Хрестьянин (ltraditionalist) wrote in holy_matriarchy,
Хрестьянин
ltraditionalist
holy_matriarchy

Categories:

Немного о ликийцах.

"По свидетельству Геродота (История, I, 173), ликийцы называли своих детей не по отцу, как эллины, а исключительно по матери, отмечали во всех своих родословиях лишь предков по материнской линии и судили об общественном положении ребёнка исключительно по его матери. Николай Дамасский дополняет эти известия, отмечая исключительное право наследования дочерей, которое он возводит к ликийскому обычному праву — неписаному, то есть, по определению Сократа, данному самим божеством" (И. Бахофен. Материнское право).

Ликия

Ряд историков отождествляет ликийцев с термилами — переселенцами с Крита. Но, я считаю, это не столь важно, кто куда переселился - критяне в Анатолию или, наоборот, жители Анатолии на Крит, так как примерно 5 тыс. лет до н. э. имела место быть единая культурная (а может быть и единая культурно-лингвистическая [1]) общность от среднего течения Дуная до долины реки Инд. Собственно, то, что застал и описал Геродот, было "осколками" той самой общности.

"В ликийских надписях почётное положение ликийской женщины не вызывает сомнений. В ряде случаев жена сама сооружает гробницу и высекает на ней надпись для себя, для живущего с нею мужа и своих детей. Нам кажется, - говорит К. М. Колобова, - что в тех случаях, когда заботу о месте вечного погребения берёт на себя не муж, но жена, не жена входит в дом мужа, но муж в дом жены.

В одной из надписей свёкор допускает жену своего сына покоиться в гробнице при том условии, если она не расторгнет своего брака с его сыном. Следовательно, женщина в Ликии могла оставлять мужа по собственному желанию.
В некоторых случаях гробница сооружается для брата матери; в числе лиц, которым разрешено покоиться в гробнице, мы находим наряду с женой и сестру жены, мать жены, мать мужа и мужа дочери, молочную сестру жены вместе с её мужем, детей жены и т. д.

В одной надписи на ликийском языке гробница сооружена для брата матери и перечислены, по-видимому, предки по материнской линии. В другом случае некий Порпак, посвящая Аполлону статую, упоминает сначала имя своего отца Θρΰφις и затем дядю по матери, Пуриматеса; он сообщает далее имя жены (по-видимому, армянки), Тисевсембры, и затем имя её дяди по матери, гражданина Прианобада из дема Тлои.

Порпак и его жена перечислением материнского рода стараются подчеркнуть свои права на ликийское гражданство, поскольку, по свидетельству Геродота, гражданские права наследовались по линии материнского родства".

mosika_901_00001

"В Ликии уже и во времена Геродота не было матриархата, и большая часть ликийцев жила моногамными семьями с преобладающим отцовским правом. Но в отдельных родах исконной ликийской землевладельческой знати были законсервированы элементы матернитета в целях, может быть, в первую очередь экономических: ни сын, ни дочь не выходят из данного рода и, таким образом, сохраняют богатство рода как единого экономического целого. Первоначально этим целям служили внутриродовые браки двоюродных братьев и сестёр; позже это было распространено и на всех входящих извне путём брака в данный род.

Таким образом, за женским потомством данного рода сохранялась привилегия передачи детям наследственных прав своего рода. В дальнейшем процессе развития патриархальных отношений эти пережитки матриархата в среде ликийской знати были законсервированы как определённая политическая привилегия, как признак особой древности и знатности данного рода. Тем самым матрилинейный счёт родства, присвоенный только определённым кругам женщин, стал служить демаркационной линией между исконной знатью и демосом, из которого позже выделилась знать патриархального типа.
Нам кажется, - говорит К. М. Колобова, - что указание Геродота на наличие в Ликии 80 исконных ликийских семей, т. е. на существование 80 семейств исконной ликийской знати, имеет непосредственное отношение к его сообщению о ликийском матриархате. Условно говоря, в этих 80 семьях и сохранились пережитки материнского счёта родства, отличающие их от чужеземцев, «утверждающих, что они из числа ликийцев».

Аналогию сообщению Геродота мы находим в сообщении Полибия о матернитете потомков 100 семейств италийских локров. Наследственная знать этих локров, ограниченная пределами 100 семей, вела своё происхождение от женщин и соблюдала материнский счёт родства, в то время как остальные их сограждане жили по нормам патриархального счёта родства".

"Наряду с греко-римским приматом отцовства, - далее продолжает И. Бахофен, - здесь заявляет о себе иное семейное право, диаметрально противоположное ему как в своём основании, так и по внешней форме. Сопоставляя оба этих начала, мы сможем ещё ярче высветить своеобразные черты каждого из них. Подтверждением этой концепции послужило открытие родственных представлений у иных народов. Так, исключительному праву наследования дочерей, закреплённому ликийским законом, соответствует столь же исключительная обязанность содержания дочерьми престарелых родителей, предусмотренная египетским обычаем, как об этом свидетельствует Диодор [2]. И если такое правило, по всей видимости, лишь дополняет устройство системы ликийского права, то сохранившееся у Страбона (География III, 4,) известие о кантабрах ведёт нас ещё дальше, к новому следствию всё того же фундаментального представления: к обязанности сестёр наделять своих братьев имуществом и приданым. Но если все эти черты объединяются общей идей, то из них, сверх того, может быть сделан и самый общий вывод: они обосновывают убеждение, что материнское право — это достояние не какого-то отдельного народа, а определённой культурной ступени. Материнское право относится к более раннему культурному периоду, чем система, построенная на примате отцовства, и с победоносным утверждением последней полный и ничем не ограниченный расцвет материнского права начинает клониться к упадку. В соответствии с этим суждением формы гинекократического уклада проявляются, главным образом, у племён, противостоящих эллинским народам как старшее поколение; они являются существенным элементом той первобытной культуры, чей оригинальный облик столь же тесно связан с первенством материнства, как эллинская культура — с главенством отцовства. Эти основные положения, основанные на малом количестве фактов, в ходе дальнейшего исследования приобретут непреложную достоверность благодаря всё возрастающему притоку многочисленных свидетельств. Если локры приведут нас к лелегам, то вскоре за ними последуют карийцы, этолийцы, кавконы, аркадцы, эпейцы, минийцы, телебои, — и у всех у них материнское право и покоящаяся на нём цивилизация выступят в немалом разнообразии конкретных особенностей".

-------------------------------------------------------------------------
[1] Словарь Сундваля наглядно иллюстрирует несомненное языковое родство населения Лидии, Карии, Ликии, Памфилии, Писидии, Исаврии, Ликаонии и Киликии.

[2] Это свидетельство приводится не у Диодора, а у Геродота (История, II, 35). — Примеч. перев.
Tags: Анатолия, ликийцы, матрилинейность
Subscribe

Posts from This Сommunity “ликийцы” Tag

  • Немного о ликийцах (2).

    Говоря о ликийцах, надо прежде всего иметь в виду, что Анатолия в своё время являлась центром высокоразвитых земледельческих культур и…

  • О "столпе" Симеона Столпника.

    Симео́н Сто́лпник (около 390 — 2 сентября 459) — сирийский христианский монах, основоположник новой формы аскезы — столпничества.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments