Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Про Зевса Минойского и кносский "дворец"-лабиринт.

Вновь возникает историческая параллель между греками-ахейцами и варягами-русами.

Потомок варягов и рюрикович, "равноапостольный" князь Владимир, как известно, "слепил" в Киеве, во дворе своего терема, пантеон богов, которые, судя по именам, были "сборной командой" от Прибалтики до Ирана. Подобным же образом поступили и греки-ахейцы, после того как они объявились на Крите. Естественно, они первым делом заявили свои права на Кносс, самый богатый город Крита, где было чем поживиться. И вот там-то ахейцы и создали свой пантеон. Очевидно, оттуда-то и пошёл слух, что Зевс родился на Крите. Там же было создано то, что Эванс назвал «ахей­ской леген­дой» - миф о Мино­се и его потом­ках, царях Кри­та. Пер­вый царь Кри­та (Кнос­са) Минос был сыном Зев­са. Эта легенда о том, что на минойском Крите существовала царская власть, полностью заменила действительность.

"Фор­ма, в кото­рой мифы рас­ска­зы­ва­ют нам о боже­ст­вен­ном про­ис­хож­де­нии Мино­са, пред­став­ля­ет­ся несколь­ко стран­ной. Зевс, пре­вра­тив­шись в быка, похи­тил фини­кий­скую царев­ну Евро­пу, кото­рую затем умчал на Крит. Пло­дом люб­ви Зев­са и Евро­пы и стал Минос. В мифе ясно замет­но его негре­че­ское про­ис­хож­де­ние: живот­ной ипо­ста­сью Зев­са у гре­ков был орёл. Далее крит­ские мифы повест­ву­ют о стран­ной люб­ви, кото­рой жена Мино­са, дочь бога Гелиоса Паси­фая, вос­пы­ла­ла к пре­крас­но­му быку, выслан­но­му из моря по прось­бе Мино­са, желав­ше­го таким (не менее стран­ным) спо­со­бом дока­зать свои пра­ва стать царём Кри­та", - пишет В. Г. Борухович в своей монографии "Зевс Минойский". И далее:

"Этот миф нель­зя не поста­вить в связь с теми памят­ни­ка­ми миной­ской куль­ту­ры, кото­рые были откры­ты Эван­сом в Кнос­се. Здесь преж­де все­го обра­ща­ют на себя вни­ма­ние фрес­ки Кнос­ско­го двор­ца, изо­бра­жаю­щие игры моло­дых деву­шек с беше­но мча­щим­ся быком. В миной­ских куль­то­вых местах посто­ян­но встре­ча­ет­ся свя­щен­ный сим­вол — «рога посвя­ще­ния»  (сти­ли­зо­ван­ные рога быка). Две пары таких рогов откры­ты в неболь­шом свя­ти­ли­ще в юго-запад­ной части Кнос­ско­го двор­ца. Меж­ду рога­ми най­де­ны отвер­стия, куда встав­ля­лись двой­ные топо­ры, «лаб­ри­сы». <...> Как отме­ча­ет Кен­шер­пер, двой­ной топор и рога посвя­ще­ния явля­ют­ся наи­бо­лее извест­ны­ми, но, по мет­ко­му заме­ча­нию Мари­на­то­са, наи­ме­нее понят­ны­ми сим­во­ла­ми миной­ской рели­гии. Необык­но­вен­ная рас­про­стра­нён­ность этих сим­во­лов гово­рит о все­об­щем харак­те­ре это­го куль­та на Кри­те. В этом куль­те свя­щен­ное живот­ное — миной­ский бык — дол­жен был играть глав­ную роль".

Фреска.(действо с быком) Крит, Кносс.

"Стран­ный на наш взгляд миф о люб­ви Паси­фаи, жены Мино­са, к быку явля­ет­ся, вне вся­ко­го сомне­ния, гре­че­ским осмыс­ле­ни­ем миной­ско­го обряда, в кото­ром справ­лял­ся «свя­щен­ный брак» жены крит­ско­го царя-жре­ца с быком (живот­ной ипо­ста­сью вер­хов­но­го миной­ско­го боже­ства, «Миной­ско­го Зев­са»). <...> Афи­ны, сохра­нив­шие уна­сле­до­ван­ные от пеласгов (древ­не­го насе­ле­ния Атти­ки — Her. VIII. 4) свя­зи с миной­ски­ми куль­та­ми, соблюда­ли доволь­но дол­го ана­ло­гич­ный обряд. Ари­сто­тель в «Афин­ской поли­тии» (III. 5) сооб­ща­ет, что жена афин­ско­го архон­та-царя (что осо­бен­но важ­но!) всту­па­ла в риту­аль­ный брак с Дио­ни­сом в Буко­лии (хра­ме Дио­ни­са, назва­ние кото­ро­го про­из­веде­но от сло­ва «бык», и сам Дио­нис чтил­ся ино­гда в обра­зе быка)".

Этот «свя­щен­ный брак» жены царя с богом прекрасно подтверждает то, о чём мы недавно писали: власть в архаических обществах передавалась по женщине, власть регламентировалась женщиной, но женщина никогда не утверждалась властителем институционно. То есть, вождь или царь лишь в том случае считался легитимным правителем, если он "приобщался" божественной благодати через женщину, которая находится в мистической связи с божеством. По сути, и наша современная политическая система является поздней "отрыжкой" данного концепта; только вместо женщины-пифии или пророчицы у нас теперь выступает народ в своей женской ипостаси Родины-Матери; правитель лишь тогда считается легитимным, если народ - коллективная "баба" - на выборах или референдумах выскажет своё "одобрямс".

"В крит­ских мифах Зевс в обра­зе быка, Минос — царь Кри­та и сын его Мино­тавр высту­па­ют в нераз­рыв­ном един­стве. Поэто­му Бете при­шёл к вполне логич­но­му выво­ду, что тер­мин «Минос» явля­ет­ся боже­ст­вен­ным титу­лом крит­ских царей вооб­ще, «вар­вар­ским име­нем боже­ства неко­е­го негре­че­ско­го наро­да». Инте­рес­но сопо­ста­вить этот вывод Бете с титу­ла­ту­рой фара­о­на Егип­та. Фара­он посто­ян­но назы­вал­ся «мощ­ный телец». На таб­лет­ке Нар­ме­ра еги­пет­ский царь изо­бра­жён в виде быка, рога­ми раз­ру­шаю­ще­го вра­же­скую кре­пость".

Здесь, с одной стороны, подтверждается наше мнение о том, что царя Миноса, как исторического персонажа, никогда не существовало. Что же касается "критских царей", я здесь уподоблюсь Фоме неверующему: пока не покажут гробницы критских царей и царские дворцы на Крите, я не поверю в критских царей. Пока кроме басен о Миносе мы про других "критских царей" ничего не знаем.

"Мож­но пред­по­ло­жить, что в еже­год­ный празд­ник Миной­ско­го Зев­са, бога в обра­зе быка, при­но­сил­ся в жерт­ву свя­щен­ный бык, после чего устра­и­ва­лись очи­сти­тель­ные риту­а­лы и куль­то­вые игры с быка­ми, кото­рые изо­бра­же­ны на фрес­ках Кнос­ско­го двор­ца. Мы видим здесь девуш­ку, сто­я­щую в позе адо­ра­ции, с вытя­ну­ты­ми впе­рёд рука­ми, тогда как дру­гая совер­ша­ет голо­во­кру­жи­тель­ный пры­жок через спи­ну беше­но мча­ще­го­ся быка. Нет сомне­ния, что этот же обряд был усво­ен и микен­ца­ми. На фрес­ке Тиринф­ско­го двор­ца мы видим разъ­ярён­но­го, быст­ро мча­ще­го­ся быка, несу­ще­го на сво­ей спине юно­шу, ухва­тив­ше­го пра­вой рукой быка за рога. Поим­ка свя­щен­но­го быка и куль­то­вые игры с быка­ми изо­бра­же­ны на извест­ном куб­ке из Вафио [1] (древ­ние Ами­к­лы в Лако­нии, где дол­го сохра­ня­лись следы ахей­ской куль­ту­ры)".

"Культ быка на Кри­те напо­ми­на­ет культ мед­ведя у обских остя­ков (ныне хан­тов), а так­же айнов и нивхов. Гор­ные айны, выда­вав­шие себя за потом­ков мед­ведя, живу­ще­го в горах, откарм­ли­ва­ли в тече­ние двух-трех лет свя­щен­но­го мед­ведя,  почи­тая его при этом как выс­шее боже­ство. Затем, после соот­вет­ст­ву­ю­щих обрядов, его уби­ва­ли, а мясо ели все участ­ни­ки мед­ве­жье­го празд­ни­ка. Непри­ня­тие уча­стия в тра­пе­зе было рав­но­силь­но экс­ком­му­ни­ка­ции, исклю­че­нию из общи­ны. Остав­ший­ся после тра­пезы череп мед­ведя дол­го слу­жил пред­ме­том покло­не­ния, так же как на миной­ском Кри­те череп быка."

"Отно­ся­щий­ся к Позд­не­ми­ной­ско­му II пери­о­ду трон­ный зал Кнос­ско­го двор­ца, с тща­тель­но укра­шен­ным камен­ным тро­ном, был пред­на­зна­чен, как про­ни­ца­тель­но заме­тил ещё Эванс, для рели­ги­оз­ных цере­мо­ний". Только вот интересно знать, какие это были церемонии - крито-минойские или греко-микенские? Ведь, как сообщает Википедия, "после гибели минойского Крита на остров переселяются греки-ахейцы, которые, в частности, заселяют и Кносс, перестраивая остатки минойского дворца под свои нужды. Так, в Кноссе появляется тронный зал". Если тронный зал "встроили" в кносский "дворец"-лабиринт греки-ахейцы, то, надо полагать, прежде там его не было. А если там не было тронного зала, то, значит, не было и никаких царей; легенда о Миносе появилась лишь с появлением тронного зала.

"Бас­сей­ну, позд­не­му по вре­ме­ни, пред­ше­ст­во­ва­ли более ран­ние, один из кото­рых был открыт в севе­ро-запад­ной части двор­ца. Такие же бас­сей­ны — пред­на­зна­чен­ные, оче­вид­но, для тех же целей — были откры­ты и в юго-восточ­ной части двор­ца, а так­же во двор­це в Фесте. Бас­сей­ны эти име­ют при­мер­но рав­ную вели­чи­ну, что так­же вряд ли может быть про­стой слу­чай­но­стью. Пол бас­сей­на, откры­то­го в севе­ро-запад­ной части Кнос­ско­го двор­ца, был усе­ян облом­ка­ми неболь­ших сосудов из-под мас­ла. Эти сосуды, по-види­мо­му, слу­жи­ли для цере­мо­нии ума­ще­ния, кото­рая мог­ла быть заклю­чи­тель­ной во всём ритуа­ле очи­ще­ния". - Об этом мы уже говорили, сравнивая аналогичные бассейны в Индо-Хараппской и Маргианской цивилизациях. Такие же ритуальные бассейны, но гораздо меньше размером, имелись и у древних иудеев, на подступах к Иерусалимскому храму. Всё это лишний раз подтверждает гипотезу, что кносский лабиринт был на самом деле храмом, а не царским дворцом.

синие дельфины
Синие дельфины - это, вообще говоря, не земные, а потусторонние дельфины, перевозчики душ в загробный мир.

"Миной­ские «двор­цы» в Кнос­се, Фесте, Мал­лии, Като Зак­ро одно­тип­ны, и это долж­но свиде­тель­ст­во­вать в поль­зу того, что они име­ли оди­на­ко­вое пред­на­зна­че­ние. Все они име­ют боль­шой цен­траль­ный двор (в Мал­лии — 50×22 м), пред­на­зна­чен­ный, по-види­мо­му, для свер­ше­ния глав­но­го риту­а­ла. Народ соби­рал­ся сюда на рели­ги­оз­ные празд­ни­ки, как спра­вед­ли­во пола­га­ет Пикар. <...> Миной­ские двор­цы не были при­спо­соб­ле­ны для посто­ян­но­го про­жи­ва­ния в них боль­ших масс людей, несмот­ря на их огром­ные раз­ме­ры. Ско­рее все­го, они были адми­ни­ст­ра­тив­но-куль­то­вы­ми цен­тра­ми. Огром­ные кла­до­вые Кнос­ско­го двор­ца с ёмко­стя­ми для зер­на, мас­ла и вина были рас­счи­та­ны не толь­ко (а может быть, и не столь­ко) на посто­ян­ных оби­та­те­лей, сколь­ко на мно­го­чис­лен­ных «гостей», соби­рав­ших­ся со все­го рай­о­на". - Как мы недавно узнали, и в трипольских протогородах люди не жили постоянно, но собирались туда со всей округи для проведения каких-то ритуалов и праздненств. И это говорит о духовном родстве минойской и трипольской культур.

"Культ Миной­ско­го Зев­са, бога в обра­зе быка, ока­зал­ся свя­зан­ным и с заупо­кой­ным куль­том миной­цев. В Толо­се A в Арха­нах, перед запе­ча­тан­ной две­рью в гроб­ни­цу, был най­ден череп быка — свя­щен­ный миной­ский сим­вол. Гроб­ни­ца в Мес­са­ре сохра­ни­ла нам харак­тер­ную вазу в фор­ме быка, у рогов кото­ро­го при­ле­пи­лась неболь­шая чело­ве­че­ская фигур­ка «акро­ба­та»  (как пишет Н. А. Сидо­ро­ва). Ско­рее все­го, одна­ко, это сим­вол души умер­ше­го". - Вполне даже логично. В таком случае, минойские игры с быком следует рассматривать в инициатическом ключе: актобатический прыжок через голову быка есть своего рода "смерть прежде смерти". Кто умрёт прежде прихода смерти, тот не умрёт, когда придёт смерть. Примерно такое выражение имеется у мистиков всех времён и народов [2].

-------------------------------------------------------------------------------------------
[1] Посередине стоят два быка, которые, повернув друг ко другу головы, как бы ведут между собой диалог. Справа от них изображён третий бык с опущенной головой, отделённый от основной сцены деревом. В другой части композиции мы видим фигуру человека, который держит веревку, привязанную к ноге четвёртого быка. Животное показывает свое недовольство мычанием и напряжённым движением головы.

Кубок из Вафио. Прорисовка

[2] «Если сможешь умереть прежде своей смерти, то не умрешь, когда будешь умирать», написанную на стене архондарика. Архонда́рик или фонда́рик (греч. αρχονταρικόν, от άρχοντας — аристократ, знатный человек) — приёмная комната для гостей в православном монастыре, также гостиница для паломников, где ведутся духовные беседы с ними. Источник.

Tags: Зевс, Крит
Subscribe

Posts from This Сommunity “Крит” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments