Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Category:

Таммуз и Иштар.

(В продолжение записи О религии Месопотамии. Думузи-Таммуз и Инанна-Иштар)

Стивен Лэнгдон в своей монографии "Таммуз и Иштар" (М: «Касталия», 2019) причисляет Таммуза к хорошо известным типам умирающего сына Матери-Земли - египетскому Осирису, финикийскому и греческому Адонису, фригийскому Аттису.

Это был культ смерти и воскресения. Иезекииль рассказывает нам, что плач по Таммузу практиковался в храме в Иерусалиме в начале шестого столетия до н.э. (Иез., Vlll:14), и это почитание, вероятно, было известно и практиковалось по всей западной Азии.

Само имя шумерское и означает «преданный сын». Но культ, очевидно, зародился гораздо раньше 3000 г. до н. э., то есть ещё до появления шумеров в Междуречье.

Дальше идут две довольно бестолковые и путанные фразы:

"Шумеро-вавилонская теология покоится на теории эманаций; прежде чем возникли порядки богов, прежде чем сложная теология эманаций предоставила религии обширный пантеон ( в котором доминировал мужской элемент), порождающие силы земли дали доисторическим временам божество бесполое, породившее само себя (в котором доминировал женский элемент).

Поскольку почитание богини-матери и её сына, очевидно, образует самый ранний элемент в человеческой религии, во всяком случае, в шумерской религии, мы должны заключить, что, как утверждает книга Бытия, человек начал поклоняться Богу и основал социальное государство в Месопотамии".

Есть серьёзные основания полагать, что первым божеством, почитавшимся у этого древнейшего народа, была Мать-Земля под особым именем «Богиня виноградной лозы».

Uеремония, известная как ежегодный плач по Таммузу, точно проходила в середине лета, и, вероятно, продолжалась в месяц, изначально известный как месяц празднества Таммуза.

Как в Библе почитатели Адониса совершали своё служение в храме Астарты, так и в Вавилонии центральный культ Таммуза был привязан к храму Иннини, богини-матери в Эрехе. Этот знаменитый храм, центр культа девственной матери из самой отдалённой древности, назывался Эанна, «дом небес», поскольку богиня-мать считалась женским аспектом первопринципа аn, «небес».

Характерна для этого поклонения фигура одинокой матери, странствующей по бесплодным полям, по опустевшим овчарням, или сидящей в сво`м храме, оплакивая утраченного сына и любовника. Люди тоже принимают участие в этом горестном служении:

О далеко ушедшем идёт стенание,
Ах, мой ребёнок, далеко ушедший,
Мой Даму, далеко ушедший,
Помазывающий меня, далеко ушедший.
О священном кедре, где мать родила его,
В Эанне, высоком и низком, стоит плач,
Плач по дому господина они поднимают.
Плач по растениям, первое стенание - «они не растут».
Плач стоит по ячменю; колосья его не растут.
О жилищах и стадах этот плач; в них нет приплода.
О гибнущих женатых и гибнущих детях этот плач; темноголовые люди не плодятся.
Плач по великой реке; она больше не приносит наводнения.
Плач по полям людским; gunu больше не растёт.
Плач по рыбным прудам; рыба dasuhur больше не разводится.
Плач по зарослям сахарного тростника; павшие стебли больше не растут.
Плач по лесам; тамариски не растут.
Плач по высокогорьям; деревья masgam не растут.
Плач по садовому амбару; мёд и вино не получаются.
Плач по лугам: щедрость сада, растения sihlu больше не растут.
Плач по дворцу; нет больше долгой жизни
.

Вполне вероятно, что на этой службе, которую посещали горюющие мужчины и женщины, которые молились и постились, совершалась загадочная пантомима. Деревянную фигурку умирающего бога, вероятно, помещали в ялик и пускали по водам Евфрата или Тигра, в точности как в Египте образ Осириса отпускали в море. Когда фигурка бога исчезала в волнах, считалось, что он переходит в подземный мир и достигает мирного существования после боли смерти. Животная и растительная жизнь прекращались. Отрывки в литургиях указывают на этот спуск под воду:

Яростное наводнение утопило его, того, кто отправился в нижний мир.

Богиня-мать обращается к демону Аида, который, как считается, перенёс её любовника и сына в Аид:

В Араллу, на равнину ада пришла она,
«Громко кричащий, демон gallu, почему он бросил меня?
О gallu, господин опустошения, почему ты забрал его?
В наводнении на берегу Евфрата, почему ты забрал его?»


«В утопшем зерне лежит он», - говорит одна литургия. Бог зерна умер, и мы читаем у некоторых арабских писателей (которые описывают культ Таммуза в Харране в средние века), что в период плача женщины не ели зерно и не мололи его, ведь это тело Таммуза.

Бог, который исчез, был назван пастухом, который оставил своих овец, и литании описывают пастухов овец, сидящих в горе и плачущих по Таммузу. Вот один поразительный отрывок:

Зачем они сразили его с равнин?
Пастуха,
Мудреца,
Человека горестей зачем они сразили?
Госпожа виноградной лозы с овцами и телятами томится.
Господь-пастырь стад не жив больше,
Муж небесной царицы не жив больше,
Хозяин загонов для скота не жив больше .
. . . . . . . . .
Когда он покоится, овцы и ягнята тоже покоятся,
Когда он покоится, козы и козлята тоже покоятся
.

Было отмечено, что один из основных актов в мистерии этого культа - поиск богиней-матерью своего утраченного сына и любовника. Литургии описывают, как она выходит иэ своего чертога в Эанне и ищет по миру Таммуза:

Чистая дева поспешила из тёмного чертога.
Не в потопе ты лежишь, не в урагане ты лежишь.
Не как дитя в затонувшей лодке ты лежишь.
Не как выросший великим в затонувшем зерне ты лежишь.
Не в молнии и вихре ты лежишь.
В полях о брате, в его полях рыдала она с другими.
О брате Таммузе на его поле рыдала она с другими.
Араллу схватил его.
Страдающий, мой герой, мудрец земли.
Моего героя, восстающего из океана, давайте оплачем.
О могучем герое, играющем на флейте, о брате на его поле рыдала она.
Они забрали; куда они забрали?
Куда они забрали? Пустынная земля забрала.
Наводнение забрало Таммуза.
Ama-usugal-ana он забрал.
Сияющий океан на твою погибель забрал тебя.
Сияющий океан забрал тебя, ибо такова судьба.
Он перенёс, потоп перенёс, потоп перенёс, потоп утащил тебя в Аид
.

Значительная часть официальной литургии посвящена спуску Иннини в Аид с целью найти Таммуза. Спуск Иннини и её спор с царицей Араллу за обладание юным богом отражён в греческой истории о богине земли Деметре, которая спорила с Плутоном за обладание дочерью Персефоной. Наши литургии описывают, как странствующую богиню приветствует стражник у ворот подземного мира:

О Иннини, не ходи; царицу великого дома
Не следует тебе знать; и не следует входить.
Не следует спешить вперёд, не следует знать.
О Иннини, не следует тебе знать, не следует тебе входить.
Не следует тебе знать; увидев, ты узнаешь.
Но дева пошла, во тьму пошла.
«Uарица я» (сказала она); дева пошла, во тьму пошла.
К схваченному, к возлюбленному не следует ей идти, во тьму идти.
В месте запустения среди голодных не следует ей сидеть
.

В древнейших вавилонских молитвах царица нижнего мира в мифе не фигурирует. Препятствием для возвращения господина плодородия была скорее трудность пробудить его от глубокого сна, в который впадают души мёртвых. В литургиях почитатели возвращаются к рефрену: «Он спит, господин жизни спит». Следующие отрывки из официальных литургий продемонстрируют усилия богини вызвать возвращение Таммуза [1]. Они взяты из той части литургии, которая описывает переживания богини в Араллу.

О странник, странник, брат мой странник.
В полях Араллу, странник, мой брат странник.

. . . . . . . . .
Истинно, истинно палящий жар уничтожает душу жизни.
... в подземное место упокоения она вошла,
Села перед ним. «Овца и ягнёнок,
Ягнёнок и овца, смотри, рассеяны.
Восстань, пойдём отсюда».
Пастух говорил сестре своей:
«Сестра моя, смотри! Ягнёнок не находит своей матери».
. . . . . . . . .
Его сестра, чьё сердце не на месте, даёт ответ.
. . . . . . . . .
«Сжалься, брат мой; о Зулуммара, почему ты не встаёшь.
Кто будет вызывать наводнения?»


Особенность вавилонской версии этого мифа - это роль, которую в стенании играют семь демонов, помогающих богине в её усилиях пробудить Таммуза от сна смерти.

Маленькие демоны и большие громко плакали.
Демоны и их спутники громко плакали.
«Наш героический господин, который был унесён, не бросай нас
Таммуз, наш господин, который был унесён, не бросай нас
В пустынной земле мы будем служить тебе.
Господин пустынной земли ты, усмирись, восстань!
Диким козлам бесплодной земли мы вернём мир.
Господин диких козлов бесплодной земли ты, усмирись, восстань!»


Наконец, Таммуз пробуждается от сна смерти. Литургии не описывают восхождение в верхний мир, но тут же переходят к крещендо, возвещению, что господин воскрес. Его мать возвращается в мир, неся молодого бога на своей груди:

Иннини плакала своим служанкам;
«На небесах свет, на земле свет».
Превознёсся он, превознёсся, превознёсся господин.
Превознёсся он, превознёсся; мир может вернуться ко мне».


Одна из литургий завершает службу следующими прекрасными строками, которые, взятые не требуют комментария:

В Эрехе покоятся его кирпичные стены; на Эрех бросает он преданный взгляд.
Финики вырастают большими; на равнинах деревья расцветают.
Здесь храбрый в (его) лодке спустился, из Аида поспешил.
Святой муж небесной царицы в лодке спустился, из Аида поспешил.
Где не было травы, едят траву.
Где не было воды, пьют воду.
Где загонов для скота не было, построены загоны для скота
.

В общем, - скажу я в заключение, - смысл в том, что без любви ничего не растёт и не живёт.

Афродита и Таммуз
Антонио Канова Venus and Adonis

-------------------------------------------------------------------------------
[1] Вся эта картина чем-то напоминает мне сестрицу Алёнушку, оплакивающию своего непослушного братца Иванушку.

Алёнушка у пруда
Tags: Иштар, Месопотамия, любовь
Subscribe

Posts from This Сommunity “Месопотамия” Tag

  • О нелёгком труде хлебороба.

    М. Б. Медникова в своей монографии " Биоархеология детства в контексте раннеземледельческих культур Балкан, Кавказа и Ближнего Востока"…

  • Община и государство в древней Ларсе.

    Н. В. Козырева в своей монографии "Древняя Ларса. Очерки хозяйственной жизни" (М., 1988. С. 28-29) пишет: "Из того, что только часть…

  • Исход из родовой жизни.

    "Важно обратить внимание на то, что Яхве постоянно требует от своего народа, чтобы он выходил из того места, где был укоренён в родовой жизни:…

  • Дж. Мелларт о халафской культуре.

    В продолжение записи Немного о халафской культуре. " Халафская культура была особенно мощным образованием, не имевшим ничего общего с…

  • Немного о халафской культуре.

    Немногие наверное слышали название деревушки Тель Халаф, расположенной в сирийском Курдистане, в паре сотен метров от железной дороги, разделяющей…

  • Немного о самаррской культуре.

    Керамическая чаша с изображением движущихся рыб, птиц и свастики. Самаррская культура. V тыс. до н. э. Самаррская культура. V тыс. до н. э.…

  • "Глазные идолы".

    Продолжим тему "глазных идолов", начатую в статье О связях между Иберией и Сирией в эпоху неолита. "Глазные идолы" Телль-Брака…

  • Мифология на "изломе" матриархата.

    В целом, шумерская мифология напоминает эллинскую. У древних греков было представление о том, что три брата - Зевс, Посейдон и Аид - поделили между…

  • Энлиль и Нинлиль.

    Бог Энлиль. Господин небесных энергий ( Эн – это «господин», «князь». А лиль – это «гроза»,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments