Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Остатки древнеевропейских матрилинейных структур в бронзовом веке и в историческую эру.

"Сильным аргументом в пользу существования в Древней Европе матрилинейных отношений является тот факт, что наследование по женской линии сохранилось в неиндоевропейских сообществах Европы и Малой Азии и в историческую эпоху: среди них - минойцы, этруски, пеласги, лидийцы, ликийцы, карийцы (Западная Турция), баски (Северная Испания и Юго-Западная Франция), пикты, населявшие Британию до прихода кельтов.

В последние столетия остаточные матрилинейные обычаи зафиксированы на периферии Западной и Северной Европы, а также на Эгейских островах. На Лесбосе, Лемносе, Наксосе и Косе наследование недвижимого имущества по материнской линии оставалось в силе до конца XVIII столетия. Об этом свидетельствует запись английского путешественника Джона Хокинса: «На многих островах старшая дочь наследует часть родительского дома вместе со всей её обстановкой и одну треть имущества матери, а это, в большинстве случаев, — основные средства к существованию; остальным дочерям, по мере того как они выходят замуж, также полагается часть дома и такая же доля оставшегося имущества. Вышесказанное относится к островам Митилена (Лесбос), Лемнос, Скопело, Скирос, Сира, Зея-Ипсера, Миконос, Парос, Наксия, Китнос, Санторин и Кос, где я лично собирал информацию или получал её через посредников».

Нет сомнения, что существовавшая здесь в XVII в., а на некоторых островах — вплоть до XX столетия матрилинейная система возникла не в эти времена, а сохранилась с доисторической эпохи. Она обнаруживается там, где процесс индоевропеизации оказался слабым, а древнеевропейский субстрат — напротив, сильным, как в Греции и в Этрурии.

Теперь обратимся к минойской культуре Крита, потом перейдём к западной части Малой Азии и Эгейским островам, после этого коснёмся этрусков и римлян, а затем пересечём Средиземное море и закончим наш обзор Западной и Северной Европой.

Браки на Крите были матрилокальными: этот обычай долго сохранялся уже в историческую эру. Матрилокальный брак описывал Страбон (I в. до н.э.); о его существовании также свидетельствуют законы, запечатлённые на стенах храма в Гортине. Благодаря им мы знаем, что женщина при замужестве сохраняла полную власть над своим имуществом и могла требовать развода. Кроме того, важную роль играл брат матери, на котором лежала ответственность за воспитание её детей.

Положение женщины в Спарте во многом было таким же, что и на Крите. У жителей Спарты существовала братская полиандрия, а браки были матрилокальными. Согласно Геродоту, члены правившего в Коринфе рода по обычаю «отдавали [своих дочерей замуж] и брали жён из своей среды», что явным образом указывает на эндогамную систему. Члены упомянутого рода именовались Бакхидами (Bakchidai), т.е. это был матрилинейный клан: для греческих клановых имён характерно родовое окончание «-idas», «ides», в котором основным элементом является частица «id», указывающая на женский род. Иначе говоря, в древности родоначальниками считались не мужчины, а женщины.

Остатки матрилинейной системы также можно видеть в структуре греческой речи и в общепринятых обычаях. Так, у Гомера есть чёткое различие между братом по материнской и братом по отцовской линии. До нынешнего времени брата называют «adelphos», т.е. «единоутробный», что является пережитком тех времён, когда братом признавали лишь сына матери. Греческие термины «adelphos»/«брат» и «adelphe»/«cecтpa» не имеют аналогов в других индоевропейских языках.

Говоря о живших в западной части Турции ликийцах, Геродот описывает их как народ с матрилинейной системой родства. Он пишет: «Обычаи их частью критские, частью карийские. Есть, впрочем, у них один особенный обычай, какого не найдёшь больше нигде: они называют себя по матери, а не по отцу. Если кто-нибудь спросит ликийца о происхождении, тот назовёт имя своей матери и перечислит её предков по материнской линии». Когда Плутарх упоминает правящий ликийский род, то называет его членов Иоксидаи ( Ioxidai ) или Иоксиды (Ioxides): ставя женскую форму (Ioxidai) на первое место, он как бы указывает на то, что именно она является верной. Матрилинейным был и порядок наследования, поскольку имущество в первую очередь переходило к дочерям, а не к сыновьям. Судя по надписям на гробницах, основной единицей общества была большая матрилинейная семья. Некоторые из них включают уже знакомую нам формулу матрилинейного родства: «Нейкетес, сын Парфены... Нейкетес, сын Лаллы... Евтехий, отец неизвестен...».

Карийцы и лелеги были обитателями анатолийского побережья, и различие между ними остаётся довольно туманным. От Геродота мы знаем, что во время Персидской войны его родным Галикарнасом правила карийская царица Артемисия. Её мать была родом с Крита, а она сама, имея взрослого сына, сохранила царскую власть. Ей были подчинены близлежащие острова Кос, Нисир и Калидна, и, когда персидский царь Ксеркс пошёл походом на Грецию, она снарядила для его армии 5 боевых кораблей и сама ими командовала. В битве у Саламина, когда персидский флот был разбит и за кораблём Артемисии погнался аттический корабль, она обманула врага тем, что стремительно напала на корабль союзников персов.

Ионяне, захватив Милет, взяли в жёны карийских женщин, которые, не простив им гибели своих родных, отказались вкушать со своими новыми супругами пищу или звать их по имени.

По-прежнему говорившие на своём языке пеласги ещё какое-то время сохранялись в северной части Эгейского бассейна — в Акте на побережье Македонии, в расположенном где-то в этих же местах Крестоне и в Лемносе на Пропонтиде. Их присутствие также зафиксировано на Самофракии, в Троаде, в Лидии, на Лесбосе и Хиосе. Пеласги с Лемноса упомянуты в одной из греческих легенд. Когда аргонавты отправились из Фессалии за Золотым руном, они останавливались на Лемносе, где «правили женщины» под предводительством царицы Гипсипилы.

Известно, что у этрусков была матрилинейная система родства. В двуязычных латино-этрусских надписях имя отца часто фигурирует только в латинской части, тогда как имя матери всегда присутствует в этрусском тексте и порой отсутствует в его латинском эквиваленте. Ещё Бахофен в середине XIX в. заметил, что, по сравнению с положением гречанок и римлянок, статус этрусских женщин, по крайней мере в период архаики (VII—V вв. до н.э.), был поразительно высок.

Все три последних этрусских царя Рима были обязаны своим престолом этрусским женщинам. По женским именам можно было определить различия в статусе и правовом положении. Римские женщины, напротив, не имели имён собственных: сперва они идентифицировались как дочери своих отцов,а затем — как жёны своих мужей. Признанной формой матрилинейного наследования, хотя оно предполагает переход царского престола от матери к дочери, в римском обществе было наследование от тестя к зятю.

У басков вплоть до начала XX в. использовался лунный календарь, действовал матрилинейный порядок наследования, а земледельческие работы осуществлялись женщинами. Высокий общественный статус баскских женщин был установлен законом, а их деятельность в качестве наследниц, судей и третейских посредниц в доримскую, средневековую и современную эпоху широко обсуждается исследователями уже на протяжении столетия. В кодексах баскских областей Франции представлена система законов о наследстве, основанная на полном равноправии полов. Исключения из этого правила обнаружены только среди крошечного дворянского сословия Лабура и, с большим количеством оговорок, в некоторых урбанизированных домах Суля. Но собственно баскская система не предполагает предпочтения мужского пола женскому. Ещё накануне Великой французской революции баскские женщины были истинными «хозяйками дома», наследницами-опекуншами и главами родов. Как утверждал в I в. до н.э. Страбон, «среди иберийцев принято, чтобы мужья давали приданое своим жёженам; дочери у них назначаются наследницами, а сёстры женят братьев. В этом есть что-то от господства женщин...».

Пикты — ещё одна группа древнеевропейцев, жившая в окружении индоевропеоязычных народов, у которой, однако, удержались матрилинейные законы, культ Великой Богини и связанная с ней символика. Наследование имущества происходило исключительно по материнской линии; при наличии нескольких детей родовое имение переходило потомству дочери. Эта матрилинейная система родства сохранялась у пиктов вплоть до 842 г. н.э. Выходя замуж, дочери не покидали родового имения: в высокогорной Шотландии этот обычай ещё существовал в начале XX в.

Благодаря археологическим находкам в Южной Франции и в Рейнских областях, стали известны богатейшие гробницы кельтских царевен гальштатского и латенского периодов (VII—IV вв. до н.э.). Эти погребальные обычаи уходят корнями в более древние местные традиции, и то же самое можно сказать о сохранившихся на всех кельтских территориях культе Великой Богини и матрилинейной системе наследования. Кроме того, древние писатели оставили нам достаточно свидетельств высокого статуса галльских женщин. Историк I в. до н.э. Диодор Сицилийский писал, что они «не только не уступают ростом своим мужьям, но и соперничают с ними силой». Мы также знаем, что в I в. н.э. у британцев была могущественная правительница. Один из наиболее запоминающихся портретов, сделанных римским историком Дионом Кассием, принадлежит овдовевшей царице Боудикке, которая подняла восстание против римлян, захвативших её владения: «Она была огромного роста, и вид её внушал ужас... Копна ярко-рыжих волос спускалась ей до колен; на ней было большое ожерелье из кручёного золота и многоцветная туника, а сверху — застёгнутая пряжкой накидка». Более поздние британские и ирландские материалы свидетельствуют о том, что, несмотря на индоевропейскую патриархальную систему законов, галльские женщины благородного происхождения пользовались уважением и имели право на личную собственность. Как можно заключить из легендарного рассказа об основании Марселя, они могли сами выбирать себе мужей.

Судя по традиционным преданиям Ирландии, здесь в основном были приняты матрилокальные браки, в которых первенство принадлежало жене или возлюбленной. В кельтской литературе Британии и Ирландии, как и в древнегреческих сказаниях, герой оставляет дом и отправляется к другим племенам, ища себе невесту побогаче, на которой он мог бы жениться и вместе с ней управлять её владениями. Древние законы Ирландии и Уэльса отводили важную роль брату матери, который представлял материнский род. Нет сомнения, что у кельтоязычных народов матрилинейный порядок наследования существовал с самых незапамятных времён.

Хорошо известно, что очаги древнеевропейской матрилинейной структуры существовали также в Германии и Скандинавии. Как писал в I в. до н.э. Тацит («О происхождении германцев и местоположении Германии»): «К сыновьям сестёр они относятся не иначе, чем к своим собственным». По мнению исследователей, германская матрилинейная организация общества была унаследована ими от древнеевропейского населения и просуществовала вплоть до исторической эры. На протяжении тысячелетий родство по материнской линии считалось гораздо более важным, чем по отцовской. В Тюрингии, как и в Бургундии, закон гласил, что, если мужчина умрёт бездетным, наследство должно перейти к его сестре или матери. Есть много подтверждений тому, что в царских домах богатство и титулы наследовались по женской линии. У саксов претенденты на престол узаконивали свои притязания, лишь заключив брак с королевой. В «Матерях» Бриффо перечисляет различные германские племена, имевшие матрилинейный порядок наследования. Во многих случаях царство наследовал тот, кто женился на царице или царевне. У скандинавов ещё в VIII в. власть переходила в руки дочерей и их мужей. В древнейших нордических и германских документах, как и у неиндоевропейских народов Эгейского региона, людей часто называли по имени матери, не упоминая имени отца. Не зря слово «Geschwistег»/«братья-сёстры» делает упор именно на сестринские отношения".

(Из книги Марии Гимбутас "Цивилизация Великой Богини: Мир Древней Европы")
Tags: Старая Европа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments