картообразные и антропоморфные сковородки отражают две модели мироздания:
- Образ Великого женского божества, который ещё первобытным сознанием не оформлен и не отделён от природы,
- картообразные свидетельствуют о переходе человеческого сознания на более высокий уровень, когда он переходил к мышлению абстрактными категориями, а не мифологическими антропоморфными.
В том или ином случае – сосуд всё равно мыслится как олицетворение, мини-макет вселенной.

Можно так же припомнить сосуды с прахом умерших, которые имели антропоморфный облик. В них помещались кремированные останки. В поздние времена такие сосуды имели и мужской и женский облик, олицетворяя собой покойного, но, возможно ранее такие сосуды имели только женский облик, поскольку олицетворяли Вселенскую Богиню в её ипостаси богини смерти, которая принимала в себя прах покойного.


Центер у г. Озд, Северная Венгрия. Антропоморфные урны, содержавшие пепел и кальцинированные кости женщины 36 - 50 лет из одной могилы. Баденская культура I III тыс.

Условная неолитическая богиня была повелительницей трёх сфер - рождения, жизни и смерти.
Это Египетская Нут, которая возможно, может иметь некоторое сходство с натуфийской Анат – древней богиней неба, почитавшейся в Угарите.
Им близка древнешумерская Инанна, в чьём имени есть корень «Ан» - небо. Её почитали в Уруке – городе отца-всесоздателя Ана, которого считали или отцом или мужем Инанны, и которого она оттеснила по своему могуществу.
Древнеперсидская Анахита, которая также ведёт своё происхождение от Анат – была великой богиней Небесной влаги.
Крито-микенская Великая Богиня, условно названная «Владычица зверей», тоже звено этой цепи. В этом безымянном минойском божестве можно разглядеть  будущие черты мудрой дочери Зевса – Афины, которая так же как и Инанна и Анат и «Владычица зверей» была очень воинственна, и теснила своего отца на небесном престоле.
Древние богини независимы, воинственны и активны, за исключением Нут, которая отошла на задний план, отодвинутая другими популярными женскими божествами-коровами – Хатхор и Исидой. Но именно в руки этой египетской небожительницы помещали древние художники жезл-Уас, что было очень редким явлением для богини, потому как это атрибут мужских божеств. Что говорит об их роли вселенской создательницы и хранительницы, о которой не смогли забыть даже по прошествии тысяч лет.

С течением времени Великая владычица была низвергнута с небес своим мужем-сыном, и превратилась в божество земли, олицетворение плодородия, то есть нижней части сосуда. Лишь у египтян сохранилась древняя вера в то, что небо – это Богиня. Богом земли у жителей Нила был Геб, которого представляли в виде змеи или человека с головой змеи. Но змея – это  известный символ плодородия и женской богини. Как я уже говорила – неолитическая Великая мать была двупола, потому здесь египтяне решили задачку таким образом – превратив мужской аспект Великой небесной богини в бога-змею, но изначально и небо и земля были подвластны одной Нут.
Можно пофантазировать, что древние неолитические племена так и называли свою Богиню – Сосуд. И слово это могло быть однокоренным со словом Небо (на рассмотренном примере богини Нут). Она не имела ещё конкретного образа, как ведическая Адити, а была бесконечным бескрайним небом, дающим жизнь своим детям.

СА 1965 № 2 Рыбаков Б.А. Космология и мифология земледельцев энеолита.

Сотникова С.В. О символике перевернутого сосуда и его роли в андроновском ритуале. Теория и практика археологических исследований. Выпуск 2, 2006, Барнаул

Андреев Ю.В. От Евразии к Европе. Крит и Эгейский мир в эпоху бронзы и раннего железа (III - начало I тысячелетия до н.э.). С.Петербург. 2002.





Tags: Египет, матриархат, символика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments