Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Из "Речи о достоинстве и превосходстве женского начала" Агриппы Неттесгеймского.

"Женщина настолько превосходит мужчину, насколько смысл данного ей имени превосходит смысл имени мужчины: ведь Адам значит земля, Ева же переводится — жизнь. Понятие жизни объемлет понятие земли, посему женщину следует предпочесть мужчине. Таков далеко не пустяшный аргумент: имя несёт в себе суждение о самих вещах. Всем ведомо: Вышний Творец вещей и имён познал суть вещей прежде, чем дал им имя. И ошибиться Он не мог, ибо так предначертал имена, дабы выявить в них природу, индивидуальные качества и назначение вещи. Я напомню об одном соответствии с тайными символами каббалистов: само имя женщины имеет больше сходства с неизречимым именем божественного всесилия, тетраграмматоном, чем имя мужчины — ни по начертанию, ни по виду, ни по числу букв его имя не похоже на имя божественное. Ведь женщина — венец творения. Словно создатель не нашёл ничего прекрасней, и в ней, в женщине, заключил и довёл до совершенства всю свою мудрость и творческую силу — и более совершенного творения ни найти, ни придумать невозможно. Так вот: коль женщина — венец творения, высочайшее завершение всех трудов Творца, кто же рискнёт отрицать, что она превосходит всё сущее? А женщина из трудов Божьих была введена Богом в мир последней, словно царица в царский дворец, для неё уготованный, украшенный и всяческими дарами изобилующий. И потому всякое творение по заслугам любит её, почитает, ухаживает за ней, по заслугам же и послушно ей, ибо она царица и венец творения, и цель, и совершенство, и слава, все пределы превзошедшая.

900

Превосходство женщины над мужчиной — и в благородстве происхождения: ведь она создана (на сей счёт есть обильнейшие сведения в Священном Писании) вместе с ангелами в Раю, то есть в месте самом почётном и самом прекрасном; а мужчина сотворён вне Рая, в поле с неразумными животными. И лишь позже, дабы создать женщину, он был переселён в Рай. Потому женщина обладает особенным даром природы, Господь наделил её некой привычкой к самому высокому положению: с какой бы неоглядной высоты ни взглянула она вниз, не испытает головокружения, и глаза её не затуманятся, как у мужчины. И окажись женщина вместе с мужчиной в беде, например, без помощи в бурном море, она дольше продержится на плаву, мужчина, же быстрее пойдёт ко дну.

Следующий аргумент. Женщина и материей превосходит мужчину, ибо создана не из неодушевлённой и низкой земли, как мужчина, а из очищенной, животворной и одушевлённой материи, то есть из разумной души, причастной божественному духу. Мужчина сотворён Богом из земли, которая по природе своей и силой небесного влияния рождает разные живые существа. А в создании женщины не принимали участия ни небеса, ни природа — Бог сам, без каких бы то ни было других сил, сотворил законченное, совершенное существо. Следовательно, мужчина — труд природы, а женщина — произведение Бога. И потому в женщине больше божественного блеска, чем в мужчине, она просто полна блеском, — вот откуда её удивительное изящество и красота. Ведь сама красота — это сияние божественного лика и света, отражённое в вещах и прекрасных телах, и сияние явно предпочло женщину, а не мужчину, дабы жить ей осиянной.

a girl

Всякое творение восхищается ею, но, случается, и бестелесные духи и демоны страстной любовью проникаются к женщинам: и это не лживое измышление, но истина, многажды проверенная. Да и поэты много чего сообщают о женщинах, возлюбленных богами: Дафну любил Аполлон, дочь Салмонея — Нептун, Гебу, Иолу и Омфалу — Геракл, немало возлюбленных у самого Юпитера и прочих богов. Этот божественный дар женской красоты, любезный людям и богам, даже Священное Писание часто называет первым среди милостей, полученных женщиной.

В книге Бытия читаем: сыны Божии, увидев сколь прекрасны дочери человеческие, избрали их себе в жёны. И Сара, жена Авраама, была прекрасна, красотой превыше всех жён. Раб Авраама, увидев Ревекку, девушку необыкновенной красоты, сказал себе: «Вот та, кого назначил Господь сыну Авраама, Исааку». И Вирсавию, прекрасную женщину, полюбил Давид, и взял её в жёны после смерти мужа, возвысив над остальными жёнами царским достоинством. Подобна история и Ависаги Сунамитянки: удивительной красы девушку избрал Давид, дабы возлежала с ним и оживляла пыл стареющего царя. И старый царь возвысил её величайшими почестями, а после его смерти Ависагу почитали правящей царицей. А Иова за все испытания и мучения, за его покорное терпение Господь наградил тремя прелестнейшими дочерьми, более пригожими, чем три грации, и прекраснее их на всей земле женщин было не сыскать.

В сказаниях о святых девах трепет охватывает читателя — столь чудесна краса и восхитителен их облик среди других дочерей человеческих — недаром восхваляет их католическая церковь. Но превыше всех непорочная Богородица Дева Мария, чьей прелести за видуют солнце и луна; в благолепнейшем лике Её разом воссияли чистота и святость красоты, ослепляющие очи и умы всех живущих, и никто из смертных ни малейшим помышлением не посягнул на Её святость.

Добавим: наиболее достойны у человека голова и, прежде всего, лицо — вся божественная природа убедительно проявилась в лице, — чем мы более всего отличаемся от неразумных животных. Голову мужчины уродует лысина, женщина же по привилегии, дарованной природою, никогда не лысеет. У мужчин лицо зачастую обезображено отвратительной бородой и грязными волосищами так, что порой трудно отличить мужчину от зверя; а у женщин, напротив, лик всегда чистый и пригожий.

a girl

А уж о чистоте и опрятности женщины и говорить нечего: если женщина начисто помоется, сколько ни обливай ее затем чистой водой, вода чиста и останется. Мужчину сколько не мой, всякий раз вода после него мутная и грязная. Природа позаботилась о женщине: излишки организма выбрасываются раз в месяц через скрытое место, а у мужчин они постоянно на лице.

И стоит ли напоминать (чтобы не пропустить и такой аргумент), что природа предпочла женщин для продолжения рода человеческого? По свидетельству Галена и Авиценны, только женское семя является материей и питанием для плода, мужское же в весьма малой степени — ведь оно присоединяется к женскому как акцидент к субстанции. Ибо важнейшее и основное занятие женщин, утверждает закон, — зачинать и заботиться о зачатом; поэтому ясно, отчего люди чаще похожи на своих матерей — ведь их питала материнская кровь. Сие сказывается и на внешности, а уж на одарённости сказывается безусловно: если матери глупые, дети тоже глупые, а если матери разумные, то и в детях проявляется разумность. С отцами же всё наоборот: отцы мудрые обычно рождают глупых детей, а у глупых отцов рождаются мудрые дети, если к тому же и мать мудрая. Именно потому матери больше, чем отцы, любят своих детей: они прекрасно чувствуют в детях больше своего, чем отцы. По названной причине, сдается, и мы более привязаны к матери, нежели к отцу, и, по–видимому, отца мы почитаем, но только мать по–настоящему любим.

Почти всегда женщина более благочестива и милосердна, нежели мужчина, и сам Аристотель называет такие качества присущими лишь женскому полу. Верно, имея в виду эти качества, и Соломон сказал: «Где нет жены, вздыхает больной»: то ли он имел в виду, что женщина умело и проворно прислуживает пациентам и выхаживает их, то ли женское молоко — лучшее быстродействующее лекарство для ослабевших или помирающих больных и помогает им вернуться к жизни.

Дочернее милосердие

А что сказать о божественном даре речи, — речь прежде всего выделяет человека из животного мира, а Гермес Трисмегист считает сей дар не менее ценным, чем бессмертие? Гесиод полагает речь величайшим сокровищем рода людского. Ну, а в речи женщина разве не искуснее мужчины? Она куда красноречивее и многоречивее! Разве все мы, люди, не выучиваемся первым словам от матерей или кормилиц? Сама природа, зодчий мироздания, мудро заботясь о человеческом роде, дала женскому племени этот дар — редко найдёшь молчаливую женщину. И, разумеется, достойно восхищения и всякой хвалы — превосходить мужчин в том, в чем люди более всего превосходят другие живые существа.

Но вернёмся, как вернулись бы из путешествия на родину, от светских писаний к Священному Писанию, и почерпнём начало из самых источников веры. Во–первых: Бог благословил мужчину благодаря женщине, ибо мужчина, как недостойный, не получил благословения до сотворения женщины. В притче Соломоновой утверждается: «Кто нашел добрую жену, тот нашел благо и получил благодать от Господа»; в Екклесиастике то же: «Счастлив муж доброй жены, и число дней их — сугубое». И никто не сравнится в достоинстве с мужем, у кого добрая жена. Ведь, как говорится в Екклесиастике, — «добрая жена — благодать из благодати». И потому Соломон в Притчах называет ее «венцом мужа», а Павел — «славой мужа»: а слава — это завершение, совершенство и блаженство, когда уже нет ничего более полного, чтобы усовершенствовать совершенство. Значит, жена — завершение, совершенство, счастье, благословение и слава мужа, и, как говорит Августин, «первый союз в этой смертной жизни».

Здесь, пожалуй, надобно напомнить тайное каббалистическое учение о том, как Авраам (Abraam) взял из имени жены Сары (Sarah) букву Н, прибавил к своему, назвался Abraham и тем самым через жену получил благословение Бога. Иаков тоже получил благословение через женщину, то есть через мать. В Священном Писании много указаний такого рода, только не пристало разъяснять их здесь.

Благословение, таким образом, дано через женщину, а закон через мужчину, — закон гнева и проклятия: ведь мужчине было запрещено вкушать плод с древа, а женщине нет — Бог тогда ещё не сотворил её: то есть Он изначально желал женщине свободы, и, значит, согрешил мужчина, вкусив от древа, но не женщина; мужчина принёс в мир смерть, но не женщина. И все мы согрешили в Адаме, но не в Еве, и первородный грех мы наследуем не от женщины праматери, но от мужчины праотца. Потому древний закон требовал мужчин подвергать обрезанию, по–видимому, чтобы наказание за первородный грех претерпевал тот пол, который согрешил.

А женщину Бог винил не в том, что вкусила от древа, — она ввела в грех мужа, но ненамеренно, будучи искушённой диаволом. Так что мужчина согрешил сознательно, а обманутая женщина невольно. Ведь диавол женщину первую подверг искушению, ибо узнал в ней высочайшее из творений. И Св. Бернард полагал: «Узрев удивительную красоту женщины и помня ее во всём превосходстве, когда в божественном свете она пред всеми ангелами наслаждалась беседами с Богом, диавол всю свою зависть обрушил на неё одну». Потому и Христос, рождённый в этот мир униженнейшим, дабы униженностью искупить надменность греха первоотца, принял мужеский пол, более низкий, а не женский, высокий и благородный.

Однако же Сын Божий, сам Христос, предпочёл быть сыном не мужчины, а женщины, которую высоко почтил, и от неё одной облачился в плоть. Благодаря женщине, а не мужчине, Христос назван Сыном Человеческим. Вот оно, поразительное чудо, коему дивится Пророк — «жена объяла мужа», — то есть мужской пол «объят» Девой и Она носит в себе Христа.

И восстав из мёртвых, Христос сперва явился женщинам, а не мужчинам. Мужчины ведь после смерти Христовой оступились от веры, а женщины веры Христовой никогда не предавали. Уточним к тому же: ни преследование веры, ни ересь, ни заблуждения в вере никогда не исходили от женщин; мужчинами же Христос был предан, продан, куплен, обвинён, осуждён, истязаем, распят, наконец умерщвлён. Даже Пётр от Него отрёкся, ученики покинули, только женщины сопровождали Его до самого креста и гроба. Даже язычница, жена Пилата, старалась спасти Иисуса, но не мужчины, веровавшие в Него. Богословы почти единогласно утверждают, что и церковь тогда представляла только женщина, то есть Дева Мария, а потому по заслугам женский пол называют набожным и священным.

идолы Богини

А если вслед за Аристотелем кто–нибудь возразит, у всех–де живых существ самцы сильнее, разумнее и благороднее самок, довольно напомнить слова лучшего учителя, апостола Павла: «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничижённое и ничего не значащее избрал Бог, что бы упразднить значащее».

У Аристотеля есть такой удачный аргумент: если лучшее в одном роде благороднее лучшего в другом роде, то первый род благороднее второго. Лучшая в женском роде Дева Мария, а в мужском роде не родилось никого, кто превосходил бы Иоанна Крестителя: а на сколько его превосходит Божественная Дева, вознесённая превыше всех сонмов ангельских, ведомо всякому католику. Можно выстроить и ещё одну аналогичную аргументацию: если худшее в одном роде хуже худшего в другом роде, то первый род ниже второго рода. Мы знаем, что самое порочное и худшее из всех творений — мужчина: Иуда ли, предавший Христа, о ком Христос говорит: «Для этого человека было бы лучше, если бы он не родился», — или некий Антихрист еще похуже Иуды, в которого и вселится вся сила Сатаны. В писании сообщается о многих мужчинах, осужденных на вечные муки, но нигде не упоминается ни одна осужденная женщина.

Помимо прочего превосходство, добропорядочность и невинность женского пола убедительно доказуемы хотя бы тем, что все беды происходят от мужчин, а не от женщин. Ведь первоотец Адам первым преступил закон Господень, замкнул врата небесные и вверг нас всех в грех и во смерть. Ибо все мы согрешили в Адаме и умираем в Адаме, не в Еве. Первенец Адамов — первый завистник, первый убийца, первый братоубийца, первый отчаявшийся в милосердии Божием, — открыл врата Преисподней. Первым двоежёнцем был Ламех, первым напился — Ной, первым оголил стыд отца своего сын Ноя Хам, первым тираном и идолопоклонником был Нимрод, первым неверным супругом — мужчина, первым нечестиво совокупившимся — мужчина, мужчины также первыми вступили в союзы с демонами и придумали чёрную магию. Сыновья Иакова — они ведь мужчины — первыми продали брата, египетский фараон первым умертвил детей, мужчины первыми погрязли в наслаждениях, противных природе, чем прославились Содом и Гоморра, славные некогда города, погибшие из–за грехов мужчин."


Tags: женственность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments