Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Пережитки матриархата на Кавказе.

В продолжение предыдущей записи Аталычество.

Семейный быт на Кавказе сохранял к концу XIX — началу XX вв. ряд архаических черт.

Избегание.

Удивительны обычаи воспитания у осетин. Мальчик лишён родительской ласки. С. Кокиев, подчеркивая, что у осетин было «развитое чувство стыдливости и приличия», говорит: «...Избави Бог, чтобы осетин взял на руки своего ребёнка и приласкал его в присутствии кого-нибудь, в особенности старшего или родной матери, отца и т. д.». К. Борисевич также отмечал, что отцы любят своих детей, но ласкать, брать на руки, играть с ними никогда не станут. Другой автор, Г. А. Вертепов, обращает своё внимание на то, что при мягком отношении к детям отец никогда не приласкает своего ребёнка, не обратится к нему и делает вид, что не замечает его. Если сам ребёнок потянулся к отцу, то и это ему ставили в упрёк, что, мол часто нянчит его. «Если бы даже случилось несчастье с сыном, — писал он, — и тогда отец не должен вмешиваться, если при этом присутствуют посторонние люди».

Рассматриваемые обычаи затрагивали и мать, хотя в меньшей степени, чем отца. Женщина не могла пройти по улице, держа на руках своего грудного младенца. В случае необходимости она брала в качестве сопровождавшего лица с собой девочку, которая несла её ребёнка.

В этнографической науке обычаи избегания нашли своё отражение в трудах М. О. Косвена, Я. С. Смирновой, X. В. Дзуцева, Н. А. Кислякова и были определены ими как переход от матриархата к патриархату, матрилокального поселения к патрилокальному и матрилинейного счёта родства к патрилинейному. Главной целью было избежать действий и поведения, которые проявляли ещё не утвердившуюся патриархальную близость к детям. Происхождение избегания объясняют и условиями существования большой патриархальной семейной общины, где все дети считались общими и проявление родительских чувств к собственным детям не допускалось.

Однако, как отмечает В. К. Гарданов, нельзя правильно понять весь комплекс обычаев избегания между родителями, и детьми «без учёта характерной для классической первобытности принадлежности детей не родительской семье, а всему родственному коллективу, в котором они родились и живут, вскармливаются и воспитываются». Этот порядок В. К. Гарданов предложил назвать «первобытной общностью детей».

Авункулат.

В семейном быту осетин в рассматриваемый период времени большую роль играли и пережитки авункулата. Имеется в виду, что дяди по матери считаются большей роднёй, чем дяди по отцу. «Иногда даже можно слышать от осетина признание, что к дяде по матери он питает большую родственную близость, чем к дяде по отцу». Осетинский народный фольклор также доносит до нас отголоски этого порядка. Гуцыром Шанаевым записано «Сказание о Святом Уастырджи». Суть сказания в том, что Св. Уастырджи посетил под видом всадника трёх братьев-бедняков, бывших на сенокосе. Желая помочь им, Уастырджи спросил, чего бы они хотели просить у Бога. Два старших брата высказали свои пожелания, а третий, младший, ответил: «Прошу тебя, дорогой гость, дозволения сбегать за советом к братьям моей матери, от которых только одних и можно получить истинный родственный совет».

«Хæрæфырт барджын у», «хæрæфырт тыхджын у» («Сын сестры имеет много права», «сын сестры силён»), — говорили у осетин, имея в виду права племянника в доме материнского дяди. Сын сестры имел особые права на имущество своего дяди и вообще на имущество материнской родни. Истоки этого порядка М. Ковалевский относит к периоду существования матриархальной семьи, когда «защитником детей являлся брат матери и когда племянник наследовал брату своей матери».

Обычное право осетин тесно связывало материнского дядю и племянника взаимными обязательствами выполнения обычая кровной мести. По сведениях Б. В. Скитского, у осетин из родственников убитого дядя по матери был особо непримиримым врагом для убийцы. Родной брат являлся защитником и покровителем не только своих сестёр, но и их детей; дети сестры считались членами семьи. Об обязанностях племянника гласила поговорка: «Хæрæфырт туг исæг у» («Племянник — мститель»). Дословно— «Племянник, берущий кровь».

По словам М. К. Гарданова, когда мальчик подрастал, его отсылали к родственникам матери с «кувæггæгтимæ» (угощением). Те должны были выделить племяннику так называемый «хæрæфырты лæвар», т. е. «дары племяннику». В него, в частности, входили медные вещи, конь со сбруей, ружьё, скот. Всё это племянник мог получить в детстве или при женитьбе. Мог их потребовать и в любое другое время в случае настоятельной необходимости, нужды. Постепенно размер даров уменьшался, он мог быть далеко не столь значительным и зависел от материального состояния семьи материнской родни, но долгое время обязательным оставалось дарить коня. Став взрослым, племянник мог напомнить об этом. Если не дарили, тогда он, заприметив лучшего коня, похищал его. Односельчане, соседи не только не осуждали этот насильственный акт, но расценивали его как вполне закономерный и считали его как своеобразным проявлением мужества, самостоятельности. Вместо коня племянник мог увести быка, унести такие ценные вещи, как саблю, ружье, медный котёл.

Таким образом, у осетин весьма чётко выступают пережитки авункулата, восходящие к имущественной общности, которая прежде существовала между дядей и племянниками, как членами одной материнской общины.

Аталычество

Одним из этнографических институтов, встречавшихся в быту осетин, было аталычество, известное почти всем народам Северного Кавказа в большей или меньшей степени. Сущность института аталычества заключается в том, что ребёнок вскоре после рождения переходил на более или менее продолжительное время в другую семью, а затем возвращался к своим родителям.

Желавшие взять ребёнка на воспитание посылали своих представителей к родителям новорождённого, и если те соглашались, то ребёнка в сопровождении его близких родственников, а также будущего аталыка и его близких родных торжественно отправляли в дом воспитателя. Родители не должны были навещать ребёнка и только «в день, когда ребёнку минет год (это в том случае, если ребёнка брали сразу же после рождения), воспитатель и жена его являлись с младенцем в дом его родителей, где праздновался «кæхц», а затем опять возвращали его в семью аталыка. Ребёнок оставался у аталыка, по данным В. Б. Пфафа до 6-летнего возраста, по другим сведениям до 7—10 лет. Имеются источники, где указываются и более длительные сроки: 10—13 лет и даже 16—17 лет, т. е. период добрачного возраста. В этом случае часто аталык принимал на себя обязанности женить своего хъана, выбирал девушку соответствующего происхождения, просил её руки у родителей и платил выкуп.

На воспитание, в основном, отдавали мальчиков, реже девочек. Аталык заботился о нём, как о своих собственных детях и даже больше. Нам рассказали случай, когда Цориевы взяли на воспитание ребёнка из феодального рода Каражаевых в грудном возрасте. У самих Цориевых тоже был ребёнок. Когда грудного молока не стало хватать на обоих детей, мать отняла от груди собственного ребёнка с тем, чтобы обеспечить воспитаннику нормальное кормление. Г. Кокиев отмечал, что родные дети аталыка могли ходить в чём угодно, питаться как угодно, а емчег (воспитанник), за которого аталык чувствовал ответственность перед сильным и могущественным родом, должен был быть всегда одет, обут в самое лучшее и питаться самым лучшим, что было в доме воспитателя.

После окончания срока воспитания воспитанника возвращали к родным в торжественной обстановке. Его наряжали в лучшие наряды, дарили кинжал, пистолет и лошадь. Возвращался он верхом в сопровождении сверстников, которые пели и джигитовали. У родных воспитанника их ожидал пир, пляски, песни. В результате устанавливались родственные отношения не только между семьями воспитателя и их воспитанника, но и в целом между этими двумя родами. Родство это поддерживалось и чтилось высоко.

Большим вкладом в изучение аталычества явилась работа М. О. Косвена «Аталычество». Своё дальнейшее разрешение проблема аталычества находит в трудах В. К. Гарданова. Им были значительно расширены этнические рамки распространения аталычества, в частности, не только отмечено широкое бытование его у тюркских и монгольских народов, но также выяснено, что именно у них аталычество проявлялось в наиболее ярких, даже классических формах, в то время как М. О. Косвен считал, что нет оснований говорить «о сколько-нибудь широком и глубоком распространений аталычества у тюркских народов», а о монгольских народах не упоминалось вообще.

На основании сравнительного историко-этнографического материала В. К. Гарданов прослеживает эволюцию этого порядка. Так, пребывание детей в семье аталыка в переходный период развития первобытного общества от матриархата к патриархату он объясняет своеобразной данью материнскому праву и сопутствующей ему первобытной общностью детей, когда воспитатель-аталык и дети, принадлежавшие всему первобытно-родственному коллективу, основанному на материнском праве, постепенно становились членами отцовской семьи, входящей в состав патриархального рода. В этот период архаически аталыком был материнский дядя, и на этом первоначальном этапе оно тесно связано с авункулатом. В качестве другой формы изживания первобытной общности детей в условиях патриархального порядка автор рассматривает отдачу на воспитание в любую другую семью, но только не родственную по материнской линии, ибо опасались, что такая семья могла бы по патриархальной традиции предъявить свои права на ребёнка, противопоставив их отцовским правам.

Из книги "Этнография детства у осетин", авторы Х.В. Дзуцуев, Т.З. Бесаева. Источник.


Tags: Кавказ, авункулат, аталычество
Subscribe

Posts from This Сommunity “Кавказ” Tag

  • Культ богини Тушоли у ингушей (2).

    "Все ингушские общества имели свой собственный небольшой храм, посвящённый Тушоли. Тот, который находился в селении Кок, имел следующие…

  • Культ богини Тушоли у ингушей (1).

    yyprst поделился ссылкой на статью о древних верованиях ингушей на Настоящем Ингушском Форуме. Статья грамотно написана, и по всем…

  • О женской инициативе в брачном выборе.

    Оксана Саидовна Мутиева в статье "ЖЕНСКАЯ ИНИЦИАТИВА В ВЫБОРЕ БРАЧНОГО ПАРТНЁРА В ТРАДИЦИОННОМ ДАГЕСТАНСКОМ ОБЩЕСТВЕ (XIX-НАЧАЛО XX ВВ.)"…

  • «Материнский язык».

    Это не то, что вы подумали. Это не матерщина. Х.В. Шахбазова в статье "Гендерные признаки русских и чеченских фразеологических и…

  • Богиня-Мать.

    Из лекции Александры Барковой. Первый и главный вопрос, связанный с Богиней-Матерью, вопрос, увы, совершенно некорректно поставленный, но наше…

  • Пережитики матриархата в нартском эпосе.

    Социальная организация в нартском эпосе неоднотипна, что связано с динамикой представлений о мире в разных эпических школах. В сосруковском…

  • Как культура умершего народа "просачивается" в культуру живых (4).

    "Загадочное древнее балкарское селение Эль-Тюбю в верховьях Чегемского ущелья на левом берегу реки Чегем. Когда появилось это селение, сейчас…

  • Аталычество.

    Автор - М. О. Косвен (с некоторыми сокращениями). Утвердившийся в кавказоведческой литературе термин аталычество взят от слова аталык, которым…

  • К реконструкции общества древних нартов.

    Социальная организация в нартском эпосе неоднотипна, что связано с динамикой представлений о мире в разных эпических школах. В сосруковском цикле,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment