Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Про этрусских лукумонов.

"Этрусская цивилизация недаром именуется загадочной, но, пожалуй, самой большой загадкой остаётся то, о чём пойдёт речь,- лукумоны.

Знакомтесь, это - Ларис Пулена, лукумон

Если вы самостоятельно попытаетесь определить значение слова "лукумон", то, вероятно, скоро начнёте недоумевать. Отыскать это слово нелегко, но, проявив упрямство, вы обнаруживаете целую россыпь значений. Это даже забавно, что их так много, ведь все они опираются на одно-единственное суждение Сервия, римского грамматика, жившего около IV-V веков н. э. Он оставил нам пространные комментарии к поэмам Вергилия. Относительно лукумонов он заявлял следующее: "Лукумоны на языке этрусков цари". Это утверждение породило целую вереницу разнообразных суждений в Новое время. Одни считали лукумонов просто царями. Другие уточняли - наделёнными сакральной властью. Третьи полагали лукумонов родовыми старейшинами, четвёртые - выборными царями. Ещё одно мнение: сословие аристократов. Наконец последнее: совершенно особая должность.

С 20-х годов нашего века заговорили об этрусском шаманизме. В качестве признаков выделялись следующие моменты: проявление экстатического состояния, развитые представления о всевозможных духах, перемена пола, путешествие в загробный мир. Даже при малости и невнятности источников можно обнаружить в этрусском материале все "составляющие" шаманизма. Если воспользоваться их классификацией советского исследователя Е. В. Ревуненковой, то получим следующее. Для этрусков типичны "представления о трёхчленном строении мира и о космической оси, связывающей три зоны вселенной между собой". В частности, совершенно хрестоматийно этот признак заявил о себе в архитектуре погребальных комплексов VII-VI веков до н. э.

Второй признак - "медиумная составляющая: наличие лица, реализующего эту связь". Такой фигурой и оказывается лукумон. Наиболее точный вариант "прочтения" сущности лукумона, по нашему мнению, даёт аналогия на африканском материале. Речь идёт о королевствах Лоанго, Каконго, Нгойо на побережье западной экваториальной Африки. Как и в Этрурии, система власти здесь опиралась на право владения землёй. Вся власть в форме особого понятия "Вене" концентрировалась в верховном правителе, "короле", как его условно назвали европейцы. Именно инкарнация "Вене" давала неограниченную власть над подданными. "Вене" можно понять как эманацию духов земли, ушедших в землю предков. Земля считалась неделимой между индивидами, так как её собственником выступал весь клан, при этом не только его живые представители, но в первую очередь все уже умершие члены. Их земным представителем и выступал "король". Если бы вдруг была перекрыта данная связь, то прекратилось бы поступление "Вене" во внешний мир, который неминуемо бы погиб. На начальном этапе своего пребывания в сане "король" даже именовался "покойником". И такую стадию существования лукумона мы обнаруживаем, анализируя памятники изобразительного искусства Этрурии.

Сила, позволяющая вождю управлять этим миром, зависит физически от соприкосновения с пребывающими под землёй. Некоторое распространение имела "Вене" и во внешний мир. Эта особая сила распространялась на небольшую группу людей, окружающую "короля". Они обладали исключительными привилегиями. И в этом случае опять возникает аналогия этрусским порядкам. Этруски - это та часть многонационального, построенного на кастовой основе этрусского общества, на которую распространялась благодать, исходящая через лукумонов. В Африке те люди были потенциальными наследниками "короля". В течение своей жизни наследники совершали медленное приближение к престолу, переходя со ступени на ступень особой святости, а это окружалось всё более жёсткими ритуалами. Такая ритуализация достигала апогея у "короля". Нельзя было, например, смотреть, как он ест и пьёт, нарушение каралось смертью.

XII век до н. э. стал для всего Средиземноморья эпохой катастроф. Варвары, пришедши в движение огромные массы людей, населявших Центральную Европу, двинулись на юг, сокрушая на своём пути высокоразвитые цивилизации. Погибла Ахейская Греция, воспетая Гомером страна Агамемнона и Одиссея. И на Апеннннском полуострове всё было разрушено и сожжено. Однако эти толпы переселенцев так и не решились вторгнуться в этрусский "амфитеатр".

Это было тем удивительнее, что если этрусский регион пребывал ещё в бронзовом веке, то пришельцы принесли с собой умение обращаться с железом. Судя по археологическим данным, были они очень воинственны. Но несмотря на свои преимущества, остановились у границ этрусского "амфитеатра" и оставались в такой позиции длительное время: примерно с XII по IX век до н. э. Но и потом, когда они, очевидно, сумели приспособиться к новым условиям н начали движение внутрь "амфитеатра", это движение, похожее на колонизацию, не проявило себя насильственно. Напротив, возникает симбиоз культур. Обитатели осёдлых поселений и воинственные обитатели задворок этрусского "амфитеатра" образуют тандем. Некогда страшные пастухи, очевидно, составили базу формирующихся низовых слоёв населения, чьё положение, по оценкам греко-римской традиции, мало отличалось от рабского. Не углубляясь во все эти процессы, скажем только, что стремительное образование государственности нового типа на этрусской земле стало ответом на колониальные устремления Греции и Карфагена. Благодаря слиянию старых и новых организационных структур в этрусском "амфитеатре" возник симбиоз умения жить на этих землях и силы, способной оборонить от внешних врагов. Этрусские поселения, будущие знаменитые города, смело "шагают" теперь навстречу морю, вознесшись на высоких неприступных плато.

В результате стремительных преобразований фигура древнего лукумона в новом обществе как бы скрывается в тени. Носителем высшей власти становится правитель в стиле древневосточных деспотов. Духовность лукумона теперь частично ассимилируется им, причём возникает некая трёхчленная система по сохранению силы земли. Между новым правителем и старым властителем возникает, фигура женщины.

Обратимся к конкретному примеру - гробнице Реголини-Галасси в Цере. Очень важно устройство гробницы. В ней обнаружено три места погребения, но реально погребённый - только один: кремированные останки в глиняной урне с крышкой, украшенной фигуркой коня. Если за "уровень земли" принять пол в гробнице, то урна окажется "под землёй", в специально заглубленной камере. Второе место уже как бы "над землёй", на переносном металлическом ложе. Наконец, третье место, самое удалённое по галерее от входа, устроено прямо "на земле". Первое и второе места погребения, судя по набору утилитарных предметов,- мужские. Третье - явно женское. Между всеми тремя установлена специфическая связь, на которую никто пока внимания не обратил. От первого до второго места расставлены крошечные глиняные фигурки высотой 10-11 сантиметров - женщины, одетые в длинные хитоны с короткими рукавами. Волосы уложены в характерную причёску: очень длинные волосы заплетены в одну косу, доходящую до земли, за спиной, а две "большие тонкие косички лежат на груди. У 24 фигурок правая опушенная рука закрывает раскрытой ладонью низ живота. Левая рука согнута в локте и охватила горло. У одной из фигурок описанное положение рук передано зеркально. У 8 фигурок обе руки согнуты в локтях и раскрытые ладони положены на предплечья. Фигурки своеобразной цепочкой "тянулись" от оссуария к металлическому ложу и выстраивались в полукруг - от одной боковой стенки гробницы до другой. Зачем?

Это ритуал, предполагающий этапы физического преображения умершего на том свете. Первый этап - вхождение в пространство иного мира в виде коня. Останавливаться подробно на этой широко известной символике уподобления, очевидно, не стоит: о связях коня с преисподней уже много написано. Следующие этапы преображения осуществляются уже при участии женшин-богинь. В гробнице Реголини-Галасси выстраивается цепочка захоронений, и фигурки "косатых", найденные между ними, выполняли функции связующих элементов. По мере приближения к конечному пункту заупокойного путешествия иконография "косатых" насыщается деталями, явно свидетельствующими в пользу их сверхъестественности. В женском захоронении перекрещиваются две линии: с одной стороны, трансформация косатых, с другой стороны, преображение мужчины в женщину. Иными словами, здесь происходит нечто вроде возвращения души умершего в женское лоно, чтобы из чрева земли (сиречь - чрева матери) начать новый путь в мироздании. Это хорошо известный религиоведам комплекс представлений, широко распространённый у разных народов Земли. Мужчина, вступающий под землю в виде коня, преображается в особое женское божество. Интересно, что это чудесное преображение, так рано и столь подробно фиксируемое в Этрурии, будет действовать здесь очень долго, во всяком случае ещё во II веке до н. э. давая о себе знать.

(Несколько замечаний относительно "косатых". Ведущая роль в формировании образа "косатых" в "Этрурий принадлежит Сардинии. На этом острове существовала особая категория женщин - воинственных, вооруженных, наделенных, очевидно, значительной властью. Отличительной особенностью этих сардинских амазонок были длинные толстые косы на груди. Анализ экономической истории древнейшей Италии подтверждает параллелизм формирования Сардинии и Этрурии, так что и здесь, видимо, были своеобразные амазонки.)"

Источник.

Да, нам трудно понять, кем был Сталин в СССР в прошлом веке, тем более трудно понять, кем были лукумоны у этрусков 2700 лет назад. Сталин де-юре был секретарём ЦК ВКП(б), но это ни о чём не говорит. Де-факто он был "красным царём", самодержцем типа Ивана Грозного. У этрусков всё запутано в ещё большей степени: мало того, что у них арийский "новодел" наложился на древнейшие автохтонные средиземноморские традиции, так ещё этот "новодел" мы рассматриваем через кривое зеркало греко-римских авторов, толковавших всё по-своему.

Tags: Сардиния, амазонки, царь, этруски
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments