Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Матриархат из тонкой паутины.

В продолжение записи "О "прядении" миров Богиней-паучихой".

Одной из природных "икон" Великой Богини является образ паучихи, которая соткала из своего тела каркас Вселенной. (Космическая паутина (или тёмная паутина) — нити из тёмной материи в межгалактическом пространстве и образуемая ими структура.)

Вселенная

Интересно, как из этого образа Паучихи, ткущей паутину мира, "вытекает" матриархат.

Вот такие немощные, да ещё к тому же и слепые, паучки живут в тёмных пещерах.

паучок

Эти дремучие интроверты сидят на одном месте и ведут замкнутый образ жизни. Но они не сидят без дела, а потихоньку делают свой маленький "бизнес" - прядут паутину. "Этому типу пауков нереально много лет, и они выживают в условиях полной темноты. Они живы, а значит, достаточно эффективны, раз могут находиться в 100% темноте", - говорит автор статьи "Почему из паука бизнесмен лучше, чем из вас?". Это, кстати, к вопросу о "жизнеспособности" матриархата.

Ну и, далее, мы переносимся на минойскую эпоху.

fresco-from-akrotiri-everyday-life

Ю.В.Андреев, комментируя эту фреску, пишет:

"Специфическая форма минойского общества в бронзовом веке, как нельзя лучше представлена в кульминационной сцене южной части, так называемого «морского фриза», открытого в одном из домов погребённого под вулканическим пеплом поселения Акротири на острове Фера. На фреске изображён небольшой приморский город, все жители которого в радостном возбуждении ожидают прибытия кораблей, приближающихся к городу, изображённому на левой стороне. Судя по всему, художник намеревался изобразить торжественную встречу минойского флота, возвращающегося к родным берегам из какого-то далёкого и опасного плавания. В этой своеобразной пантомиме сразу же обращает на себя внимание, видимо, сознательно подчёркнутое художником противопоставление мужского и женского населения приморского городка.

Женщин на этом фрагменте всего семь, в то время, как мужчины изображены по преимуществу в движении — часть из них — молодые люди в коротких набедренных повязках — выстроились в ряд на причальной стенке и красноречивой жестикуляцией выражает свою радость и нетерпение; другая часть мужчин — вероятно, люди более пожилого возраста в длинных одеяниях, напоминающих плащи, — неспешно шествует по склону горы навстречу кораблям; несколько юношей стремительно взбегают на вершину скалистого мыса, чтобы первыми приветствовать подплывающий флот; мужские головы виднеются также в окнах домов, на открытых верандах и кое-где на крышах. Обратите внимание на характерный «благословляющий» жест крайней слева женской фигуры — жрицы.

В этом маленьком спектакле, возможно, близком к священнодействию, имявно отведена какая-то особая роль, поднимающая их над всеми прочими его участниками. Можно предположить, что в особо торжественных ситуациях, подобных той, которую художник представил в этой сцене «морского фриза», появление женщин на крышах своих домов было предусмотрено праздничным ритуалом, как своеобразная демонстрация священных изображений или живых воплощений божества. Ни одной женской фигуры не видно на противоположной части этой же фрески, изображающей отплытие флота, за которым напряжённо следят жители другого, видимо, чужеземного города.

Женщины застыли в монументальной неподвижности, возвышаясь на крышах домов подобно изваяниям. Они изображены заметно крупнее мужчин, юноша, помещённый художником за спиной одной из этих «матрон», кажется ребёнком рядом с ней. Сходство женщин со статуями ещё более усиливается благодаря белому цвету их кожи и одеяний.

Эти «дамы», изображённые на фресках, явно не похожи на гаремных затворниц, которых их мужья или отцы выпустили из привычного заточения во внутренних покоях домов по случаю большого общенародного торжества. Скорее напротив, мы можем видеть в них горделивых домовладычиц, величественно взирающих с кровли своих жилищ на окружающую их праздничную суету, своего рода «пчелиных маток» этого пёстрого «человеческого улья». На эту мысль нас наталкивает и подчёркнутая статуарность их поз, и массивность их фигур, и даже сама их малочисленность. Оставаясь в полной неподвижности, женщины как существа, по своей природе особо близкие к Великой богине, могли заряжать исходящей от них «магической энергией» всех остальных участников этого празднества
".

Вот они, "паучихи"! Опутали своей паутиной всё Средиземноморье, не сходя с места. Это морское владычество Крита по недоразумению называют "талассократией Миноса", хотя Минос тут совсем ни при чём. Существуют большие сомнения в его подлинном историческом существовании. Да даже если бы он и существовал, постороенный им флот сгнил бы после его сметри, как сгнил без дела флот Петра Первого.

Примерно такой же "паучихой" была моя покойная бабуся, о которой я упоминал в предыдущей записи.
.
Tags: Крит, космогония, матриархат, паучиха
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments