Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Иерусалимский храм как сад Эдена.

Оригинал взят у aquilaaquilonis в Иерусалимский храм как сад Эдена

Повествование о происхождении человечества в Быт. 3-4 употребляет имя «Ева» всего два раза – в первый раз, когда говорит о том, что она стала «матерью всех живущих» (Быт. 3, 20), и во второй, когда рассказывает о рождении ею Каина (Быт. 4, 1). Во всех остальных случаях, в том числе в рассказе о её сотворении, супруга Адама именуется просто «женщиной» (’išša). У нас есть основания полагать, что одним из источников Быт. 3-4 послужил западносемитский миф о происхождении первочеловека от богов и за образом Евы скрывается ханаанейская богиня-мать Ашера.

Быт. 3, 20 объясняет имя Евы (ḥawwah) тем, что она «стала матерью всех живущих (ḥay)». Однако слово ḥay произведено от корня ḥyh, а слово ḥawwah – от корня ḥwy, который отсутствовал в библейском еврейском языке, зато имелся в угаритском и финикийском. Из этого можно заключить, что имя Евы (ḥwh) попало в Быт. 3-4 из какого-то древнего традиционного источника. Надпись на финикийском языке III в. до н.э., найденная на некрополе Карфагена (KAI 89.1), открывается перечислением эпитетов не называемой по имени богини «Госпожа, Жизнь, Богиня, Царица» (rbt ḥwt ’lt mlkt). Поскольку остальные три слова являются устойчивыми эпитетами ханаанейской богини-матери, т.е. Ашеры, мы можем предположить, что им же является и слово «Жизнь». Финикийское ḥwt точно соответствует еврейскому ḥwh, откуда можно заключить, что имя Ева является эпитетом Ашеры.

При первом её упоминании Ева называется «матерью всех живущих» (’em kol- ḥay) (Быт. 3, 20). В угаритской поэме о любви Ваала и Анат Ваал называет Эла «родитель наш древний» (qnyn ‘l[m]) (KTU, 1.10.III.6). Супруга Эла Ашера неоднократно называется «родительницей богов» (qnyt ’ilm) (KTU, 1.4.III.26 и др.). Вся совокупность угаритских богов именуется «сынами Ашеры», число которых семьдесят (šb‘m bn ’aṯrt) (KTU, 1.4.VI.46). Эл также именуется «отцом богов» (буквально: «сынов Эла») (’ab bn ’il) (KTU, 1.40.7 и др.) и «отцом человеков» (’ab ’adm) (KTU, 1.14.I.37 и др.), отсюда можно и для его супруги Ашеры восстановить эпитеты «мать богов» (’um ’il[m] засвидетельствовано в KTU, 2.31.43) и «мать человеков» (’um ’adm), т.е. «мать всех живущих».

Слова Евы после рождения ею Каина qaniti ’iš ’et-yhwh (Быт. 4, 1) синодальная Библия переводит как «приобрела я человека от Господа», буквальный же их смысл – «я родила человека от Яхве». Корень qnh в библейском еврейском языке действительно может иметь значение «приобретать», напр.: «Если ты купишь (tiqneh) раба еврея» (Исх. 21, 2), однако в ряде случаев он определённо употребляется Еврейской Библией в значении «рождать». По всей видимости, в нём слились два более ранних ханаанейских корня с третьим слабым согласным – qny «рождать» и qnw «приобретать».

В угаритском языке корень qny засвидетельствован уже упоминавшимися эпитетами Эла «родитель» (qny) и Ашеры «родительница» (qnyt). В том же значении его употребляет, обращаясь к Израилю, Моисей в своей прощальной песни: «Не отец (’aḇ) ли он (т.е. Яхве) твой, который родил (qn) тебя… и сотворил (knn) тебя?» (Втор. 32, 6). Словоупотребление здесь точно соответствует уже цитировавшемуся отрывку из угаритской поэмы, в котором Ваал называет Эла «родитель наш…, что сотворил нас» (qnyn… dyknn) (KTU, 1.10.III.6-7). Ср. тж. слова Мудрости: «Яхве родил меня (qnny) в начале пути своего, прежде древних созданий своих» (Притч. 8, 22).

Каин, о рождении которого от Яхве сообщается в Быт. 4, 1, является эпонимным предком племени кенитов, в среде которых и зародился яхвистский культ. По всей видимости, данный отрывок содержит отголосок мифа кенитов о происхождении их первопредка и, вероятно, первочеловека от Яхве и богини-матери. После проникновения яхвизма в Ханаан этот миф слился с местным мифом о порождении человеческого отпрыска Элом и Ашерой. В Иудейском царстве таким отпрыском мог считаться царь, рассматривавшийся как сын божества потенциально с момента своего рождения и актуально – с момента вступления на престол. Отголоски подобных воззрений сохранили Псалмы: «[Яхве] скажет…: “Я поставил царя моего над Сионом, святою горою моею”… Яхве сказал мне: “Ты сын мой; я сегодня родил тебя”» (Пс. 2, 5-7); «Сказал Яхве господину моему (’adoni): сиди одесную меня… От Девы (rḥm, т.е. Ашеры) прежде Рассвета (šḥr, т.е. Шахара)… рождение твоё» (Пс. 109, 1, 3).

Местом обитания Яхве и творения им Адама и его жены Быт. 2 называет сад Эдена, из которого проистекают четыре реки. Угаритские тексты помещают место жительства Эла на горе «у источника рек, возле потока бездн». 28-я глава Книги пророка Иезекииля, содержащая древние мифологические материалы, совмещает эти мотивы. Образ царя Тира отражает миф о согрешившем первочеловеке, отличный от изложенного в Быт. 3: «Ты говоришь: “я бог (’el), обитаю в жилище божием (mošaḇ ’elohim), в сердце морей”» (Иез. 28, 2); «Ты находился в Эдене, саду божием (gan ’elohim)» (Иез. 28, 13); «Я низвергнул тебя, как нечистого, с горы божией (har ’elohim), изгнал тебя, керув осеняющий, из среды огнистых камней» (Иез. 28, 16).

Одним из источников еврейского мифа об изгнании первочеловека мог послужить угаритский миф о «благих богах». После рождения у Эла и Ашеры Шахара и Шалима (Рассвета и Заката) Эл отправляет их к «Госпоже Шапаш (Солнцу) и неподвижным звёздам» (l špš rbt w l kbkbm knm) (KTU, 1.23.54), т.е. на небо. Далее теми же словами рассказывается о рождении «благих богов» (’ilm n‘mm), затем описывается их прожорливость: «Одна губа до земли, другая губа до неба. В их рты входят птица небес и рыба моря» (špt l ’arṣ | špt l šmm | w y‘rb b phm | ‘ṣr šmm | w dg b ym) (KTU, 1.23.61-63). За прожорливость (?) Эл изгоняет своих с Ашерой детей, приказывая им отправиться в «святую пустыню», где они должны «приселиться приселенцами среди камней и среди деревьев на семь полных лет, на восемь круговоротов времени» (tk mdbr qdš | ṯm tgr | gr l ’abnm | w l ‘ṣm | šb‘ šnt tmt | ṯmn nqpt ‘d) (KTU, 1.23.65-66).

Далее «пустыня» (mdbr), в которой странствуют и охотятся «благие боги», противопоставляется «засеянной земле» (mdr‘), вход в которую охраняет «стражник» (nġr). Он пускает в «засеянную землю» «благих богов», которые просят у него хлеба и вина, на этом текст обрывается. «Стражник» угаритского мифа соответствует керувам библейского мифа, которым Яхве поручает охранять вход в божественный сад после изгнания из него перволюдей: «И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Эдена керувов…, чтобы охранять путь к дереву жизни» (Быт. 3, 24).

По всей видимости, еврейское слово kəruḇ (мн.ч. kəruḇim) заимствовано из аккадского языка, в котором kāribum/kurībum (производное от глагола karābum «молиться», «благословлять», «приветствовать», «посвящать») означает особого духа-хранителя. Несмотря на важность керувов в ЕБ (они упоминаются 91 раз) их описание имеется только в Книге пророка Иезекииля: «Вот вид их: подобие их было, как у человека, и у каждого четыре лица, и у каждого из них четыре крыла, а ноги их – ноги прямые, и ступни ног их – как ступня ноги у тельца... И руки человеческие были под крыльями их, на четырёх сторонах их... Подобие лиц их – лицо человека и лицо льва с правой стороны у всех их четырёх; а с левой стороны лицо тельца у всех четырёх и лицо орла у всех четырёх» (Иез. 1, 5-7, 10). Описывая керувов как элемент украшения будущего храма, Иезекииль упоминает только два лица (вероятно, потому что остальные два не видны): «У каждого керува два лица. С одной стороны к пальме обращено лицо человеческое, а с другой стороны к пальме – лицо львиное» (Иез. 41, 18-19).

Трудно сказать, насколько представления Иезекииля о керувах традиционны для Иудеи и насколько на них сказывается аккадское влияние. Судя по тому, что в его видении четыре керува несут на себе небесный свод (Иез. 1, 22), они могут отражать аккадское представление о четырёх ветрах. Керув также отождествляется с ветром в т.наз. «хвалебной песни Давида за избавление от врагов»: «Сел на керува и полетел, и понёсся на крыльях ветра» (2 Цар. 22, 11; то же: Пс. 17, 11). Иезекииль упоминает «ступни тельцов» у керувов, т.е. приписывает им бычьи тела, однако на резных пластинах из слоновой кости, найденных в Самарии, керувы изображены как крылатые львы с человеческими головами, т.е. как сфинксы. Так же изображён керув на каменном рельефе из храма Хадада в Дамаске, ставшего образцом для храма Яхве в Иерусалиме. Точный облик этих существ, таким образом, остаётся для нас неясным.

Согласно жреческому источнику, два выкованных из золота керува стояли лицом друг к другу на крышке «ковчега завета», покрывая её своими крыльями; из пространства между двумя керувами Яхве разговаривал с Моисеем (Исх. 25, 18-22). Отсюда возникло устойчивое обозначение «ковчег завета Яхве Воинств, сидящего на керувах (yošeḇ ha-kəruḇim)» (1 Цар. 4, 4). Изображения керувов были также вытканы на покрывалах «скинии завета» (Исх. 26, 1, 31; 36, 8, 35).

Девтерономический источник утверждает, что в «святая святых» Иерусалимского храма находились два огромных керува высотой десять локтей (ок. 5 м) каждый. Они были вырезаны из дерева и покрыты золотом. Их внешние крылья простирались к стенам храма, а внутренние соединялись, образуя престол, на котором восседал Яхве (3 Цар. 6, 23-28). «Ковчег завета» стоял под внутренними крыльями керувов, служа подставкой для ног Яхве, ср.: «Это место моего престола и место стопам моих ног, где я буду жить среди сынов Израилевых во веки» (Иез. 43, 7).

Резные изображения керувов покрывали также стены и двери храма: «И на всех стенах дома кругом сделал резные изображения керувов и пальмовых дерев (timorot) и распускающихся цветов, внутри и вне… Для входа в святое святых сделал двери из масличного дерева, с пятиугольными косяками. На двух половинах дверей из масличного дерева он сделал резных керувов и пальмы и распускающиеся цветы и обложил золотом; покрыл золотом и керувов и пальмы. И у входа в храм сделал косяки из масличного дерева четырехугольные, и две двери из кипарисового дерева... И вырезал на них керувов и пальмы и распускающиеся цветы и обложил золотом по резьбе» (3 Цар. 6, 29-35). Сходным образом представлен и будущий храм у Иезекииля: «Сделаны были керувы и пальмы (timorim): пальма (timora) между двумя керувами... От пола до верха дверей сделаны были керувы и пальмы, также и по стене храма» (Иез. 41, 18-20).

Слово timora, которое используется при описании Иерусалимского храма, по всей видимости, означало пальму как декоративный элемент, т.е. пальметту. Финиковая пальма как живое дерево обозначалась словом tamar, и такие деревья, вероятно, тоже украшали Иерусалимский храм: «Праведник цветёт, как пальма (tamar), возвышается подобно кедру на Ливане. Насаждённые в доме Яхве, они цветут во дворах бога нашего» (Пс. 91, 13-14).

Сопоставив сообщение о том, что Яхве «поставил… керувов…, чтобы охранять путь к дереву жизни» (Быт. 3, 24), с описаниями изображений керувов по сторонам от пальмы в Иерусалимском храме, можно сделать вывод, что деревом жизни в саду Эдена была именно финиковая пальма. Что касается дерева познания добра и зла, то им, по всей видимости, была смоква (она же фиговое дерево или инжир, евр. tə’ena), т.к. после того, как Адам и Ева отведали его плодов, они «сшили смоковные листья и сделали себе опоясания» (Быт. 3, 7).

Судя по вышеприведённым описаниям убранства допленного Иерусалимского храма, он осознавался его современниками как символическое воспроизведение сада Эдена, где среди священных деревьев обитает божественная чета Яхве (отождествлённого с Элом) и Ашеры. Помимо финиковых пальм в виде изображений и живых деревьев Ашеру как дерево жизни мог представлять её «истукан» (pesel), об установке которого в Иерусалимском храме царём Манассией сообщает девтерономический источник: «и поставил истукан Ашеры, который сделал, в храме…» (4 Цар. 21, 7). Другим символом ханаанейской богини-матери была змея (присутствующая в рассказе о саде Эдена). По-видимому, «медный змей», которому «кадили сыны Израилевы» (4 Цар. 18, 4), находился также в Иерусалимском храме.

Одна из четырёх рек, вытекавших из сада Эдена, называлась Гихон (Быт. 2, 13). Так же назывался источник в Иерусалиме, у которого помазывались на царство иудейские цари (3 Цар. 1, 33-34). По всей видимости, обряд венчания правителя Иудеи на царство представлял собой его символическое рождение в саду Эдена от Яхве и Ашеры.


Древо познания добра и зла – смоква (фиговое дерево, инжир)

mosika_901_00001

Древо жизни – финиковая пальма


mosika_901_00001
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
От себя ещё добавлю пару строк:

Что касается источников Мифа, то они буквально "носятся в воздухе" и могут быть схвачены-подхвачены тонко-чувствительными людьми (шаманами, мистиками, поэтами, пророками) одновременно и сразу в нескольких местах. Поэтому вовсе не обязательно библейский Миф о сотворении мир появился в каком-то одном конкретном месте, а потом в готовом виде попал к евреям. Тут, скорее, дело обстояло примерно как со снежным комом: он катался веками от Египта до Вавилона и постепенно приобретал законченные формы. Такие вещи не пишутся за один присест одним человеком и в одном месте.

Tags: Библия, Ханаан
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments