Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

О Мокоши.

Григорий Базлов в своей монографии "Мокош" утверждает, что это вовсе не богиня, а - бог.

Приводя нижеследующее изображение,

mosika_901_00001

которое считается изображением богини, он говорит, что "широкополая одежда с раструбом внизу – это совсем не обязательно женское платье. На вышивке (да и на фотографиях) так же, почти как платье, выглядит кафтан – мужская одежда".

Крестьянин

Да, но автор совершенно упускает из виду, что к настоящему времени накоплены сотни, если не тысячи, артефактов, собранных археологами по всему миру, где чётко и недвусмысленно изображена богиня с поднятыми руками.

богиня

Magna Mater

Оранта

Археологический музей Ираклиона, Крит

Да и богиня, кормящая двух животных справа и слева от неё, тоже всем знакомый и легко угадываемый образ.

Астарта

Так что можно быть уверенным, что на каргопольской вышивке вверху изображана именно женщина, а не мужчина. Архетип - он и в Каргополье архетип. Архетипы коллективного бессознательного не имеют ни пространственных, ни временнЫх границ.

Далее автор высказывает вполне дельные мысли, и я приведу здесь целый пассаж о Матери-Земле.

"Действительно, - говорит Г. Базлов, - в славянской мифологии сохранились отчётливые следы неких женских божеств, функции которых неясны. Но наиболее заметным остаётся след почитания некоего женского божества, связанного с плодородием. Однако, опираясь на весь массив фольклорных текстов, можно увидеть, что оно везде называется Мать-Земля. И этим именем – Земля, – это существо очень даже сближено с Ветхозаветными преданиями о сотворении человека. Человек был сотворён из земли, это наша материальная (МАТериальная) часть, можно сказать, «таблица Менделеева», что вовсе и не противоречит современным представлениям науки о человеке. Мы же не только из души состоим, но и из тела. Бог же вдохнул в это материальное творение свой дух. Это именно то – Непостижимое, что и является человеческой душою и духом. В этом смысле нет особенных противоречий между христианскими представлениями о сотворении человека и реальным славянским язычеством. Бог – людям Отец, Земля – людям Мать.
Многими чертами Мать-Сыра Земля схожа с эллинской богиней Геей, которая также считалась прародительницей всего существующего на планете. Греческая богиня Гея – земля, также считалась супругой Урана – неба. Греки верили, что от этой четы произошли другие боги. Иногда даже – что все боги".

А затем автор высказывает свою концепцию, согласно которой Мокуш – это летающий змей, а не славянская богиня.

"Во время учёбы в Тверском государственном университете, в конце 1980-х – начале 1990-х гг., и потом в течение 10-ти лет работы преподавателем этнологии мы ежегодно системно проводили этнографические экспедиции по сёлам и деревням Тверской области для сбора этнографических материалов. Там мы коллекционировали предания о летающем огненном ỳже, огневом змее. И вот, – от людей, уверявших нас, что видели его живьём, (!) – мы узнали, что они называют его Мокуш, Мокаш. Показательно, что именно так зовут летающего дракона и литовцы - smakas. Smakas, в переводе на русский значит - "дракон, змей". Впервые это название встретилось в Молоковском районе Тверской области. Потом подтвердилось ещё несколько раз. Потом оно попалось в словаре Даля".

М. М. Веленцова в своей статье "Поверья о змеях и змееподобных демонах в словацкой традиции" пишет: "Практически по всей территории Словакии было распространено убеждение, что в каждом доме есть своя «домовая» змея (domaci had, hospodar, s(arY gazda, s(ary dedo), белая, как молоко. Постоянное присутствие домовой змеи в доме (а также практическая польза от неё - уничтожение мышей и лягушек) способствовали отождествлению ее с хранительницей дома и семьи. Видимо,общая идея обеспечения богатства и благополучия дома конкретизировалась в идее о реальном приносе змеи ­ подобным помощником - зерна, молока, денег; следующим этапом было рассуждение об источнике этих приносимых благ и утверждение в мысли, что они украдены у других (в духе народного понимания того , что ничто не появляется ниоткуда и не исчезает в никуда). При однозначно отрицательной оценке кражи как способа обогащения домовой дух неминуемо должен был превратиться в демона, чёрта. На другом полюсе подобных размышлений - магия получения такого демона-обогатителя, целенаправленного «выведения», «вынашивания» его при соблюдении целого ряда условий.

Архаические славянские имена демона-обогатителя указывают на его змеиную природу: словац. zmok, zmak, cmoch, чеш. zmek, gen. ст.-чеш. zemka, морав. smok, cmok, tmok, zmok, пол. smok, cmok, cmuk, бел. cmok, болг. smok, рус. smok 'змея'; из славянского - и лит. smakas 'дракон' (Machek 2010: 717).

Это гетероморфное существо, чаще всего имеющее вид мокрого чёрного цыпленка (народно-этимологическое сближение zmok со словом zmoknuty 'мокрый'). Его присутствие в доме было гарантией процветания. Хозяину он носил деньги, зерно и другие богатства, выполнял любое желание хозяина. Получить его мог человек, который носил под левой подмышкой 7 (9, 13, 40 дней, 6 месяцев) первое (или по­следнее) яйцо от черной курицы (черного или 7-летнего петуха), при этом ему запрещалось спать, разговаривать, ходить в костел, молиться и умываться, пока цыпленок не выведется. Некоторые считали, что это было воплощение самого черта, которому хозяин должен был кровью подписать договор, что его душа после смерти попадёт в ад.

Zmok и zmak - черный мокрый цыпленок, который много ест и таскает много денег. Пока он сам от работы не надорвется и не лопнет, избавиться от него невозможно. Иногда появляется в виде огнен­ной цепи, спускается в дом через трубу и приносит деньги (Dobsinsky 1880: 117).

Словацкий змок в виде цыпленка-обогатителя практически не имеет змеиных признаков, кроме имени. Его змеиная природа раскрывается через ипостась змея-любовника - хоть этот персонаж в целом для словацкой традиции не характерен.

В нарративах из Восточной Словакии о змоке рассказывали , что днем он сушился за печью, а ночью превращался в существо противоположного пола по отношению к своему хозяину, который должен был с ним спать (села долины Горнада, окр. Попрад, в.­ словац. - Michalek 1989: 283).

В Западной Словакии дух-обогатетель rarasek, или zmok, посещал сельских ведьм в виде огненной цепи (iiariva ret'az), шара (ohniva gul'a) или огненного змея (ohnivy had), он влетал в трубу для сексуального общения с ними и носил деньги; ведьмы должны были во всем его слушаться, потому что он давал им сверхъестественную силу (обл. Белых Карпат, з.-словац. -  Buzekova 2009: 38).

В Средней Словакии верили, что змок может превратиться в мужчину или в женщину; если превратится в женщину, с ним должен спать мужчина, а если в мужчину - то женщина (Шумьяц, окр. Брезно, ср.-словац. - АТ UEt, С. 168). Змок, приносящий богатство, мог выглядеть как огненная цепь, как курица и как черт. Рассказывали, что он летал к одной женщине и мучил ее, отчего она очень похудела; спас ее муж, поймавший демона и закрывший его в бочке (Ладзаны, окр. Зволен, ср.-словац. - АТ UEt, С.803)".

Как видим, этот смок или змок - существо из народной демонологии, причём, судя по всему, довольно позднего происхождения. Но интересна здесь связь zmok со словом zmoknuty 'мокрый'. Как я уже здесь писал, в имени Мокошь мне подозревается мокрая лягушка.

Григорий Базлов, однако, считает, что на нашего «мокоша» более всего похож птерозавр Sharovipteryx (Шаровиптерикс), ранняя планирующая рептилия.

Рисунок1

И далее Г. Базлов пишет: "В нашем распоряжении есть свидетельство времён царя – Петра первого. Вот что писал Николай Щегольников в своей книге «Исторические сведения о городе Арзамасе», изданной в 1911 году, ссылаясь на архивные материалы:

«Лета 1719 июня 4 дня была в уезде буря великая, и смерч и град, и многие скоты и всякая живность погибли. И упал с неба змий, Божьим гневом опалённый, и смердел отвратно. И помня Указ Божьей милостью Государя нашего Всероссийского Петра Алексеевича от лета 1718 о Куншткаморе и сбору для ея диковин разных, монструзов и уродов всяких, каменьев небесных, и прочих чудес, змия сего бросили в бочку с крепким двойным вином…». Подписана бумага земским комиссаром Василием Штыковым.

(…) В длину сей монструз от пасти до конца (хвоста) спалённого в десять аршин и пять вершков (примерно 7,5 метра), и зубья в пасти той яко у щуки, но более того и кривые, а спереди ещё более в два вершка (почти 9 сантиметров), а крылья яко у нетопыря (летучей мыши) кожаные, и одно крыло от хребта змиева длиной аж в девять аршин и десять вершков (почти 7 метров), а хвост зело длинен уж в четыре аршина и пять вершков (3 метра), а лапы голые с когтями яко у орла и более, и лапы на крыльях четырехперстные с когтями ж, а глаза блёклы, но весьма свирепы
».

Перед нами подробное описание реликтового животного, которое было удальцами заспиртовано, законсервировано в водку, но по какой-то причине не доехало до музея. Жаль", - сокрушается Базлов.

Да, уж... Вот и с Алёшенькой из Кыштыма та же история случилась: везли его, да не довезли...

Птерозавры - это, конечно, полная чепуха. Гораздо интереснее описания «огненного змея» в виде огненного шара. Мой отец рассказывал, что однажды за ним такой шар летел. "Случается, – пылающий шар и змею объединяют в одно целое: «Змей летал, как огненный шар» (Бежецкий р-н, д. Поречье). Весьма частой чертой «огненного змея» является корона, венец или гребень: «с красным гребнем, как петун» (Сандовский р-н, д. Макаровское)." И вот, пожалуй, самое интересное: "Повсеместно сообщают, что «мокоши» часто охраняли посевы." Пылающие шары над посевами... Ничего это не напоминает?



"Обозначение последней горсти колосьев « Велесу на бородку » известно только русским; у западных и южных славян его нет. У югославов сохранилось выражение «божья борода», но имя бога уже забыто. Пучок колосьев оставляли на поле, предварительно завязав его узлом. Обращает на себя внимание и то, что узлы, петли, извивы, зигзаги, «вилюшки» – это устойчивый семиотический атрибут змеиного царства".

Вот ещё одно интересное свидетельство от автора: "Есть и некоторые зловещие предания, касающиеся Мокуша. Рассказывают, что он умеет оборачиваться в кого угодно и, пользуясь этой своей способностью, навещает вдов или девок в образе их умерших любимых. Иногда уверяют, что связь эта не доводит до добра, потому что избранница летающего змея начинает сохнуть и от такой любви однажды неизменно умирает. Однако тут не все так просто. В ранних пластах русской мифологии мы находим прямо противоположное, – что от связи летающего змея с человеческой женщиной прежде родились богатыри. Мать же их оставалась живой и здоровой. Так появились на свет, например, такие известные былинные герои, как Вольга и Тугарин Змеевич. Оба они унаследовали от отцов способность к оборотничеству и умели летать. Массу подобных легенд помнят на Балканах".

Ну да, и про Александра Македонского, в своё время, рассказывали, будто он был зачат от змея. Сохранились свидетельства, что змеи спали в кровати его матери Олимпиады. Говорят, её муж однажды увидел её спящую со змеёй и эта картина внушила ему такое отвращение, что он с тех пор больше никогда не ложился в постель своей жены.

И в заключение автор пишет: "Хотя теперь нам и стало известно, как выглядит Мокош, что он напоминает «скотьего бога» Велеса, но о самом этом персонаже, как о славянском языческом божестве, мы не знаем почти ничего. Подытоживая, скажем, что мокош, мокошь – это название легендарного змеиного народа. Мокош, с маленькой буквы – это отдельный представитель змеиного народа – отдельный дракон. Мокош, написанный с большой буквы – это царь мокоши по имени Велес. Он не является «матерью богов», и хотя вероятно, что в мифах были мокоши и женского пола, но у царя мокоши – Велеса, пол мужской.

Велес и Мокош, как мы полагаем, это один и тот же персонаж. Мы считаем, что Мокош и Велес – это разные имена одного и того же славянского бога. То есть, Велес – дракон. Культ Велеса был чрезвычайно распространён, а позиция этого бога была необычайно велика и значима в славянской религии. Его не могло не быть в Пантеоне!

«Начал княжить Владимир в Киеве единолично. И поставил идолы на холме вне двора теремного: Перуна деревянного, а глава его серебряна, а ус злат, и Хорса, Дажьбога, и Стрибога, и Семаргла, и Макошь, И принесли им жертвы, называя их богами,…».

Для современников было очевидно, что Мокош и Велес – одно и то же. Летописец Нестор не стал нужным пояснять, что это одно существо, – не было необходимости, всем было понятно.

Имя «Волос», по нашему мнению, обозначает – «подобный волосу, нити, верёвке», то есть – вытянутый, волосообразный. Похожим образом произошло и слово «уж», от древнерусского - «гуж», что значит - «верёвка» или «змея». Так же, из-за внешнего сходства с волосом, длинным и змеевидным, по нашему мнению, появилось имя крылатого змея, дракона – бога Волоса-Велеса. Вероятно, что у его двойника – сказочного подземного повелителя Вия, имя образовано так же. От «вить», «извиваться»."
Tags: Мокошь, змеи
Subscribe

Posts from This Сommunity “Мокошь” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments