Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

И ещё о государстве.

scott-protiv-zerna«Против зерна» — третья книга американского антрополога и социолога Джеймса Скотта, опубликованная на русском (ранее выходили его работы «Благими намерениями государства» и «Искусство быть неподвластным»). Основная мысль всех трёх исследований неизменна: внегосударственные формы человеческих сообществ, которые цивилизованный мир всегда считал «варварскими», предпочтительнее жизни в границах государств, а письменная история чаще всего скрывает тот факт, что большинство людей тысячелетиями прекрасно обходилось без государственности.

Государство как протекционистский рэкет

Название работы Скотта — буквальное прочтение английского выражения against the grain, которое на русский обычно переводится идиомами наподобие «не по нутру» или «против шерсти». Этот смысл тоже заложен в содержание книги — все «благие намерения государства» Скотт априори считает посягательством на свободу человека, но в его прочтении истории первых государств формулировка «против зерна» наполняется предельной конкретикой. Дело в том, поясняет автор, что само появление и развитие государства неразрывно связано с выращиванием зерновых культур — пшеницы, просо, риса, кукурузы.

«Ключ к пониманию взаимосвязи государства и зерна кроется в том, что только злаки могли стать основой налогообложения: их урожай легко увидеть, поделить, оценить, хранить, транспортировать и „рационализировать”, — утверждает Скотт. — Другие культуры — бобовые, клубневые и крахмалоносные — обладают некоторыми, но не всеми из этих желанных для государства качеств. Чтобы оценить в полной мере уникальные качества злаков, нужно представить себя на месте древнего сборщика налогов, которого интересовали прежде всего простота и эффективность работы... „Надземное” одновременное вызревание зерновых обладает тем важнейшим преимуществом, что государственным сборщикам налогов легко оценить размер урожая и рассчитать взимаемые налоги. Эта особенность превращает пшеницу, ячмень, рис, просо и кукурузу в главные политические культуры».

Здесь Скотт фактически повторяет одну из главных мыслей своей книги «Искусство быть неподвластным»: охота и собирательство — деятельность гораздо более сложная, чем зерновое земледелие, а последнее куда сложнее монотонной работы на конвейере, очередного шага в сторону сужения перспективы и упрощения решаемых задач. «Как только Homo sapiens сделал судьбоносный шаг к сельскому хозяйству, он поступил в строгий монастырь, чьим настоятелем является требовательный генетический часовой механизм нескольких растений — в частности, в Месопотамии это пшеница и ячмень», — а это, в свою очередь, вело к появлению государства как организатора и надсмотрщика этого «монастыря».

Теория происхождения государства, которой придерживается Скотт, в целом не нова — это один из вариантов представления о государстве как об организованном рэкете. В этом случае государство оказывается либо охранным предприятием, оберегающим население преимущественно от самого себя и берущим за это плату в виде налогов, либо «стационарным бандитом», который приходит на смену ненасытному «бродячему бандиту», изымая у беззащитного населения только часть ресурсов, а не все сразу. Создание государства, подчеркивает Скотт, не было великодушным изобретением элит в интересах защиты зерновых запасов сообщества от грабителей — государство возникло как инструмент протекционистского рэкета победившей группы грабителей.

Паразиты зримые и незримые

Джеймс Скотт
Джеймс Скотт

Одна из базовых гипотез Скотта заключается в том, что на протяжении очень долгого времени привычного нам разграничения между земледельцами, скотоводами, охотниками и собирателями не было: там, где произошло одомашнивание растений и животных, люди поначалу успешно продолжали заниматься охотой и собирательством. Все достижения неолита — оседлость, земледелие, домашняя усадьба, орошение и города — существовали, подчеркивает исследователь, задолго до того, как мы обнаруживаем нечто похожее на государство в Месопотамии. Зачаточные формы государственности, по его мнению, возникли благодаря специфическому сочетанию запасов зерна со все более ограниченной в перемещении рабочей силой, которое сложилось в позднем неолите и стало объектом контроля и захвата. Это сочетание и было единственным материалом, подходившим для строительства государств, утверждает Скотт.

Описанные выше представления Скотта о государстве тоже, по большому счету, во многом развивают теорию Уильяма Макнила, который в книге об эпидемиях описывал не только микропаразитизм — воздействие болезнетворных организмов, невидимых нашему глазу, но и макропаразитизм — деятельность самого опасного хищника: человека. Как и в случае с болезнями, возбуждаемыми мирокпаразитами, появление государства как макропаразита было связано с фактором скученности людей на одной территории: первые государства возникли в речных долинах, окружённых территориями, малопригодными для жизни. Возникновение таких условий в Древней Месопотамии Скотт следом за немецким археологом Хансом Ниссеном связывает с климатическим фактором — установлением более засушливого климата, ускорившим концентрацию населения в «социальных клетках», как выразился бы Майкл Манн, ещё один сторонник подобной теории происхождения государства.

Бесславный конец бесписьменной истории

статуэтка

В «золотом веке» для «варваров» и безгосударственных народов в целом, который закончился лишь четыреста лет назад, было, по утверждению Скотта, «два глубоко печальных обстоятельства». Во-первых, «варвары» сами подорвали свою демографическую базу, ведь главным товаром, который они привозили в торгующие с ними государства, были представители тех же самых безгосударственных народов, которых продавали в рабство в государственных центрах. Тем самым «варвары» укрепляли ядро государств за счёт своих же собратьев.

Второй «печальный аспект» связан с первым: «варвары» охотно шли наёмниками в государственные армии, которые не только воевали друг с другом, но и подавляли восстания беспокойного населения, сокращая тем самым возможности бегства от государства. «Наёмники из числа варваров внесли не меньший вклад в строительство государств, чем в их грабёж, — признаёт Скотт на последних страницах своей книги. — Систематически пополняя рабочую силу государства рабами, а также защищая и расширяя его своей военной службой, варвары добровольно вырыли себе могилу».

Джеймс Скотт. Против зерна: глубинная история древнейших государств. М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2020. Перевод с английского Ирины Троцук. Содержание

Источник
Tags: государство
Subscribe

Posts from This Сommunity “государство” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments